Теоретические и методологические основы современной внешнеэкономической политики, стратегии и экономической дипломатии

Поворот к новой внешнеэкономической политике и стратегии

Открывшаяся на переломе веков реальная внешнеторговая картина, привела к осознанию: 1) необходимости формирования нового вектора во внешнеэкономическом сотрудничестве с внешней сферой и 2) новой роли внешнеэкономических связей в решении стратегических задач долговременного плана.

Необходимость формирования нового вектора внешнеэкономического сотрудничества вытекает из понимания того, что, во-первых, повышение экономической эффективности внешней торговли на основе увеличения в экспорте доли товаров с более глубокой степенью промышленной обработки, прежде всего машиностроительной продукции, и оптимизация импорта является одной из самых актуальных и сложных проблем развития внешнеэкономических связей России, а во-вторых, стало ясно, что «снять» первоклассную продукцию для экспорта с устаревшей производственно- технологической базы - невозможно.

Пути выхода из внешнеэкономической ситуации обозначились по четырём направлениям:

Первое. Ускоренный выход на новый уровень развития - постиндустриальную модель и адекватную ей национальную систему внешнеэкономических связей. Речь идёт о создании принципиально новой технико-производственной и технологической инфраструктуры.

Второе. Стоит заменить не только промышленную инфраструктуру на новой основе, но и внести существенные коррективы в экономическую инфраструктуру.

Третье (самое главное). Необходимо поменять доктрину ВЭС - уйти от торговой и торгово-снабженческой модели ВЭС и перейти на производственно-инвестиционную (геоэкономическую) модель.

Четвёртое: Речь идёт о создании в стране новой среды - инновационной, формируемой на основе высокой роли знания, новых фундаментальных прорывов во всех сферах функционирования, иными словами, изменении общественного сознания.

Осознание новой роли системы внешнеэкономических связей национальной экономики явилось необходимым условием перехода на постиндустриальную модель развития в условиях неудержимого процесса глобализации во всех сферах деятельности. На этом следует остановиться несколько подробнее.

В зеркале внешнеэкономических связей отразились все компоненты глобальных сдвигов мировой системы (прежде всего, выход на авангардные позиции инновационно-инвестиционного процесса), а также новые возможности их учёта при формировании национальной внешнеэкономической политики и стратегии исходя из геоэкономической парадигмы как центрального вектора процесса глобализации и современного этапа в развитии техногенной цивилизации - мир вступил в широкоформатную модель постиндустриализма. Её проявления: переход к обществу знаний на базе бурного развития высоких информационных технологий. Это в свою очередь вызвало к жизни колоссальный инновационный всплеск во всех сферах общественных отношений и функционирования национальных и мировых институтов.

Инновационная составляющая, преломляющаяся через призму, национальной системы ВЭС, высвечивает следующие фундаментальные (основополагающие) блоки:

Первый. Глобальные сдвиги в мировой системе, если преломить их через экономическую составляющую, привели к формированию новейшей мировой экономической популяции - геоэкономики и геоэкономического подхода (геогенезиса) как объёмно-пространственного и сетевого отображения современной мировой системы. Мировая и национальные системы ВЭС ярко отображают становление и развитие геоэкономики с её новейшими атрибутами, целевыми установками, мотивациями и стимулами, механизмами выхода на мировую хозяйственную арену различных субъектов мирохозяйственного общения: «стран-систем», наднациональных структур, национальных экономик и их хозяйствующих субъектов.

Второй. Геоэкономика есть продукт нового знания: она зародилась как инновация в осмыслении глобальной трансформации мировой системы. В силу этого инновационная составляющая пронизывает геоэкономику во всех её сферах (отображениях): производственно-технической, технологической, институциональной (функциональной и организационной) и т. д. Здесь центральная геоэкономическая тенденция - идёт создание инновационной

среды, через интернационализацию знаний: инновационные процессы в мире теснейшим образом увязаны с интернационализацией знаний, они тесно

взаимообусловлены и переплетены 11.

