ПСИХОЛОГО-ПЕДАГОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ СТАНОВЛЕНИЯЛИЧНОСТИ РЕБЕНКА (этнопедагогический контекст)


 

Содержание

Введение

Часть 1. Теоретические и концептуальные основы этнопедагогического феномена народной педаго­гики

Часть 2. Базовые принципы и дидактические усло­вия функционирования этнопедагогического фе­номена народной игры в системе образования

Часть 3. Базовые принципы и дидактические усло­вия функционирования этнопедагогического фе­номена народной игрушки в системе образования

Библиографический список

Актуальность темы монографии обусловлена необходимостью возрождения традиционной культуры воспитания, восстановления этнических традиций и формирования этнического самосознания, начиная с детства. Исследованиями ученых доказано, что важней­шим средством формирования личности является искусство и наи­более доступный для восприятия детьми вид - народное искусство. Поэтому мы два десятилетия в своих исследованиях изучаем воз­можности воспитания активной, творческой, художественно куль­турной личности средствами народного искусства.

Монография состоит из нескольких частей.

Первая часть монографии посвящена теоретическим и концеп­туальным основам этнопедагогического феномена народной педаго­гики. Корни национальной культуры обладают высоким воспита­тельным потенциалом. «Воспитательная идея каждого народа про­никнута национальностью более, чем что-либо другое» (К.Д. Ушин­ский). В своих трудах Я.А. Коменский, JI.H. Толстой, К.Д. Ушин­ский, В.А. Сухомлинский, И.Я. Яковлев и др. указывали, что необ­ходимо учитывать национально-этнические особенности в воспита­нии детей, в передаче им знаний и опыта, в формировании народно­го духа, накопленного мудростью народа. Народ, нация сохраняют себя только благодаря собственной системе воспитания. Из всех на­циональных традиций важнейшими являются воспитательные, в ко­нечном счете, они и определяют и духовно-нравственный облик на­рода и его менталитет - образ морали и поведения.

У отдельных народов, по мнению С.И. Гессена, различие в об­разовательных системах, каждая из которых преследует особую цель, определяется характером народа. Особо С.И. Гессен подчер­кивал необходимость создания своей собственной национальной системы воспитания, отвечающей стремлениям и потребностям на­родной души. Поэтому важным сегодня является вопрос об устра­нении ассимиляции культур как явления, характерного для процесса поглощения одной культурой другой. Внедрение в практику работы с детьми педагогического опыта, накопленного тем или иным наро­дом, продолжает оставаться важной задачей педагогической науки.

Глубокое и систематическое изучение потенциала народной педаго­гики позволит значительно обогатить этнопедагогическую культу­рологию.

Как известно, в народном искусстве обобщены представления о прекрасном, эстетические идеалы, мудрость народа, которые пе­редаются из поколения в поколение. Через народное искусство ре­бенок познает традиции, обычаи, особенности жизни народа, при­общается к культуре своего народа. Важную роль народного искус­ства в воспитании детей отмечали многие искусствоведы, педагоги, психологи (А.В. Бакушинский, JI.C. Выготский, Р.Г. Казакова, Т.С. Комарова, B.C. Мухина, JI.B. Пантелеева, Н.П. Сакулина, А.П. Усо­ва, Т.Я. Шпикалова, Е.А. Флерина и др.). На современном этапе раз­вития общества приобщение подрастающего поколения к нацио­нальной культуре, обычаям и традициям народа, к его нравственно - эстетическим ценностям, на наш взгляд, способно предотвратить духовную деградацию личности.

