Создание сетевых вариантов экономических структур

 

Под стратегическими сетевыми струк­турами [2; 14; 16] понимаются организа­ционные формы, пытающиеся реализовать конкурентные преимущества через коопе­рацию между юридически самостоятель­ными, но экономически зависящими друг от друга подразделениями. Возникающие отношения в большинстве случаев регули­руются долгосрочными договорами. Фир­ма может быть задействована в различных стратегических сетевых структурах, что яв­ляется частым случаем широко диверсифи­цированного концерна. Посредством дан­ной структуры фирмы получают доступ к ресурсам, местным рынкам и инновациям. Стратегическая сеть открывает шансы в получении конкурентных преимуществ. Сокращение времени на освоение рынка является основным мотивом для формиро­вания и развития стратегических сетей. Ис­пользование ноу-хау в рамках всего концер­на существенно укрепляет позиции фирмы. Стратегические сетевые структуры наибо­лее стабильны в случае, если отдельные ча­сти взаимно дополняют друг друга. Узкая компетенция и специфические конкурент­ные преимущества являются хорошей ба­зой для создания стратегической сети. Эти качества являются важными предпосылка­ми для успешной работы в условиях высо­кой динамичности и неопределенности на международных рынках. Стратегические сети позволяют добиться более быстрой ре­ализации идей, быстрого обмена информа­цией. Освоение зарубежных рынков часто является возможным только посредством кооперационных отношений, позволяющих обойти ряд правовых и политических огра­ничений. Кроме того, происходит снижение уровня риска для отдельных участников. Посредством разумного использования ин­дивидуальных сильных сторон снижается вероятность неудачи в целом.

На практике стратегические сети [4] возникают посредством объединения не­скольких фирм, формирования совместных предприятий или стратегического альянса (например, соглашения в области техноло­гий, лицензий, менеджмента и маркетин­га). Переплетение капитала не является определяющим признаком сети, однако ча­сто имеет место.

Стратегические сетевые структуры мо­гут строиться как на вертикальных, так и на горизонтальных отношениях. Вертикаль­ный уровень включает, например, связи с поставщиками, осуществлявшиеся ранее на рыночной основе. В качестве примера можно назвать характер взаимодействия между поставщиками и производителями в автомобильном секторе. В этой сфере на смену традиционным договорным отно­шениям все больше приходит кооперация, включающая часто совместные разработки и полную ответственность поставщиков за качество.

Сетевые варианты «горизонтальных» экономических структур, которые обслужи­вают все разнообразие организаций в эко­номике, часто называют институциональ­ными структурами и интерпретируют как системы соглашений между большей ча­стью членов общества, которые определя­ют общие правила для наиболее типичных видов взаимодействий людей в обществе. К таким структурам относятся: торговая и финансовые инфраструктуры, система тру­довых отношений, юридическая система и т.п. Главными действующими элементами горизонтальных структур являются связи между их отдельными звеньями и единые правила работы всех звеньев. Фактически, горизонтальные структуры в экономике (как и рассмотренные выше «организации») уже представляют собой сети связей, которые с пе­реносом в среду сети Интернет получают воз­можность работать более эффективно [2].

Примером горизонтальной сети явля­ется фармацевтическая отрасль, в которой многие фирмы связаны через исследова­тельскую кооперацию посредством лицен­зионных или маркетинговых договоров [11] для получения сетевого эффекта и со­вместного использования каналов сбыта в различных странах [10]. Другим примером являются авиакомпании и создаваемые ими сети. Преимущества кооперации складыва­ются из сотрудничества в маркетинговой сфере (совместные бюро и реклама), луч­шего доступа к рынку, использования ре­сурсов и получения эффекта синергии.

Сокращение периода разработки инно­ваций является основным мотивом коопе­рации высокотехнологичных фирм. Другим существенным преимуществом является стратегическая гибкость. Посредством ко­операции партнеров, каждый из которых специализируется на ведущих направлени­ях в сфере его интересов, можно быстрее и проще осваивать стратегически важные сферы деятельности и реализовывать кон­курентные преимущества.

Сетевые взаимодействия в производ­ственных процессах реализуются в сетевой организации производства. Появляются информационно-технические сети. Как от­мечается в литературе [1], информационно- технические сети видоизменяют трудовые отношения и процессы бизнеса на пред­приятиях. Внутренняя информационная сеть дает достаточно поводов для быстро­го и гибкого реагирования организации на часто изменяющиеся пожелания клиентов, что возможно лишь в том случае, если со­трудники владеют актуальной информаци­ей, самостоятельно принимают решения и несут большую ответственность за успех предприятия.

Наряду с вышеперечисленными типами сетевых взаимодействий, которые мы от­носим к сообществу экономических сетей, огромную значимость в экономике приоб­ретают социальные сети.

Социальная сеть [17] есть механизм объединения абстрактной концепции ин­дивида с социальной концепцией личности (принадлежащей малой культурной груп­пе).