Геоэкономика выводит систему ВЭС на новый уровень: в руках новых игроков на мировой арене, в т. ч. государств, выступающих в качестве глобальных предпринимателей, новейшие статьи обмена - «нетоварные» и «товарные», зарождающиеся в эпоху инновационного бума, начиная с 90-х годов прошлого века.

Третий. Институционализация инновационной национальной системы: здесь в поле зрения - образцы кластерно-сетевого моделирования, формирования различных структур инновационного типа, роль и место

транснациональных систем в развитии инновационной среды ВЭС12.

Четвёртый. Российский высокотехнологичный промышленный сектор должен быть нацелен на широкоформатный выход на мировую арену - интенсивное создание инновационного задела есть предпосылка активного

освоения геоэкономического пространства^.

Пятый. На «хозяйственной карте» мира уже реально просматривается контур российских инновационных ареалов и геоэкономических векторов инновационного развития России. Это вытекает из самой логики мирового

11 Эта ситуация блестяще показана в работе д.э.н. Е.В. Сапир (см.: Сапир Е.В. Интернационализация знаний и инновационная безопасность (в контексте геоэкономики и глобалистики) //Безопасность Евразии. 2007. № 4.

12Здесь следует отметить авангардные разработки российских исследователей (см.: Пилипенко И.В. Новая геоэкономическая модель развития страны: повышение конкурентоспособности с помощью развития кластеров и промышленных районов //НАВНГУТ. 2003. № 4; Кутьин В. Проблема нейросетевой кластеризации крупнейших предприятий России в рамках построения национального геоэкономического промышленного атласа //НАВНГУТ. 2003. № 4; Фролова Е.Д. Функционирование индустриального района в глобальном геоэкономическом пространстве: инфраструктурный аспект. Екатеринбург: ГОУ ВПО УГТУ - УПН, 2007; Кочетов Э.Г. Российский интеллектуальный подъём: формы, маршруты, этапы (к вопросу о механизме «работы» парадигмальной связки «геоэкономика—глобалистика—>гуманитарная космология»). Тематический выпуск. М.: НАВНГУТ. 2007. № 2; его же: Россия в поисках нового знания и включения его в образовательный процесс //http: //civilg8.ru/other/economics/php и др.

13Механизмы инновационного прорыва всесторонне проанализированы в фундаментальной монографии МА.Бендикова и Н.Ф. Фролова (см.: Бендиков М.А., Фролов И.Э. Высокотехнологичный сектор промышленности России: состояние, тенденции, механизмы инновационного развития. М.: Наука, 2007. 583 с.).

развития, формирования геоэкономического атласа мира и его инновационной

«страницы» 14.

Дальнейшее развитие внешнеэкономического сектора российской экономики и повышение его конкурентоспособности и эффективности во многом связано с перенесением центра тяжести во взаимодействии с мировой хозяйственной системой на инновационный (несырьевой) сектор экономики, что диктует необходимость ускорения развития национальных высокотехнологичных, наукоёмких и интеллектуальноёмких сфер. Сейчас это одна из важнейших стратегических задач государства, решение которой позволит не только преодолеть сложившиеся структурные деформации в экономике, но и во многом затрагивает вопросы геоэкономической безопасности нашей страны.

В этой связи существенно повышается роль внешнеэкономических связей по привлечению и эффективному использованию зарубежных инвестиций и высоких технологий для обустройства национального инновационного сектора, реализации на этой основе совместных международных проектов и программ.

Через внешнеэкономические связи, используя, со одной стороны, гигантскую информационную базу (интернет), а с другой - разветвлённую сеть внешнеэкономических структур, встроенных как в национальную, так и в мировую экономическую систему, мы имеем возможность проследить за реальными мировыми инновационными процессами, с тем чтобы проводить своевременный учёт этих процессов при формировании социально - экономической стратегии национального развития.

Стало возможным вычленять (стратифицировать) во внешней системе первоклассные образцы организационно-функциональных структур инновационного плана и в дальнейшем их опыт функционирования использовать при модернизации национальной экономической, хозяйственной, социальной и др. инфраструктур 15. Это даёт возможность

формировать национальное инновационное «поле», адекватное мировому. В этом залог сопряжения, успешного встраивания различных национальных хозяйствующих субъектов в мировую систему, что создаёт условия для реального взаимодополнения при выходе на формирование новейших мировых и национальных ареалов (точек) роста, поиска и отладки механизмов совместной инновационной деятельности.