Однако изучение региональных особенностей культуры ука­зывает на угасание очагов некоторых национальных культур, кото­рое приводит к тому, что уникальные по красоте вещи, созданные мастерами-профессионалами и являются носителями величайшей духовности, не доходят до широких масс, а предназначаются лишь для музейных полок. Последние исследования по закономерностям развития региональной культуры (В.В. Ануфриев, И.Я. Богуслав­ская, Х.М. Дикинов, З.Н. Иванова, О.А. Квасова, Г.Г. Котожеков, Г.Н. Москвина, А.Е. Оксенюк, А.П. Орлова, Т.М. Разина, И.Н. Уха - нова, JI.A. Юда и др.) подтверждают особую актуальность этого на­правления. Региональная культура при этом может рассматриваться как культурный российский феномен, который в этнокультурном историческом плане характеризуется исчезновением старых и фор­мированием новых внутри культурных связей, многообразием этни­ческих компонентов (В.В.Ануфриев). Однако, к сожалению, чрез­вычайно медленно изучается традиционно-бытовая культура многих народов России, в том числе и русского населения.

Осознание значимости своей национальной культуры невоз­можно без обращения к историческому прошлому народа, к богато­му наследию духовных идеалов и ценностей и реализации их в со­временных условиях. Поэтому во избежание технократического пу­ти развития России, необходимо возвращение к духовным корням этнических культур на основе познания самобытности и уникально­сти каждого народа (Т.Н. Петрова, Ю.А. Рудь, E.JI. Христова, JI.A. Юда).

Часть вторая раскрывает базовые принципы и дидактические условия функционирования этнопедагогического феномена народ­ной игры в системе образования. По мнению доктора педагогиче­ских наук В.А. Сластенина, национальная культура придает специ­фический колорит среде, в которой функционируют различные об­разовательные учреждения. При этом только признание этнопедаго - гических традиций воспитания (понимая этнопедагогику и народ­ную педагогику как науку и предмет науки) позволит исследовате­лям шире использовать совокупность педагогических сведений и воспитательного опыта, сохранившихся в устном народном творче­стве, обычаях, обрядах, детских играх и игрушках (Г.Н. Волков, Г.Л. Дайн, Т.Н. Петрова).

В настоящее время в науке накоплен эмпирический материал, отражающий половую и возрастную стратификацию различных эт­носов и соответствующие обряды детского цикла (Г.Н. Волков, В.М. Григорьев, Г.Л. Дайн, Л.А. Динцес, О.И. Капица, Л.Г. Оршанский и др.). Весь этот материал создает реальную основу для построения педагогической концепции на материале народной культуры. Мно­гие современные социальные институты, как нетрудно заметить, ис­пытывают потребность в создании системы развития личности, ос­нованной на этнокультурных традициях. Однако, к сожалению, до сих пор научно обоснованная программа по внедрению народной педагогики в теорию и практику развития личности пока еще не разработана. Самое же главное - нет целостной системы ее исследо­вания, изучения, преподавания, освоения и применения.

В укладе народной жизни присутствуют социальные установ­ки общества, овладение которыми посредством ведущего вида дея­тельности - игры формирует мировоззрение ребенка, его отношение к окружающему миру и становление характера (А.Л. Бугаева, Г.Н. Волков, З.Н. Иванова, A3. Измайлов, И.А. Лыкова, B.C. Мухина, Т.Н. Петрова, Е.А. Покровский, Э.И. Сокольникова, И.А. Старкова, З.Б. Цаллагова и др.). Игра как процесс присуща многим живым су­ществам: играют дельфины, собаки, обезьяны и т.д., только человек в состоянии специально создать предмет игры - игрушку.

В третьей части рассмотрены базовые принципы и дидактиче­ские условия функционирования этнопедагогического феномена на­родной игрушки в системе образования. Игрушка, по мнению ис­следователей Н.С. Александровой, Г.Л. Дайн, О.А. Квасовой, Т.М. Разиной и др., как важная часть народного искусства, всегда была элементом деятельности, предметом и объектом различных процес­сов и ритуалов, включая праздничные, воспитательно- образовательные и многие другие. Народная игрушка создавалась не в одночасье, она не принадлежала одному конкретному человеку, а моделировалась усилиями многих людей и поколений определен­ной местности, впитывая специфику этнического сознания.

