Трансформация моделей управления бизнесом в условиях неоэкономики

 

Вступление человечества в XXI в. ознаменовалось многими эпохальными событиями, и, прежде всего, переосмыслением концепций и путей развития цивилизации, стран, отраслей промышленности, организации и управления предприятиями.

Современная экономика испытывает глубокие изменения (глобализация рынка, обострение конкуренции, трансформация мирового хозяйства), которые обнаружили устаревание прежних ориентиров, неподготовленность большинства предприятий и учреждений к меняющемуся окружению, отсутствие объединяющей экономической идеи. Быстрые и необычные изменения расцениваются большинством как неудобные, неуправляемые, непланируемые. Динамизм рыночного окружения превращает конкурентное преимущество в подвижную и сужающуюся цель, требующую системного управления изменениями, многомерного обеспечения экономического роста, его ускорения.

Основным производственным ресурсом в новых условиях становятся

знания и технологии. Многие страны, попытавшиеся пройти через ускоренную

модернизацию, усовершенствовали свой индустриальный потенциал, но не

сформировали саморазвивающейся социально-экономической системы. Они

остаются зависимыми и от остального мира как от источника знаний, и от

целевого рынка. Известно, что «десятилетия заимствования новых технологий

не порождают собственных научных прорывов». Формирование нового

экономического порядка затрагивает общественное сознание. Ошибочные

представления, возникающие как результат «догоняющего развития»,

достаточно сложно нивелировать. На их исправление требуется больше

времени, чем на собственный хозяйственный прогресс. Поэтому проблемы

развития производства, методов его организации и управления становятся

зависимыми от решения общегосударственных стратегических целей и путей

их достижения. Очевидно, что в современном турбулентном мире нет иного

пути повышения конкурентоспособности, кроме реализации потенциала,

заложенного в самой социально-экономической системе. По оценке

404

Всемирного Экономического Форума, наиболее сильными сторонами российской экономики являются научно-технический потенциал и дешевая квалифицированная рабочая сила, а наиболее слабыми - роль государства в управлении экономикой, финансовая система страны и неэффективное управление на макро-, мезо - и микроуровнях. Именно в повышении эффективности управления кроется, с нашей точки зрения, тот потенциал хозяйственной системы, который позволяет резко повысить ее результативность без существенных материальных затрат.

Недостаток разработок теоретических основ и практических методов ускорения достижения и поддержания мирового уровня конкурентоспособности на основе управления организациями нового типа, раскрепощения и развития рабочей силы сдерживает становление неоэкономического типа развития, решение многих технико-экономических проблем страны. Перед современными учеными стоит задача исследования трансформации идеологии управления, организации, подготовки рабочей силы для формирования саморазвивающейся системы создания потребительской стоимости, устойчивого экономического роста и повышения конкурентоспособности бизнеса.

Можно выделить две модели организаций: адаптивную, основанную на

стратегии выживания, и инициативную, основанную на стратегии активного

роста. Первая характеризуется такими задачами, как прибыль, сокращение доли

внешнего и внутреннего рынка, высокая себестоимость продукции и потери,

падение качества и производительности труда, потеря оперативного

реагирования на рынок и конкретных потребителей, слабое реагирование на

проблемные ситуации и передовые технологии, уход от ответственности,

максимально директивная управляемость, краткосрочные планы окупаемости,

жестко иерархичные структуры и регламентированные процедуры. Вторая

модель характеризуется следующим набором показателей: прибыль,

увеличение долей рынков, поиск новых ниш, непрерывное улучшение качества

труда и новых продуктов, высокая производительность труда, низкие затраты

ресурсов, гибкое группирование модульного, переналаживаемого

405

автоматизированного оборудования с компьютерным управлением, ускоренная реакция на изменения потребностей рынков и технологий, минимальный объем запасов и потерь, предельно ориентированная на потребителя и рынки организация и управление, минимальное число уровней управления, проблемные межфункциональные инициативные группы [1].

Несмотря на достаточно широкую применимость первой модели и ее результативность в ряде случаев, фактически она ориентирована на пассивное выживание и не затрагивает подлинных резервов конкурентоспособности организации. Вторая модель, хотя и гораздо более сложная для реализации, является единственно возможной для качественно нового подхода в современной мировой экономике.

Очевидно, что все культивировавшиеся в прошлом столетии модели развития обладали одной общей чертой: они ориентировались на «догоняющее развитие». Недостатками таких моделей (2) явились:

•  односторонность индустриального развития (тяжелой промышленности в Европе, машиностроения и электроники в Юго-Восточной Азии);

•  неспособность внутреннего рынка поглотить всю произведенную продукцию;

•  недопотребление продукции населением в связи с низким уровнем доходов и благосостояния.