Итак, к середине 90-х годов пришло осознание необходимости кардинального слома сложившейся ситуации во внешнеэкономической политике и стратегии. Нужно было обозначить ключевую фундаментальную проблему, разрешение которой дало бы толчок по выходу не только на новый уровень внешнеэкономической политики и стратегии, но и послужило бы базой формирования новейшей парадигмы развития России и качественно новой модели её общения с внешней средой. Такая фундаментальная постановка вопроса и поворот во внешнеэкономической стратегии были сделаны в Послании по национальной безопасности Президента Российской Федерации Федеральному Собранию[375]
(июнь 1996 г.): «Остро встает вопрос разработки и принятия новой национальной внешнеэкономической доктрины и стратегического арсенала ее реализации, перехода на геоэкономическую (производственно-инвестиционную) модель внешнеэкономических связей». (Развёрнутый вариант и смысл этой установки приведён во Вставке 1).

Таким образом, впервые чётко и ясно обозначилась острая необходимость отойти от торговой и торгово-посреднеческой моделей внешнеэкономических связей, вогнавших экономику России в глубокий структурный кризис и перейти на геоэкономическую модель с её инновационно-инвестиционным характером взаимодействия с мировой хозяйственной системой, с выходом на межанклавное (межкорпорационное) разделение труда.

Выход на новую доктрину внешнеэкономических связей в условиях глобализации и кардинальных постиндустриальных сдвигов, где центральным вектором глобального процесса выступает его экономическая составляющая - геоэкономика и геоэкономический подход к оперированию на мирохозяйственной арене, открывает новую страницу во внешнеэкономической политике и стратегии российского государства. К середине 90-х (к моменту обозначенной в Послании доктрины ВЭС) российская интеллектуальная мысль уже накопила к тому времени свои отечественные фундаментальные разработки в области формирования геоэкономической модели ВЭС, что, во-первых, заложило основу российской школы геоэкономики и глобалистики, а, во-вторых, послужило основанием для вышеотмеченной фундаментальной (доктринальной) установки Послания Президента Российской Федерации.

вхождение в мировые интернационализированные воспроизводственные ядра (циклы), обеспечивающие доступ к формированию и перераспределению мирового дохода;

оперирование не на мировом рынке, а на геоэкономическом атласе мира (в т. ч. национальном геоэкономическом атласе): транснационализация перекроила политическую карту мира, возникло новое, геоэкономическое поле на котором национальные экономики разыгрывают свои стратегические карты, реализуют стратегические цели - с ясно очерченными международными и экономическими границами, национальными интересами, контурами стратегических альянсов, интеграционных и дезинтеграционных подвижек, экономических группировок (контуры геоэкономических плацдармов) и т. п.;

оперирование на геоэкономическом атласе требует активной, наступательной позиции в отличие от выжидательной (конъюнктурной) торговой тактики и соответствующих приемов: использования высоких геоэкономических технологий, векторной стратегии (стратегическое направление формирует соответствующую модель ВЭС), целенаправленного формирования геоэкономических ситуаций, отложенной внешнеэкономической контрибуции, стратегического зачета взаимных требований и т. д.

Воспроизводственная модель ВЭС требует перехода на соответствующую организационную и управленческую форму и методологический инструментарий.

С игнорированием новых внешних факторов нарастают угрозы национальной безопасности - национальная экономика попадает в полосу долговременного изматывания:

торговая модель, расширяя и культивируя структурно перекошенный товарооборот, в нарастающем темпе «вгоняет» экономику в структурный кризис, втягивает в него тяжелое машиностроение, транспорт, экологию;

подрывается ресурсная база национального машиностроительного комплекса и в том числе ВПК, идет деиндустриализация страны; мировые интернационализированные воспроизводственные циклы (ядра), подпитываемые через утечку финансов и внешнюю торговлю - российскими ресурсами, не допускают Россию в свои транснационализированные блоки, тем самым перекрывают доступ к мировому доходу,

в силу этого Россия вынуждена считать внешние кредиты заемными средствами, растет внешний долг, его покрытие требует наращивания сырьевого экспорта - экономика попадает в порочный круг.