Игрушка как неотъемлемая часть духовной культуры народа, по мнению Г.Л. Дайн, широко охарактеризована в исследованиях с различных точек зрения: исторической, социальной, художествен­ной, педагогической и т.д. Однако при этом опускается этнопедаго­гический, который был изначально заложен мастерами - умельцами в народную игрушку: моделирование и изображение мира; функцио­нирование в игре как главном проявлении духовного мира ребенка. Игрушки и игры, по мнению Е.А. Покровского, нередко служили первым средством воспитания, стимулом к дальнейшему развитию чувств, направлению характера, формированию склада ума. Игруш­ки и игры представляли собою такое же важное образовательное значение, согласное с духом народа, как народная поэзия, легенды, сказки, поговорки, загадки и т.д. Л. Оршанский, тщательно изучав­ший народные игрушки, считал, что они являются прямым зеркалом жизни взрослых, их верований, страстей, радостей, без всякого пе­дагогического умствования, без вечного превосходства взрослых над детьми. Академик Г.Н. Волков понятие «игрушка» даже вклю­чил в определение народной педагогики. Все это указывает на акту­альность проблемы использования народного искусства и народных игрушек этноса в воспитательно-образовательном процессе детей.

В части четвертой представлены основные тенденции включения народного искусства, игр и игрушек в систему образования. В укладе народной жизни присутствуют социальные установки общества, ов­ладение которыми посредством ведущего вида деятельности - игры формирует мировоззрение ребенка, его отношение к окружающему миру и становление характера. Сердцевиной, ядром, стержнем народ­ных педагогических традиций, несомненно, являются игры и игруш­ки.Своеобразие духовного потенциала игр и игрушек в том, что они, благодаря своей уникальной естественности, дают убедительную для трактовки принципа природосообразности педагогики ненасилия (Г.Н. Волков, В.Г. Маралов, В.А. Ситаров, В.А. Сластёнин, Д.Б. Эль - конин).

Между тем теоретический анализ исследований позволил нам выявить и сформулировать проблему выявления теоретических и кон­цептуальных основ, ведущих тенденций, базовых принципов и дидак­тических условий, обеспечивающих современное функционирование этнопедагогического феномена народного искусства в системе обра­зования. Одним из путей решения этой проблемы является научный анализ и обоснование возможных путей включения народного искус­ства в педагогический процесс, обеспечивающего эффективное ис­пользование накопленного этносом опыта. Этот вопрос мы рассмот­рели в этой части работы.

В формировании нашей научной школы в контексте организа­ционных вопросов решающую роль сыграла личность учителя. На первом этапе становления - это Р.Г. Казакова, профессор кафедры эс­тетического воспитания Mill У и Т.С. Комарова, профессор кафедры эстетического воспитания МГОПУ им. М. Шолохова, на втором этапе оформления научных идей - В.А. Ситаров, профессор кафедры педа­гогики высшей школы МПГУ и Г.Н. Волков, профессор, действитель­ный член РАО.

Научная идея, лежащая в основе исследовательской программы нашей научной школы, - народная культура и традиции как этнопеда - гогический феномен. Уникальность народной культуры в том, что в ней запечатлены отголоски духовных исканий человечества. Мы счи­таем, что именно в народной культуре наилучшим образом сочетается общечеловеческое и национальное, религиозное и светское, мистиче­ское и реалистическое. Знаменательны и поздние эволюции и транс­формации: национальное, совершенствуясь и развиваясь, опять обо­гащает общечеловеческое. Это свидетельствует о необычайно созида­тельном и сложном диалоге культур - между народами, религиями, с одной стороны, и между веками, тысячелетиями, с другой.

Попытки нашей научной школы найти психологические объяс­нения тайнам и таинствам, связанными с воспитанием детей во взаи­модействии с народной культурой, традициями имеют длительную историю - им без малого два десятилетия. Мы используем глобальный подход к проблеме: философский, социально-педагогический, психо­логический, историографический, этнологический и, конечно же, в первую очередь и главным образом - этнопедагогический. Хотелось бы особо подчеркнуть, что такое глубокое проникновение в историю развития народной культуры, национальных промыслов, в их органи­зацию, раскрытие их этнопедагогических особенностей встречается только в нашей научной школе. В данном случае о серьезном вкладе в науку можно сказать без всякой натяжки.

