Вирсаладзе. Художественная культура — Часть 22


 

Декорации Вирсаладзе в «Каменном цветке» имеют некоторые черты стилизации. Они вызывают ассоциации с живописью по лаку, с росписями декоративных подносов и блюд. Художник здесь не подделывается ни под один из конкретных промыслов народного искусства, а исходит из их общего духа, характера и стиля. Вместе с тем изображения Вирсаладзе совершенно реалистичны, предметно-точны и лишены какой-либо нарочитой деформации. Потому-то они, с одной стороны, дают ясный, определенный образ места действия и эмоциональную характеристику самого действия, а с другой - лишены налета натуральности и бытовизма. Это как раз и соответствует специфике хореографического искусства, по природе реалистического, но опирающегося на небытовой («условный») язык.

Единство изобразительного решения и танцевально-хореографического действия усиливается и подчеркивается также колоритом. Цветовое решение «Каменного цветка» поистине изумительно. Тонкий, изысканный вкус художника, пожалуй, наиболее прямо проявляется именно в колористической сфере. Вирсаладзе без преувеличения можно назвать чародеем колорита.

Декорации Вирсаладзе

Во второй половине 50-х годов цвет в спектаклях Вирсаладзе становится более эмоциональным. Появляется тяготение к поэтической символике красочных созвучий. Возникает строгая, серьезная, внутренне значительная красота колорита. Цвет используется скупо (без нарочитой эффектности и крикливой броскости), но всегда выразительно и образно точно. Оттенки его красивы и даны в удивительно гармоничных сочетаниях. В колористическом решении есть своя система, но нет схематизма.

Прежде всего обращает на себя внимание то обстоятельство, что в работах Вирсаладзе последнего десятилетия (зарождается это уже в «Отелло» и «Лебедином озере» в Большом театре) непременно присутствуют три ахроматических цвета: черный, серый и белый, представленные очень развито и богато. Иногда один из них получает преобладающее значение, доминирует; в других случаях все три используются в равной мере. В «Каменном цветке» роль ахроматических цветов тоже очень велика, причем господствует среди них черный. В черное «одета» сцена; им прорисованы узоры малахитовой шкатулки, костюмов камней подземного царства и Хозяйки Медной горы; им очерчены контуры деревьев и скал; его мы видим в костюмах цыган, Северьяна. Серые стволы деревьев, одежды парней, обережных, скоморохов, сапоги на ногах у Данилы. Белые - костюмы Катерины и ее подруг, заснеженный пейзаж. Ахроматические цвета труднее, чем все другие, поддаются выразительному варьированию, эмоционально они более однотипны. Но в театре, благодаря применению разнообразных фактур и материалов, а также благодаря освещению, такое варьирование становится возможным. И поражает мастерство Вирсаладзе в создании оттенков ахроматических цветов, в наполнении их внутренней эмоциональной жизнью. В «Каменном цветке» это особенно относится к черному цвету. Можно даже сказать, что здесь Вирсаладзе применяет не черный цвет, а черные цвета, столь многообразен его черный в различном предметном значении: бездонный и глухой в фоне, матовый в разводах шкатулки, насыщенный в контурах деревьев и скал, блестящий на лаковых сапогах Северьяна, угольный в костюмах цыган и так далее.

Хозяйки Медной горы

Каждый раз вирсаладзевский черный цвет индивидуален и живет особой художественной жизнью. В нем есть что-то от высокого мастерства грузинского народного чернения по серебру, от национальной грузинской живописи, от картин Нико Пиросманашвили. Но образы, созданные Вирсаладзе в «Каменном цветке», чисто русские, достоверно уральские. Ахроматические цвета играют в колористическом решении спектакля существенную роль, составляя его своеобразный «костяк», «основу». Но декорации Вирсаладзе отнюдь не отличаются графической сухостью, красочным однообразием. В них, кроме ахроматических цветов, присутствует определенная гамма или сочетание цветовых групп, что определяет характер колористического воздействия всего спектакля.

В «Каменном цветке» главными цветовыми гаммами, которые словно «накладываются» на ахроматическую основу, образуя с ней единое колористическое целое, являются зеленая и фиолетово-красная. Дополнительное значение имеют желтые и голубые элементы, как бы штрихи, данные в очень небольшом количестве.

Использование зеленого цвета, вообще довольно редкого у Вирсаладзе, здесь продиктовано общим замыслом художественного решения. Это цвет малахитовой шкатулки, малахитовых камушков, малахитовой вазы Данилы, Хозяйки Медной горы («Малахитовой девки», как названа она у П. Бажова). Он присутствует в спектакле непрерывно, различаясь более светлыми и темными, глухими и яркими оттенками.