Россия должна опередить события и успеть прийти к новому геоэкономическому равновесию в качестве сильного партнера, провозгласив свои национальные экономические интересы, спроецировать на геоэкономическом атласе мира стратегические цели, интеграционные альянсы, наметить геоэкономические плацдармы, не позволить «стереть» геоэкономическую «память». * Раздел сформулирован доктором экономических наук Э.Г. Кочетовым на базе разработанной им геоэкономической парадигмы развития.

Источник: Кортунов С.В. Становление политики безопасности: Формирование политики национальной безопасности России в контексте проблем глобализации. М.: Наука, 2003. С. 544.

Так, в начале 80-х годов прошлого столетия была выдвинута фундаментальная интеллектуальная новация, теоретически и методологически осветившая тренды в развитии мировой системы, а именно

начало радикальной трансформации общественного разделения труда, в основе которой зарождение и развитие нового пульсирующего стыка (границы) разделения труда, с новыми субъектами мирохозяйственного общения -

производственно-коммерческими агломерациями (ПКА) , новыми товарными

формами и эффектами. Был открыт путь в новейшую отрасль гуманитарного

18

знания - геоэкономику, формирование российской геоэкономической школы . Геоэкономика выступила как новый горизонт для межцивилизационного глобального договора (диалога). Здесь мы уже обладаем научным заделом: российская высокая интеллектуальная мысль впервые в мировой и отечественной научной практике осознала тренды мирового развития и выступила с рядом глобальных инициатив в рамках нового вектора мирового развития. Его суть - вступление мира в эпоху смены геополитических воззрений на геоэкономические. Открылось новое поле договорённостей по реализации общего интереса. Геоэкономический подход (геогенезис) получил глубокое теоретическое и методологическое обоснование (см. далее). Сформирован каркас миропонимания на базе новейших понятий, категорий, смыслов. Здесь свои особенности и исторические вехи.

И действительно, обозревая картину послевоенного мира, научная гуманитарная мысль не могла не обратить внимание на процесс интенсивного выхода за национальные рамки воспроизводственных циклов, что положило начало формированию организационно-функциональных структур наднационального статуса. Зародились гибкие (пульсирующие) границы функционирования этих новейших игроков, - экономические, отличные от административно-государственных границ. Мир двинулся к транснационализации. Разрозненные национальные экономики и их хозяйствующие субъекты постепенно начали обретать новую платформу для сотрудничества - общий интерес. Таким образом, геоэкономика на первоначальном этапе глобализации дала мощный импульс к трансграничности других сфер гуманитарного знания. Геоэкономика разбила ячеистость нашего сознания, она разбудила и сподвигла гуманитарную науку на поиск новейших обобщающих концепций формирования современного мира - в социологии, политологии, культурологи, экологии, военной сфере и т. д., тем самым подвигла гуманитарную науку к новой отрасли знания - глобалистике, с набором в рамках её новейших геонаук - геологистики, геокультуры, геоинформатики, геомаркетинга, геостратегии и др. Именно геоэкономика подготовила площадку для межцивилизационного диалога, выдвигая на приоритетные позиции новейшие стимулы и мотивации к сближению народов - совместное формирование и совместное перераспределение мирового дохода как центрального атрибута геоэкономики и общего интереса как фундаментальной составляющей гуманитарной космологии[376].

Глобалистика как геоэкономика, как реальность, не могла не спровоцировать другие отрасли гуманитарного знания к поиску своих пространственных ниш в осознании, восприятии и отображении нашего мира. Глобалистика подняла на высочайший пьедестал категорию общности, открыла шлюзы для обоснования, зарождения и развития новейших институтов общественного уклада в дополнение к геоэкономическим институтам. Глобалистика внесла свой вклад в дальнейшую разработку объёмно-пространственной методологии осознания, постижения и отображения нашего мира - геогенезиса.

