О сущности и особенностях новой экономики

 

Новая экономика не только экономика, основанная на знаниях. Это качественно новое яв­ление, отличающееся предметами и средствами труда, механизмами и способами достижения эффективности производства, повышения производительности труда и т. д. Основным призна­ком новой экономики становится инновационность как качественная характеристика и форма основных системообразующих экономических отношений. Новой экономике в большой степени будут свойственны набирающие силу открытые инновации к формирующимся национальным инновационным системам.

Ключевые слова: новая экономика, модернизация, инкрементальные и «взрывные» иннова­ции, экономика знаний, «клубная экономика», новая конкуренция, глобальная кооперация и ин­теграция, национальные инновационные системы.

Настоятельная необходимость ком­плексной модернизации российской экономики посредством инновационного рывка сделала вопросы формулировки сущности структуры новой экономики, этапов вживления ее в ткань действую­щей модели экономики, а также опреде­ления горизонтов ее развития чрезвычай­но актуальными. На страницах журнала «Вопросы новой экономики» идет об­суждение этих актуальных вопросов, однако оно явно должно быть углублено и интенсифицировано. Требуются внят­ные определения и категориальный ап­парат для новых явлений экономической теории и практики. Понимание феномена новой экономики и выработка стратегии по использованию ее механизмов и за­кономерностей (большинство которых еще нужно выявить и объяснить) край­не важно для настоящего и будущего экономики России. Фактически, пони­мание и использование механизмов но­вой экономики - это борьба за будущее России, как бы высокопарно это не звучало.

Как правило, исследователи новой экономики описывают те ее стороны, которые уже в той или иной степени проявились к настоящему времени. Те предсказания о будущем обществе, ко­торые 30 лет назад можно было назвать футуристическими изысканиями, сейчас проявляются уже достаточно выпукло и зримо. Однако появившаяся верхушка айсберга новой экономики, на которую и устремлено основное внимание исследо­вателей, еще не дает достаточно четко­го, комплексного понимания сущности, конфигурации, размеров этого явления. Верхушка айсберга видна. Это эконо­мика, основанная на знаниях, в которой интеллектуальный капитал, вкупе с промышленным и финансовым капита­лом, определяет каркас соответствующих форм и механизмов новой экономики. К числу основных ее составляющих можно отнести следующие:

-  существенное возрастание доли и роли интеллектуальных услуг в валовом общественном продукте. При этом изме­рение самого общественного продукта все более начинает дрейфовать от мате­риальных значений, объема - количества к качественным параметрам и прежде всего к нематериальным признакам («ин­дексы счастья» и т. п.), оценкам уровня экономического развития;

-  участие нематериальных факто­ров (бренд, гудвил, организационный капитал, корпоративная социальная от­ветственность и т. д.) в механизме ка­питализации стоимости компании, в формировании ценообразования на про­изводимые продукты;

-  опережающий рост затрат, свя­занный с обработкой информационных ресурсов, по сравнению с затратами на физическое изготовление товаров;

-  интернационализация и глокали - зация производства, торговли, финансов, потребления, НИОКР и др.;

-  финансовизация мировой эконо­мики, возникновение финансомики, рей - тингономики со своим мощным всепро­никающим механизмом;

-сетевые формы производства, торговли, потребления, организации и управления, сетевой характер выстраива­емых общественных структур, их расту­щий антропоструктурный элемент.

Существует и ряд других отличитель­ных признаков новой экономики. Однако глубинные основы этого явления, связан­ные с новой технологической революци­ей, видимо, еще предстоит определить. В этой связи следует проанализировать накопленный конгломерат представлений о новой экономике и дать на этой основе более комплексное, системное представ­ление о предмете. И прежде всего, види­мо, следует ревизовать некоторые сложив­шиеся стереотипы новой экономики[294]. В первом ряду, конечно, находится вопрос соотношения «экономики знаний» и но­вой экономики. Большая группа исследо­вателей новейших тенденций, процессов современной экономики прямо или по умолчанию отождествляет «экономику знаний» и новую экономику, либо при­равнивая их друг к другу[295]
, либо исполь­зуя эти термины как синонимы[296].

Между тем новая экономика не про­сто более широкое, емкое явление, неже­ли «экономика, основанная на знаниях» («экономика знаний»), отождествляемая с преобладающей (возрастающей) долей интеллектуальных услуг в ВВП, либо рассматриваемая более широко, а каче­ственно новое явление, отличающееся предметами и средствами труда, меха­низмами и способами достижения эффек­тивности производства, повышения про­изводительности труда, особенностями формирования глокальных цепочек соз­дания и добавления стоимости, финан- совизацией экономических процессов и рядом других элементов, требующих от­дельного рассмотрения. Конечно, еще раз можно повторить то, что «экономика зна­ний» является существенной частью но­вой экономики, во многом определяющей современный этап ее развития и понима­ния. Однако из этого не следуют выводы об отождествлении этих явлений.