 

Процессы глобализации объединяют людей не только посредством компьютеров и телекоммуникаций, но и экономикой, функционирующей на мегауровне. Экономическая глобализация сужает власть авторитарных правительств и государств. Мировое расширение товарооборота и новых инициатив меняет очаги экономического роста (его среднегодовой темп для Китая и Индии - 7-10 %, Западной Европы - менее 2 %), благоприятствуя переливу инвестиций в прогрессирующие регионы, центры сосредоточения талантов и передовых знаний.

Исследования показывают, что компании, единственным преимуществом

которых могут стать низкие издержки, редко становятся лидерами рынка.

406

Особенно негативным последствием модели «догоняющего развития» становится абсолютная технологическая, интеллектуальная и культурная зависимость страны от постиндустриальных стран. Это подтверждается тем, что в странах Юго-Восточной Азии в настоящее время экономический рост заметно снизился. Объяснение этому - потеря основного конкурентного преимущества (низких издержек) ввиду роста производства и повышения валового дохода стран региона.

Мировая тенденция к приватизации, дерегулированию в развитых и развивающихся странах ускорила освобождение от неэффективности казенных отраслевых монополий, включая «естественные». Освобожденное от местных препятствий развитие ряда предприятий становится мировым, а в отраслях теряет «вертикализацию» (например, генерирование энергии отделяется от ее передачи, дифференцируется маркетинг и управление энергопродуктами и услугами). Приватизация неэффективных государственных предприятий по всему миру ускорила их трансформацию, рационализацию ресурсов, потоков материалов и капиталов, методов бизнеса, обеспечивающих ускоренный экономический подъем. В мире происходит постоянный рост числа новаторских малых фирм, более полно удовлетворяющих требованиям сегодняшнего рынка. Прогрессирующие крупные корпорации, в свою очередь, активно перестраивают свои производственные процессы, решительно сокращают лишние звенья управленческой иерархии, всячески мотивируя творчество работников. В таких условиях происходит радикальный поворот в видении бизнеса от традиционного к новаторскому.

Если в рамках традиционного видения бизнеса действует модель «Продукты - услуги - рост - передовые рынки», то в неоэкономике культивируется следующая приоритетность: «Передовая информация - лучшие процессы - услуги - продукты».

Это позволяет обрисовать контуры новой экономики. Для нее характерны черты:

• глобализация рынков, перелива информации и капиталов;

расширение приватизации, децентрализации отраслей и предприятий;

•  изменение рынков спроса, моделей экономического развития;

•  системное, стратегическое соединение в товарах и моделях развития передовых технологий;

•  неопределенность отраслевых и конкурентных границ бизнеса;

•  появление новых стандартов производства и товаров;

•  освобождение от многозвенности посредничества;

•  чувствительность производства к экологии, этике и состоянию людей.

Эти явления могут с успехом использоваться при стратегическом управлении предприятием. Их воздействие неизбежно сдвинет передовые организации к глобальному видению бизнеса, ключевых компетенций, стратегических альянсов, скорости и точности удовлетворения нужд потребителей, к перестройке хозяйственной модели развития в соответствии с требованиями трансформации экономической системы.

Практический и теоретический поиск, разработка новых методологических подходов, нового категориального аппарата, научного инструментария применительно к новой экономике невозможны без внимательного рассмотрения целого комплекса философских вопросов экономической науки, без философского осмысления фундаментальных проблем ее методологии, без углубления и расширения научных границ предмета экономических исследований. Важное значение в рамках комплексного исследования столь сложного явления имеет вопрос о его природе, структурно-функциональной организации, условиях возникновения, принципах существования и направленности развития.

В настоящее время среди ученых нет единства в толковании термина

«неоэкономика». Одна часть исследователей понимает под ней ту часть

экономики, которая базируется на инновационно активных отраслях. При этом

производится противопоставление традиционной экономики, ориентированной

на удовлетворение традиционных нужд потребителей, и высокотехнологичных

408

отраслей, ориентированных на поиск, удовлетворение и стратегическое формирование потребностей членов нового общества. Такое определение «неоэкономики» является нечетким и объективно меняется с развитием технологического базиса и сменой соответствующих укладов. Более того, до недавнего времени в рамках данной трактовки под неоэкономикой понималась часть экономики, ориентированная в большей степени на сферу услуг, нежели на сферу производства.

В другом своем значении неоэкономика представляет собой влияние высокотехнологичных инновационных процессов на экономические субъекты, которое влечет за собой значимое изменение макроэкономических параметров всей экономической системы. Некоторые зарубежные исследователи характеризуют такой тип экономики как «сетевой» [4]. Это объясняется тем, что большинство подобных организаций связано с информационными и коммуникационными технологиями. Именно с начала взаимопроникновения бизнеса, масс-медиа и Интернета начинается отсчет эры новой экономики. Это привело к началу очередной технологической революции в начале 1990-х гг. Ее особенностью является даже не центральная роль информации, а применение информации к генерированию знаний и устройствам, обрабатывающим информацию и осуществляющим коммуникацию в кумулятивной петле обратной связи между инновацией и направлениями использования инноваций [5]. М. Кастельс выделяет следующие черты новой экономики:

производительность определяется научно-техническим уровнем предприятия и эффективностью информационного менеджмента;

-  в развитых странах происходит смещение акцентов от материального производства к информационной деятельности;

-  изменение организационного дизайна с целью снижения издержек производства и его кастомизации;

-  глобальный характер конкуренции;

-  революционный характер технологических изменений на основе информационных технологий.