В научных взглядах, идеях, интересах представителей нашей научной школы обоснована необходимость возрождения традицион­ной культуры воспитания, восстановления этнических традиций и формирования этнического самосознания, начиная с дошкольного возраста.

Особое значение мы придаём духовному опыту, т.е., осознанию своего «я» в контексте времени и культуры. Причем, познание чело­веком всех достижений культуры является обязательным моментом в нравственном и духовном развитии личности. При этом соблюдение единства национального, конкретно-исторического и семейно - укладного является главной идеей наших гуманистических воззрений.

Важное место в нашей научной школе занимают исследования, посвященный изучению региональных особенностей культуры. Дело в том, что угасание очагов некоторых национальных культур приво­дит к тому, что уникальные по красоте вещи, созданные мастерами - профессионалами и являющиеся носителями величайшей духовности, не доходят до широких масс, а предназначаются лишь для музейных полок. Региональная культура при этом рассматривается нами как культурный российский феномен, который в этнокультурном истори­ческом плане характеризуется исчезновением старых и формировани­ем новых внутри культурных связей, многообразием этнических ком­понентов. Осознание значимости своей национальной культуры не­возможно без обращения к историческому прошлому народа, к бога­тому наследию духовных идеалов и ценностей и реализации их в со­временных условиях.

Наша научная школа продолжает работу по научному обоснованию программ и внедрению народной педагогики в теорию и практику разви­тия личности, что обеспечит целостную систему ее исследования, изуче­ния, преподавания, освоения и применения.

Автор монографии выражает благодарность за поддержку и сотруд­ничество коллективу кафедры эстетического воспитания МПГУ и про­фессору этой кафедры Р.Г. Казаковой, коллективу кафедры педагогики высшей школы МПГУ и лично академику РАО, президенту МАНПО, доктору педагогических наук, профессору В.А. Сластенину и всем, кто содействовал развитию нашего научного направления.

Часть 1. Теоретические и концептуальные основы этнопедагогического феномена народной педагогики

Одной из проблем теории и практики образования на сегодня является разрыв связи поколений, воспитание вне культурно - исторических традиций, вне системы ценностей, менталитета своего народа.

Вначале немаловажно разобраться в проблеме выражения эсте­тического отношения в процессе созидания прикладного предмета на­родным мастером. В глубокую древность уходят истоки народного искусства. Исследования В.М. Василенко, B.C. Воронова, Т.М. Рази­ной и других подтверждают, что на протяжении многих веков творче­ство народа оставалось коллективным, не утрачивая своих связей с отдаленными периодами художественного сознания. Ученые отмеча­ют, что в ходе исторического развития общества меняются формы и способы удовлетворения эстетических потребностей народа. Все это делает народное творчество интереснейшим предметом для эстетиче­ской теории, разработка которой имеет не только научно - теоретическое, но и практико-ориентированное значение, потому что народное творчество остается живым явлением нашей современности. При условии разработки теории народного творчества, считает Т.М.Разина, мы сможем полнее ответить на вопрос, почему древнее в своих истоках искусство глубоко волнует нашего современника.

Как известно, человек относится к окружающему его миру, прежде всего, чувственно, ценностно, определяя в своих переживани­ях свою внутреннюю сущность через внешнюю действительность. Народное искусство рассчитано, прежде всего, на чувственное «при­своение» его человеком. При этом важно помнить, что чувственное «присвоение» эстетических качеств определяется субъективными ощущениями, особенностями восприятия индивида (К.З. Акопян, В.Н. Мясищев и др.) и предполагает наличие всех форм творчески- активного взаимодействия человека с миром: чувственную и деятель - ностную. Подтверждением этого положения являются традиции на­родной педагогики при организации общения с народным искусством: народная педагогика предусматривала не только его восприятие, но и создание, и игры с ним. Как считает Б. Шимунек, благодаря сопри­косновению человеческого субъекта (его сознания) с объективной ре­альностью (действительностью), они лучше осознаются человеком.