Использование зеленого цвета

Фиолетово-лиловый цвет (в оттенках - сиреневый и чернильный, ядовито яркий и разбеленный почти до розового) мы видим в костюме Северьяна и отчасти Катерины («вдовий» фиолетовый цвет ее шарфа и подола платья во втором акте), а также в группе камней подземного царства и в элементах одежд отдельных персонажей ярмарки. Красный цвет (в оттенках - розовый, малиновый, алый, пурпурный и др.) господствует в сцене ярмарки (одежды, ленты, карусель) и вновь появляется в зимнем пейзаже (луна, костер, Огневушка-поскакушка). Эти основные гаммы дополняются вкраплениями желтого (палевые рубахи некоторых парней, светло-желтая луна, бронзово-золотистые камни в подземном царстве) и голубого (шаровары Данилы, оторочка на платье Катерины). В целом вся эта продуманная колористическая система связана с предметным содержанием изображения, с выявлением характеров героев, с эмоционально-выразительной атмосферой спектакля. Начиная с «Каменного цветка», Вирсаладзе в эскизах нарочито примитивизирует лица, что ранее встречалось лишь изредка. Он стремится раскрыть характер персонажа именно и только через костюм - через его композицию, крой и цвет, через связь с хореографической пластикой. Он старается также избежать некоторой красивости, которая прежде иногда давала себя знать в эскизах костюмов. Новые работы всегда красивы, но в них теперь нет ни грана слащавости, раньше, пусть редко, все же проникавшей в отдельные произведения. Давая условные изображения лиц, Вирсаладзе как бы подчеркивает, что перед нами не портреты действующих лиц, а театральные одеяния, которые сами по себе должны быть образны, выразительны в своей структуре и цвете.

Новаторство Вирсаладзе в «Каменном цветке» проявилось и в решении проблемы танцевальности балетных костюмов, что сказалось прежде всего в их покрое, форме и композиции.

Фиолетово-лиловый цвет

Костюмы реальных персонажей сохраняют в основе своей особенности бытовой одежды. Но она облегчается и частично стилизуется в соответствии с требованиями танца. Так, в платьях Катерины и девушек сочетаются черты сарафана и балетной тюники. Данила и парни одеты в легкие рубахи, шаровары и мягкие сапоги или стилизованные лапти. У Северьяна, цыган, обережных и ярмарочного люда также сохраняется бытовая основа костюмов, приспособленных, однако, к задачам танцевально-пластического решения образа.

Фантастических же персонажей, кроме Огневушки-поскакушки - девочки в коротком платьице, Вирсаладзе и Григорович одевают в своего рода танцевальные униформы: трико у мужчин, так называемые «купальники» у женщин. Благодаря этому возникает возможность создать тот ломкий, лучистый хореографический рисунок, который связывает танцующие камни с пучком кристаллов, изображенным в декорации. Эти костюмы, однако, не отвлеченно-безлики, как в модернбалете. Они расписаны и предметно-изобразительно конкретны: «малахитовые» Хозяйка Медной горы и ее свита, фиолетово-розовые и бронзово-золотистые камни подземного царства. Поэтому их «танцевальность» сочетается с характерностью. Такие костюмы были применены в нашем балете впервые, а затем стали широко использоваться.

Костюмы реальных персонажей

Одеяния главных героев спектакля неизменны. У Данилы этим подчеркиваются постоянство и стойкость его характера, у Северьяна одноплановость его натуры. Данила и Северьян заклятые враги, один из которых олицетворяет народ, другой - враждебные, губительные силы. И потому по облику они резко контрастны. Данила приветлив и светел. На юноше белая рубаха с пояском, голубые шаровары, мягкие серые сапоги. Северьян отвратителен: на нем черный бархатный кафтан и брюки, заправленные в лаковые сапоги. Из-под кафтана видна лиловая, ядовитого тона рубаха. Прилизанные волосы, расчесанные на пробор; бледное, с серыми тенями, испитое лицо; презрительно-наглый взгляд - таков этот гнусный барский холуй.

Костюмы главных женских персонажей слегка варьируются. Одежда Катерины неизменна по крою и господствующему белому цвету. Но меняется окраска оторочек и полы платья: в первом акте они зеленоватые (нежно-салатные), во втором - лилово-сиреневые, в третьем - бледно-розовые. Костюм Хозяйки на протяжении всего спектакля - малахитового цвета «купальник» с черными разводами. Но в ряде сцен он дополняется некоторыми деталями: шлейфом, изображающим хвост ящерицы (первое явление Даниле), покрывалом царицы (подземное царство, конец), элементами бытовой одежды (переодевание на ярмарке).