Вряд ли можно согласиться и с трак­товками новой экономики, которые фак­тически отождествляют ее с элитной, «клубной экономикой», «экономикой же­ланий», экономикой, в которой ведущую роль играют знаки, символы, коды, а стои­мость товара все более определяется цен­ностью индивидуальной, ситуационной, преломленной через восприятие других людей[297]. Конечно, если под «клубной эко­номикой» понимать сетевые сообщества, включающиеся в реальную экономиче­скую жизнь, то это представляется важ­ным элементом формирующейся новой экономики. Однако пока это еще весьма узкий сегмент современного общества, с неясно выраженными экономическими интересами.

Поэтому, в отличие от К. Маркса, ко­торый в «Коммунистическом манифе­сте» точно уловил тенденции в станов­лении рабочего класса в развивающемся капитализме, начавшем осознавать свои социально-экономические интересы, А. Долгин в своем претенциозном «Ма­нифесте новой экономики» выдвигает на первый план весьма еще не определен­ные элементы формирующейся структу­ры общества, перспективы превращения которых в определяющее явление еще малоубедительны. Вместе с тем следует согласиться с А. Долгиным, что по миру «веет новой экономикой»[298]. Однако это «веяние», в его трактовке, вряд ли пре­вратится в ветер, который надует пару­са перемен в традиционной экономике.

Важнейшим фактором, способству­ющим появлению новой экономики, а также определяющим ее сущность, является многообразная инновацион­ная деятельность по всей цепочке вос­производственного процесса, органи­зации, управления, маркетинга. Новая экономика предстает как производство инновационных продуктов и услуг как ключевых составляющих воспроизвод­ственного процесса. При этом ключевым фактором здесь становится возникно­вение рыночного спроса на инновации.

Инновационность как базовая черта новой экономики

Измерением новой экономики явля­ются не объемы производства, валовые п о к азатели (хотя на начальных этапах ее формирования они по-прежнему играют свою важную роль), а те показатели, кото­рые отражают разного рода инновации, ка­чественные сдвиги, причем во все возраста­ющей степени в области нематериальных, а также неутилитарных благ. Если немате­риальные блага и явления вполне исполь­зуются в нынешней экономике (бренды, гудвил и др.), то для вызревающей новой экономики будет все более характерен рост значимости (но не сведение к ее сущности неутилитарных благ в структуре потребле­ния: знаки, символы, культурные коды).

Инновации, как известно, сопровожда­ют всю историю развития человечества, обеспечивая рост производительности тру­да и потребности людей, повышая степень их удовлетворения, развития человека как личности. Новая экономика как система воспроизводственных координат отличает­ся от инновационной системы аграрного и индустриального развития с его «этапами» и механизмами. Использование инноваций в доиндустриальной и индустриальной экономике в основном носило фрагментар­ный характер, как правило, в сравнитель­но узких сегментах действующих систем.

В новой экономике новизна стано­вится самостоятельной ценностью: эсте­тической, потребительской, коммуника­ционной, приоритетной, тотальной. Эти качества новизны коммерциализируются и встраиваются в цепочку формирования стоимости продукта, которая все более пополняется многообразными составляю-

имая рука рынка АСТ. М., 2010. С. 15-17, 27.

щими, находящимися за пределами фор­мирования стоимости в индустриальной, а тем более доиндустриальной экономики. При этом особо ценится «умная» новизна, интеллектуальная и информационная на­сыщенность товара и услуг. Именно такая новизна становится не только более зна­чимой, но и наиболее заметной на рынке.

 

В новой экономике, по единодушному признанию ее исследователей, человеческий (интеллектуальный) капитал становится центральным среди других форм капита­ла. Это, в частности, проявляется в инно­вационных потребностях человека, зада­ющих вектор социально-экономических трансформаций и определяющих ие­рархию приоритетов этих изменений.

Инновационность становится не только качественной характеристикой, признаком новой экономики, но и формой основных системообразующих экономических от­ношений данного типа. Новая экономика предстает как система, в которой реали­зуются не только инкрементальные, но и взрывные инновации. Это не инновации традиционной экономики, которые появля­ются не столь регулярно и их распростра­нение носит эволюционный характер (па­ровая машина, дизель, электродвигатель), сохраняя на многие десятки лет монопо­лию для их изобретателей, обогащая ком­мерсантов, реализующих эти инновации. В настоящее время процесс происхождения, распространения и использования инно­ваций резко ускорился, они коммерциали­зируются и внедряются в производство во все более сжатые сроки. Кроме того, ра - пидным стал и процесс их копирования, адаптации, развития, производства на их основе новых инновационных продуктов, с новыми свойствами, которые не закла­дывали в свой инновационный продукт первичные создатели инноваций. Послед­нее обстоятельство весьма характерно для китайской модели заимствования и адап­тации инновационных высокотехнологич­ных товаров, получившей название в Ки­тае «шаньчжайное производство», которое характеризуется одними исследователями, как пиратство, кража интеллектуальной собственности, а другими - как специфи­чески китайская креативность, творчество в деле восприятия и адаптации зарубежных инноваций и новейших товарных образцов.