Важно так же отметить, что при эстетическом восприятии про­изведений, созданных народом, человек познает действительность не безразлично, не «в себе», а как бы пропуская через себя, одухотворен­но, путем конкретного переживания и чувственного проникновения. Учитывая мнение психологов о значении переживаний и оценок в природе отношений, возникающих в процессе сложного воздействия объекта на субъект и зависящих от особенностей предметов, которы­ми они были вызваны, а так же особенностями личности и ее индиви­дуальным опытом, можно утверждать, что чем раньше мы включим детей в процесс познания народного искусства, тем больший разви­вающий эффект мы получим.

Зная то, что эстетические отношения - это, прежде всего, эмо­ционально-ценностные отношения человека к действительности и ис­кусству, можно с уверенностью предположить, что народное искусст­во в процессе эстетической деятельности (художественной и игровой) будет способствовать перенесению эстетического отношения на вос­принимаемые предметы. Возникающий контакт, духовно - эмоциональный «резонанс» между объектом и субъектом восприятия, то есть между ребенком и предметами народного искусства, даст воз­можность ребенку играть и принимать непосредственное участие в их создании.

Первые ступени детства при благоприятных условиях почти ис­ключительно заполнены игрой. Психолог В.В. Зеньковский неодно­кратно отмечал, что дети смотрят (в процессе игры) на объект игры как на настоящий предмет. Дитя в процессе игры обращается с пред­метами игры так же, как обращается с реальными предметами в ре­альной жизни. Так как дитя очень легко может варьировать работу фантазии в отношении объекта игры, то это дает ребенку в высшей степени важное чувство власти над предметом игры, развивает жела­ние попробовать на нем свои силы, развивает вкус к свободной и творческой активности. А искусство промыслов, будучи образной мо­делью жизни, в самой основе включает осознанный элемент игры. В отличие от других моделирующих систем (например, научных), ис­кусство промыслов в акте своего восприятия требует забыть о том, что оно есть иллюзорный образ жизни, а не сама жизнь. Мы предпо­лагаем, что оптимальный путь формирования эстетического отноше­ния к окружающему миру и к самому себе, как части мироздания, мо­жет включение в этот процесс народного искусства, что позволяет уже на ранних этапах онтогенеза моделировать идеальный образ мира, идеальный образ «я». Ребенок, накапливая эстетический опыт в празднествах и обрядах, обычаях и в народном творчестве, в ремеслах и промыслах, которые входят в жизнь детей спонтанно и естественно, так же естественно, как он живет в мире взрослых. Таким образом, эс­тетическое отношение как духовная связь человека с действительно­стью (С.С. Гольдентрихт, Б.Я. Замбровский, М.С. Каган, Н.И. Кия - щенко, Б.М. Неменский и др.) возникает на определенном этапе онто­генеза и может рассматриваться как формирование основ эстетиче­ского видения под влиянием взрослых, передающих детям основы со­циальной и духовной культуры. «Эстетическое отношение состоится, - утверждает А.А.Мелик-Пашаев, - если ребенок почувствует и осоз­нает, ради чего создавались произведения декоративного творчества». Ребенок способен «присвоить» те человеческие ценности, мысли, чув­ства, идеалы, то отношение к жизни, которое опредмечено в декора­тивно-прикладном искусстве.

Народное искусство, включающее художественно-образный опыт народа, - это богатейший клад и важнейший этап накопления эс­тетического опыта и духовного развития, без которого ребенок не мо­жет совершить следующий шаг: духовно обратиться к искусству как главному средству изображения эстетических идей. Значит, своеобра­зие эстетического отношения народа заключается в рамках комплекса отношений человека к действительности, среди которых главными мы считаем предметно-практические отношения.