При реализации этих условий меняется и поведение индивида, участвующего в экономической жизни в рамках новой экономики. Целый ряд новейших явлений в экономике наиболее развитых стран мира указывает на то, что в последние десятилетия там стали формироваться новые менталитет, ценности и мотивация человека, по сути своей имеющие постматериалистическую природу. Происходящие перемены затрагивают уже не индустриальную форму хозяйства, а саму природу человеческой деятельности, структуру и характер предпочтений и ценностей индивида.

Как для персонала, так и для организаций ключевые компетенции составят в наступившем веке стратегическую значимость только при их устойчивом сохранении и развитии в долгосрочной перспективе (с учетом воспроизводимости комбинаций конкурентами). Подобными ключевыми компетенциями могут выступать не только материальные, но и нематериальные активы, в первую очередь, интеллектуальные. Новые знания и компетенции являются эффективным средством саморазвития организации. Компании сегодня стали перед выбором: либо активно познавать и непрерывно совершенствоваться, либо адаптироваться и постепенно умирать. Для следования перспективным путем руководству компаний следует культивировать спиралевидный жизненный цикл организации, производя постоянные улучшения в ее деятельности. При этом ставится задача увидеть в каждой проблеме возможности, а не угрозы.

Для адекватной реакции на рыночную среду организации, прежде всего, необходимо осознать свои недостатки, критически оценив их, выявив скрытые в них возможности и их объективные ограничения.

Таким образом, краеугольным камнем стратегического позиционирования организации на рынке является соответствующая организационная культура. Наличие стратегической культуры оценивается стремлением и способностями организации к изменению своего долгосрочного положения на рынке. Организация нового типа должна активно и непрерывно совершенствоваться, быть открытой критике, изменениям, экспериментам.

В соответствии с требованиями нового времени объективно возникают новые типы организаций, которые не имели места в прошлом. Так, например, возникли оболочечные, сетевые и виртуальные организации [3]. Оболочечные, или пустотелые, фирмы, используя новейшие средства связи, создают сети сторонних подрядчиков, оставляя за собой управленческие функции, относящиеся к их ключевой компетенции. Передача части функций головной организации подрядчикам получила название аутсорсинга. Сетевые организации реализуют идею свободных взаимосвязей своих членов, деятельность которых нацелена на выполнение четко определенных задач. Деятельность виртуальных организаций основана на интенсивном использовании возможностей телекоммуникационных технологий, связывающих независимых подрядчиков для решения конкретной проблемы. Преимущества организаций нового типа состоят, прежде всего, в низком уровне затрат на основные и оборотные средства, а также в возможности гибкого реагирования на любые изменения внешней среды и технологии.

Особую роль на изменения, происходящие в социально-экономической сфере, играют информационные технологии, которые не только ускоряют, но и видоизменяют их. Несмотря на то, что в протекающих глобализационных процессах можно выделить позитивные и негативные стороны, следует признать неизбежность происходящих изменений, а, следовательно, и необходимость принятия адекватных этим изменениям решений. При этом принципиально изменяется сама модель рынка, которая описывала функционирование традиционной экономики. Перспективы развития бизнеса в условиях новой экономики во многом будут зависеть от того, насколько глубоко руководство на всех уровнях управления проникнет в суть происходящих изменений, познает законы информации как наиболее ценного ресурса современной экономики и насколько успешно сотрудники овладеют методами управления информационными процессами в обществе и средствами производства, накопления, обмена, анализа, переработки и практического использования информации в целях достижения нравственно ориентированных, общественно значимых результатов.

Список литературы

1.  Борисова, JI. Г. Организационный дизайн: Современные концепции управления. - М. : Дело, 2003.

2.  Кастельс, М. Информационная эпоха: экономика, общество и культура / Под ред. О.И. Шкаратана. - М. : ГУ ВШЭ, 2000.

3.  Клевлин, А. И., Моисеева, Н. К. Организация гармоничного производства (теория и практика). - М. : Омега-JI, 2003.

4.  Михайлов, О.В. Основы мировой конкурентоспособности. - М. : Изд-во «Познавательная книга плюс», 1999.

5.  Kelly, К. New Rules for the New Economy. Ten Radical Strategies for a Connected World. - N.Y., 1998.

Б. Б. Виногродский, В. С. Сизов