Несколько иначе следует определять понятие «социальные сети» с позиций эко­номической теории, а точнее, с позиций новой политической экономии. Анализ со­циальных сетей предполагает наличие дис­кретного сетевого сотрудничества между узлами сетей. Возможность в сетевом со­трудничестве реализовать собственную индивидуальность - одно из объективных условий образования социальных сетей. Определение содержания понятия «со­циальные сети» возможно на основе ис­пользования понятия «сетевые взаимодей­ствия».

Приведем одну из трактовок этого поня­тия. С позиций концепции общего экономи­ческого пространства сетевые взаимодей­ствия [8] - это возможность принадлежать к нескольким иерархиям (системам). Такая принадлежность есть условие возникнове­ния объемного пространства с его сотово- сетевой структурой.

Исследование экономических отноше­ний в их динамике заставляет нас обра­титься к влиянию переходных процессов различного уровня. На экономическое по­ведение субъектов России начала XXI века оказывают влияние значительные изме­нения экономических процессов на мега - (мировой экономики), суб - (экономики ТНК), макро - (национальной экономики), мезо- (экономики региона или отрасли), микро- (экономики фирм), номо - (эконо­мики домохозяйств), нано - (экономики фи­зических лиц) уровнях хозяйствования [3]. Динамика экономических отношений на макроуровне выступает как развитие эконо­мический системы в целом, совокупность экономических отношений в масштабе на­циональной экономики.

В известном смысле форма организа­ции - это отсутствие случайности и при­сутствие устойчивых норм во взаимо­отношениях объектов пространства [9]. В развитых странах вплоть до 1960-х гг. предполагалось, что идеальной формой организации экономической деятельности является иерархия или бюрократия Вебе - ра, поскольку она приводит к стабильному, рентабельному и массовому выпуску про­дукции. Считая, что внешняя среда являет­ся относительно стабильной, можно было планировать, управлять, координировать и контролировать выполняемые задачи и функции. Четкость распределения полно­мочий, стандартизированные процедуры и правила, механизмы контроля и учета обеспечивали возможность успешной дея­тельности. Совместимая с этой формой организации организационная культура характеризуется как формализованное и структурированное место работы. Клю­чевые ценности концентрируются вокруг поддержки рентабельности, надежности, быстроты обслуживания, непрерывности производственного процесса.

Снижение издержек производства на основе растущей специализации в функ­циональной структуре организации в из­вестной степени нейтрализуются ростом координационных издержек. В этой ориен­тированной на потребителя ситуации соз­даются новые формы организации, кото­рые могли успешно адаптироваться в новой экономике. К ним относятся виртуальные [12], адхократические [5], интеллектуаль­ные, обучающиеся организации.

В то время как прежние организации отличались сложным вертикально инте­грированным построением, современные организации отдают предпочтение нали­чию небольших, строго ориентированных операционных подразделений (звеньев), способных лучше реагировать на запросы своих клиентов. Компании по-прежнему становятся крупнее, а операционные под­разделения меньше.

Основой, скрепляющей звенья сети, может быть общая заинтересованность в выполнении задания (в этом случае груп­пу часто называют «рабочей»), взаимные симпатии друг к другу или же общность интересов в определенной области [14]. Независимо от того, на какой основе упо­рядочиваются взаимодействия, существо­вание потоков межличностных сообщений, носящих регулярный характер, придает не­формальным коммуникациям предсказуе­мый характер.

Уровень сложности заданий и необходи­мые постоянные изменения в выборе реше­ний приводят к необходимости принять де­централизованную структуру организации с разделением полномочий. Организация приобретает гибридную форму, основан­ную на сетях, объединяющих относитель­но автономные подразделения, причем ре­шения здесь носят частично коллективный характер. Рассеяние власти выражено в наличии небольшого числа уровней приня­тия решений. Структура организации ста­новится плоской иерархией.

В этих условиях кроме внутренней ин­теграции возрастающее значение в органи­зации экономической деятельности приоб­ретает интеграция рыночных партнеров в физические и виртуальные сети[303]. Некото­рые связи в этих сетях имеют постоянный характер, другие - временный; характер связей может определяться характером конкретного проекта или требованиями клиентов. В основе перехода от иерархии к организации сетей с горизонтальными свя­зями лежит следующее соображение: хотя большим числом самостоятельных единиц труднее управлять из одного центра, зато вместе они способны лучше удовлетворять запросы клиентов и оперативно реагиро­вать на изменения конкурентной среды. Информационно-коммуникационные сети становятся все в большей степени основой интеграции деятельности и возникающих экономических отношений между пред­приятиями и клиентами, сотрудниками и деловыми партнерами. Эксперты считают, что развитие в направлении полностью информационно-сетевого хозяйствования находится пока в начальной стадии, однако в предстоящие годы оно будет постоянно ускоряться [7].

