Вирсаладзе. Художественная культура — Часть 9


 

Намечается здесь и динамика цвета, которая станет столь типичной для зрелого творчества Вирсаладзе. Спектакль открывается светлой картиной танца девушек, в которой преобладают спокойные тона, синие и белые одежды. А по мере усиления драматической напряженности действия «все больше вводится в костюмы черного; черная черкеска Джарджи оторачивается алым; резко контрастируют в танце двух соперников Джарджи и Заала - черное и белое. Как ночные бабочки, мечутся в сумраке белые тени женщин, склоняющихся над убитыми. Черная шеренга танцовщиков прорезывается багровым отсветом зарева, рождая ощущение тревоги, нарастающего драматизма...».

В сравнении с другими балетными спектаклями тех лет (В. Дмитриева, М. Бобышова), декорации Вирсаладзе отличались скромностью, не претендуя ни на натуральную достоверность, ни на пышность и великолепие. Но поэтическое начало выражено в них, пожалуй, сильнее. В «Лауренсии» художник тоже стремится создать образ не столько исторически подлинный, сколько романтически-приподнятый. Он придает истории легендарный характер. Здесь, вероятно, сказались, быть может подсознательно, впечатления, полученные Вирсаладзе от спектакля «Овечий источник» в постановке Марджанишвили, который он видел в Тбилиси в ранней юности. Ведь именно пьеса Лопе де Вега легла в основу балета «Лауренсия». И музыка А. Крейна в этом балете пронизана эмоциональным пафосом.

Драматическая напряженность

Два мира - народный и феодальный, - находящиеся в остром, непримиримом столкновении, раскрываются в этом спектакле. И Вирсаладзе в своих декорациях дает их образное выражение.

В пейзажных картинах «Лауренсии» сказался опыт художника, воспроизводившего ранее горную природу Грузии. Народный мир этого спектакля светел, но грозен. В первом акте мы видим деревенский пейзаж. Домики крестьянского селения амфитеатром расположились на уступах скал, изображенных на заднем плане. Эти простые глинобитные строения с маленькими окошками в массе своей вызывают ассоциации с крепостью, напоминают о неодолимой силе народа. И мрачным пятном высятся ворота замка, сложенного из холодного серого камня. «Во второй картине неслышно струился ручей, раскаленный воздух не шевелил тяжелую жесткую листву вековых деревьев, и на этом мирном фоне стягивались в крепкий драматический узел нити конфликта: народ впервые ожесточался против командора. В третьей картине грозовой закат бросал отблески на свадебное торжество; постепенно надвигалась душная, зловещая атмосфера. Этот закат как нельзя более гармонировал с трагическим финалом праздника, он будто предвещал зарево костров, разведенных посреди замка командора в последней, четвертой картине спектакля».

Костюмы «Лауренсии» сочетали историческую характерность с «балетностью». Они напоминали национальные испанские одежды (крестьян и аристократов). Но бытовые костюмы облегчались, их крой подчинялся задачам танца. Одеяния массы были даны без индивидуальных различий персонажей ради единства хореографического образа. В декорациях к «Ашик-Керибу» проявилось возросшее живописное мастерство Вирсаладзе.

Два мира - народный и феодальный

В постоянной экспозиции музея Малого оперного театра, развернутой в его фойе, до сих пор сохраняется макет первой картины второго акта. Он изображает комнату героини, в которую к ней сначала приходят подруги, а затем тайком пробирается ее возлюбленный Ашик-Кериб. На сцене почти ничего нет: стены сакли, дверь, легкие драпировки, ниша в стене, тахта с несколькими подушками. Но поражает удивительная легкость самой живописи. Стены расписаны голубой акварелью чистого, светлого тона столь легко и прозрачно, что через краску просвечивает картон. Общий колорит голубой с элементами черного, серебра и золота в росписях стен и драпировок.

Дымчатые занавески, костюмы, выполненные в перламутровой гамме, дополняют цветовую картину. Вся декорация словно овеяна легким поэтическим дыханием. Немыслимо представить себе этот интерьер комнатой юноши или пожилой четы. Это именно комната девушки, светлая и нежная, как она сама. Изобразительное решение при всей его немногословности конкретно. И обо всем здесь сказано специфическим языком живописи, самой ее фактурой и цветовым строем. Но, пожалуй, кульминацией предвоенного творчества Вирсаладзе стало его оформление оперы Верди «Фальстаф», поставленной Э. Капланом. С этим режиссером художника потом свяжет прочная творческая дружба, вместе с ним он создаст немало ярких спектаклей. Плодотворным оказалось и начало их сотрудничества.

Дымчатые занавески

В сравнении со всеми созданными ранее, «Фальстаф» - наиболее содержательная работа Вирсаладзе. И это не случайно. Ведь в основе оперы Верди - драма Шекспира. В истории музыки трудно найти другое произведение, которое, оставаясь в рамках жанра комической оперы (при этом по существу, а не только по названию), содержало бы столь значительные образы и глубокие лирико-поэтические обобщения, отличалось бы таким психологическим богатством.

Не случайным было и обращение к этой опере. В 30-е годы в нашей стране происходил своеобразный «ренессанс» Шекспира. Великий английский драматург оказался удивительно современным, созвучным нашему времени своим гуманизмом, а потому как бы заново открытым и обретшим новую жизнь. Удельный вес драматургии Шекспира в репертуаре театров стал очень значителен. С творчеством Шекспира связаны многие спектакли, этапные в развитии нашей театральной культуры. Естественно поэтому, что в 30-е годы почти не было крупных декораторов, в деятельности которых Шекспир не сыграл бы существенной роли. Можно вспомнить «Много шума из ничего» Рындина, «Двенадцатую ночь» Фаворского, «Укрощение строптивой» Шифрина, «Короля Лира» и «Ричарда III» Тышлера, «Ромео и Джульетту» Вильямса и другие. В этом же ряду находится и «Фальстаф» Вирсаладзе. Глубокая и оригинальная трактовка оперы режиссером Капланом утверждала жизнелюбие и гуманизм, воспевала поэзию и красоту человеческих отношений. Все это определило и направление работы художника. Действие оперы происходит в Англии XVI века. Место действия - улица и кабачок, сад и интерьер богатого аристократического дома, пригородный лес. Вирсаладзе ни в чем не погрешил против исторической правды, не внес никаких фальшивых нот в передачу стиля эпохи. Но историческая достоверность не составляет его цели. Не стремится он здесь и к стилизации, хотя интерьерные сцены в его решении отчасти напоминают английские эстампы того времени.

Идейно-образные концепции

Воплощая свои идейно-образные концепции, они создают работы, приобретающие значение высокого, подлинного творчества, могущие доставить огромное эстетическое наслаждение. При этом театральные художники нередко оказываются на передовой линии современного искусства, развивают его прогрессивные принципы и создают произведения, имеющие существенное значение для всей художественной культуры в целом. Так было, например, в русском искусстве конца XIX - начала XX века, когда театру отдали дань едва ли не все ведущие живописцы того времени. Так нередко происходит и сейчас.

Среди советских театральных художников имя Симона Багратовича Вирсаладзе - народного художника РСФСР и Грузинской ССР, члена-корреспондента Академии художеств СССР, лауреата Государственных премий - известно достаточно широко. Вирсаладзе - художник музыкального театра. Тематический диапазон его искусства сравнительно неширок. Это сказка, легенда, романтическое предание, образы литературной классики (в особенности Шекспира). Но эстетическое содержание этого искусства исключительно глубоко.