Народное творчество в целом, - живое, развивающееся явление, отражающее закономерности своего времени, воплощается в предме­тах быта, созданных по законам красоты. «Основой идейного содер­жания любого произведения народного творчества является творче­ское осмысление действительности народом, выражение им своего отношения к различным явлениям, от мифологического представле­ния о мире и природе». Значит, содержание народных промыслов мо­жет при определенных педагогических условиях предстать перед ре­бенком как трансформированный «учебник» по социальному миру, миру природы и вещей. Тогда можно говорить о том, что наступила слитность материального и духовного как эстетическое начало деко­ративного искусства, уходящего истоками в прошлое, сохраняя и пе­редавая от поколения к поколению цельный и стройный мир особого отношения человека к окружению, отражает исторические и социаль­ные условия жизни, а также мировоззрение и характер народа. Как заметила В.С.Мухина, ребенок живет в предметном мире и с момента своего появления на свет осваивает его по функциональному назначе­нию и эстетической значимости, начиная фетишировать предметный мир. В связи с этим еще раз подчеркнем, что предметный мир, окру­жающий ребенка несет определенную смысловую, нравственную, эт­ническую и другие нагрузки. Народное искусство, создаваемое наро­дом для себя и для своих детей, несет живущим ныне поколениям по­нимание прекрасного, формировавшегося веками, созданного и со­храненного народом эстетического идеала. «Произведения декоратив­ного фольклора выступают «зеркалом», отражающим народные пред­ставления о прекрасном и нравственном, об эстетических и этических идеалах, благодаря чему устанавливается «баланс» между прошлым и настоящим, разумом и чувством, отдельным человеком и обществом в целом».

Ученые подчеркивают мажорность народного искусства. Эту характеристику, бесспорно, можно отнести ко всем ее видам. Стрем­ление мастеров к своеобразной идеализации отдельных событий, предметов, которые можно сопоставить (как считает В.М. Василенко) с такой же возвышенной трактовкой в фольклоре: в сказках, былинах, легендах. «Полнота и сложность воздействия этого искусства по ос­новному своему строю радостно и ярко, унисонно и широко», - писал А.В. Бакушинский.

Все произведения народного творчества прекрасно выверены в смысле эстетической значимости, прошли через восприятие десятков и сотен людей, утвердившись в искусстве, и являются основой в твор­честве. При отборе оставалось самое ценное, точное, своеобразный эстетический идеал. Всегда сознавая полноту его содержания и ценя красоту формы, подчеркивает Т.М. Разина, мастер каждый раз по - новому «подавал» его в своих произведениях. Поэтому произведения народного искусства даже одного вида не похожи один на другой.

Эстетические черты и признаки, присущие рукотворному про­изводству, характеризуются профессиональным владением материа­лом из тех, который наиболее доступен народу, и техникой его обра­ботки. Народные традиции культивировали интерес и уважение к природному материалу (B.C. Воронов), к переработке его в художест­венную форму. Поэтому многие народные промыслы развивались и совершенствовались на основе имеющегося, доступного материала, из которого создавались рукотворные произведения. От поколения к по­колению формировалось чувство материала, его выразительных свойств, техника обработки руками и с помощью простейших инстру­ментов, что привело к художественному обобщению пластически - игровой формы. В каждом произведении видна опытная рука мастера, умеющего превращать пластичный комок глины в конструктивную форму, предельно законченную и ясно выраженную, то есть умение достигать гармонии пластического решения, подчиненного и законам красоты, и требованиям детской игры.

Учитывая мнение JI.C. Выготского о том, что область детского искусства и реакция на него ребенка требует специального исследова­ния, так как реакция ребенка на детское искусство существенно отли­чается от реакции на искусство взрослого, мы пришли к необходимо­сти специального изучения характеристик народного искусства с по­зиции их педагогического воздействия на гармоничное развитие лич­ности ребенка и возможности включения их в систему образования.