На пути становления геоэкономической парадигмы огромные завалы: не так то просто расстаться с традиционным геополитическим мышлением в области ВЭС[377], но жизнь берёт своё - реальное, рациональное, «повседневное благое» имеет непреходящие ценности: «общий интерес» в поддержании жизни вывел мир к геоэкономическим воззрениям. Пример - Россия! Она смело восприняла геоэкономический вызов истории и стала на геоэкономический путь национального развития: двенадцать лет с момента теоретического и методологического обоснования «геоэкономического вызова»[378]
не прошли даром, получив закрепление на самом высоком государственно-доктринальном уровне в отмеченном выше Послании РФ по национальной безопасности22, через «необходимость разработки и принятия новой доктрины развития России в XXI веке и разработки стратегического арсенала ее реализации, исходя из общих тенденций геоэкономического развития»23, до: «четвертый вызов - геоэкономический... Мало научиться производить продукцию .... Россия должна эффективно действовать в геоэкономическом пространстве»24.

Российская школа геоэкономики и глобалистики (ведущие институты РАН и образовательные центры, Общественная академия наук геоэкономики и глобалистики, Центр стратегических исследований геоэкономики и др.) имеют уникальный научный задел, чтобы обеспечить теоретическое и методологическое сопровождение успешной реализации геоэкономической доктрины возрождения России, выхода её на дорогу к новому мирозданию - мирозданию нового Ренессанса.

Теперь для того, чтобы ясно представить теоретические и методологические основы современной внешнеэкономической политики и стратегии, сделаем краткий экскурс в суть геоэкономики и геоэкономического подхода к оперированию на мировой хозяйственной арене.

Геоэкономический подход к формированию внешнеэкономической

политики и стратегии инновационно-производственного типа

Выстраивание внешнеэкономической стратегии России в условиях глобальных трансформаций предопределено необходимостью концептуального обоснования происходящих сдвигов на мировой внешнеэкономической среде и, тем самым, чёткого уяснения геоэкономического подхода к внешнеэкономической стратегии России. Ниже даётся такой подход в концентрированной форме:

1.  Современная мировая ситуационная модель предопределена целостностью и единством мирового пространства, которое в методологическом плане включает в себя три определяющие подпространства: геополитическое, геоэкономическое и геостратегическое. Сейчас геоэкономическое пространство вышло на приоритетные позиции, оттеснив на вторые роли геополитическое и геостратегическое пространство (см. рис. 1). При этом наблюдается «свинчивание» геоэкономического пространства с геостратегией в рамках военно-экономического симбиоза нового формата.

2.  Нигде так ярко гигантские подвижки, разломы и глобальность не проявились как в мировой экономической сфере (мировой хозяйственной системе). Процесс интернационализации, с одной стороны, привёл к единству мировой экономической системы, а с другой - вошёл в новую фазу - фазу интернационализации знаний, что придаёт качественно новую окраску внешнеэкономическим связям - инновационную. Выброс экономических атрибутов за национальные рамки, зарождение наднациональных воспроизводственных потоков увлекло за собой и финансовую сферу.

1. Сомкнутый мир: симбиоз

(переплетение) пространств

Цивилизационная среда

Пространства

(геополитическое,

геоэкономическое,

геостратегическое,

гео культурное,

информационное,

правовое и т.д.)

3. Геоэкономика в различных координатах (средах) цивилизационного развития

.lTitITIT

4. Геоэкономический атлас мира - z 1 сикретическая модель глобального мира

4.1. Способы отображения атласа: а) потоки (уровни, срезы, «страницы») геоэкономического пространства; б) встроенные друг в друга «крис­таллические решетки» (объемная интерпретация)

Техногенная фаза постиндустриализма

л

Геоэкономика

п

...У...

.V

3

2

1

Россия

3.1. Геоэкономическое пространство в рамках постиндустриализма

2. Иерархия пространств: выход геоэкономики на господствующие позиции

н-

Геоэкономика

Неоэкономика и этноэкономи - ческие системы

Россия

3.2. Геоэкономическое пространство в рамках различных цивилизационных сред (неоэкономики и др.)