М. Кастельс отмечает: «Сетевая форма организации должна иметь собственное культурное измерение. В противном случае экономическая деятельность будет выпол­няться в социально-культурном вакууме. Она составлена из многих культур, многих ценностей, многих проектов ...скорее ло­скутное одеяло, сшитое из опыта интере­сов, чем хартия прав и обязанностей. Это многоликая виртуальная культура» [6]. Отличительным признаком сетевой формы сотрудничества является наличие у каж­дого участника ключевой компетенции, совокупность которых позволяет быстро выстраивать цепочки «поставщик - произ­водитель - потребитель» при поступлении заказа и получать синергетический эффект за счет совместного использования инфор­мационных, финансовых, материальных, человеческих ресурсов. Степень приспосо­бляемости и гибкости организаций зависит от способности как отдельных людей, так и целых организаций накапливать опыт и знания и обучаться на его основе. В усло­виях интеграции и реинтеграции отдель­ных трудовых процессов принципиальным становится не снижение производственных и транспортных издержек, а решение про­блемы уменьшения координационных из­держек ведения деловых операций.

Таким образом, сетевая организация экономической деятельности требует но­вого мышления руководителей: отказа от всестороннего контроля, перехода к нефор­мальному способу координации, взаим­ному доверию. Установление связей - это стремление уменьшить неопределенность в ситуациях, когда результат не определен или когда цена достоверной информации слишком высока. Такие связи не сводят­ся ни к передаче приказа, ни к непосред­ственному контакту участников обмена в рамках определенного контракта, причем они устанавливаются в специфических для обеих процедур рамках.

Список литературы

 

1.  Андреева, В. Л. Влияние информа­ции и знаний на новые формы организации бизнеса / В. Л. Андреева // Информационная экономика и динамика переходных процес­сов : сб. науч. трудов / под ред. Е. Ю. Ива­нова, Р. М. Нижегородцева. - М.: Бизнес - Юпитер, 2003.

2.  Бэст, М. Новая конкуренция. Инсти­туты промышленного развития / М. Бэст. - М.: ТЕИС, 2002. - 356 с.

3.  Гранберг, А. Г. Теория и модели пространственного экономического равно­весия: по пути Августа Лёша / А. Г. Гран- берг // Август Лёш как философ экономи­ческого пространства. К столетию со дня рождения : сб. докл. - М.: Эслан, 2007.

4.  Гуленков, Д. Г. Сетевая кооперация в консалтинге / Д. Г. Гуленков, Н. Н. Фили­монова. - М.: МАКС Пресс, 2006.

5.  Друкер, П. Создание новой теории производства / П. Друкер // Проблемы тео­рии и практики управления. - М., 1991.

6.  Кастельс, М. Информационная эпо­ха. Экономика, общество и культура /

М. Кастельс. - М.: МГУ ВШЭ, 2000. - С. 60.

7.  Ковалев, М. Как измеряют готов­ность страны к сетевой экономике / М. Ко­валев, А. Курбацкий // ЭКОВЕСТ. - 2002. - № 2-3. - С. 400-417.

8.  Рюэгг-Штюрм, Й. Значение новых сетеобразных организационно-управлен­ческих форм для динамизации предпри­ятий / Й. Рюэгг-Штюрм, М. Янг // Пробле­мы теории и практики управления. - 2001.

-  № 6. - С. 106-109.

9.  Скаржинский, М. И. Методология экономической науки / М. И. Скаржинский, В. В. Чекмарев - Кострома: ГОУВПО, КГУ им. Н. А. Некрасова. - 2006.

10.  Стрелец, И. А. Сетевая экономика: учебник / И. А. Стрелец. - М.: Эксмо, 2006.

-  208 с.

11.  Третьяк, О. А. Маркетинг: новые ориентиры модели управления / О. А. Тре­тьяк. - М.: ИНФРА-М, 2005.

12.  Чучкевич, М. М. Что такое сетевая организация? / М. М. Чучкевич. - М.: Изда­тельство Института социологии РАН, 1999.

-  54 с.

13.  Шапиро К. Информационные пра­вила: стратегическое руководство по сете­вой экономике / К. Шапиро, Х. Вэриан. - Изд-во Гарвардской школы бизнеса, 1998.

14.  Эдвиссон, Л. Корпоративная долго­та. Навигация в экономике, основанной на знаниях / Л. Эдвиссон. - М.: ИНФРА-М, 2005.

15.  Яременко, Ю. В. Собрание сочи­нений в 3-х т. Т.1 / Ю. В. Яременко. - М.: Наука, 2001.

16.  Jackson, M. Wolinsky, A. A Strategic Model of Economic and Social Networks // Journal of Economic Theory. 1996. - Vol. 71.

-  Р. 44-74.

17.  White, К. С. Markets from Networks: Socioeconomic Models of Production. - Princeton: Princeton University Press, 2002.