Скорость распространения новых технологий в развитых странах мира в

2-  3            раза выше в настоящее время, чем 10-15 лет назад. Между появлением но­вого образца и его освоением проходит

3-  4 года, и 1-2 года требуется для его ас­симиляции, чтобы ассимилированная тех­нология превратилась в экспортный актив[299].

Новая экономика - это массовые ин­новации, интеллектуальная подвижность, креативность в новых методиках позна­ния/действия, адекватная достаточно тур­булентному характеру этой экономики. Новая конкуренция, которая возникает в новой экономике, подпитывается ее ин­новационными импульсами, не только ужесточается, становится тотальной (хотя условия и для тотальной монополии также возникают на какое-то время, пока иннова­ционный продукт не становится не только принадлежностью первичного создателя), но и порождает ее новые формы, осно­ванные на разного рода коммуникациях: союзах, альянсах, сотрудничестве, высту­пающих в форме кооперации, т. е. взаи­модействия конкуренции и кооперации.

Новая экономика - система открытых инноваций

В этой связи новая экономика объек­тивно требует формирования поля для от­крытых инноваций, поскольку для участия в конкурентной гонке в турбулентных ус­ловиях тотальных инноваций уже трудно обойтись только своими силами (можно, но неэффективно по затратам и времени) при разработках и выпуске новейших продук­тов. Да, к тому же, это и не нужно, посколь­ку существует готовность к сотрудничеству с другой бизнес-единицей, которая уже су­мела выйти на исходные параметры (эффек­тивности, экологичности и др.) производ­ства данного продукта, но не имеет вашего первичного звена и, соответственно, также готова в той или степени к кооперации. По­этому возникает ситуация, когда достаточ­но стать лидером в каком-то направлении, чтобы включиться в цепочку создания сто­имости на паритетных началах с другими, создавая инновационный продукт, сокра­щая издержки производства, повышая его эффективность и т. д. В новой экономике возникает ситуация, когда ряд источников инновационного потенциала бизнес-еди­ницы находится за пределами ее ареала. В результате новая экономика предстает как множество цепочек производства новей­ших, эффективных продуктов на сетевых, межфирменных, кооперационных основах. Новая экономика - это экономика глобаль­ной кооперации, формирующей интерна­ционализированный глокальный продукт.

На наших глазах происходит нелиней­ное формирование явления, когда инте­грация знаний становится основой для глобального функционирования новой эко­номики. Рост мобильности интеллектуаль­ного капитала, интернационализация НИ - ОКР, информационно-коммуникационных технологий и др. действует в сторону сни­жения эффективности инновационной дея­тельности, основанной на внутренних, вну­трифирменных инновационных процессах. Эта тенденция убывающей производитель­ности инноваций, основанных на собствен­ных компетенциях, во все большей степени в новой экономике будет нивелироваться путем заимствования, привлечения бизнес - структурами и государствами прогрес­сивных идей, технологий, специалистов из других стран и регионов для работы в режиме открытой инновационной деятель­ности. В настоящее время этот механизм уже достаточно эффективно работает.

В США, ряде стран, входящих в состав ОЭСР, иностранные специалисты состав­ляют основу их технологического могу­щества. В США, по подсчетам Институ­та американского предпринимательства, на долю научных эмигрантов приходится 41% от общего числа зарегистрирован­ных патентов на изобретения. При этом в крупнейших высокотехнологичных компа­ниях - Qualcomm, Merck, General Electric - этот показатель составляет от 60 до 75%[300]. В Китае более половины регистрируемых патентов в середине 2000-х гг. принадле­жало иностранным компаниям, работаю­щим в Китае, либо компаниям с участием иностранного капитала. И хотя число па­тентов, полученных китайскими специа­листами, растет (в 2008 г. оно, например, выросло на 17,8%)[301], тем не менее, соот­ношение между патентами, зарегистриро­ванными иностранцами и китайскими специалистами, существенно не меняется.

Вместе с тем, говоря о тенденции гло­бальной интеграции знаний, не следует представлять ее как абсолютное благо, тем более на ее начальных этапах. Интеграция знаний, как интеграция экономик хозяй­ствующих субъектов, носит реальный и формальный характер. При реальной инте­грации знаний все субъекты, участвующие в этом процессе, получают адекватные им­пульсы к инновационному развитию в со­ответствии с их вкладом в процесс. Здесь интеграция ведет к обоюдному, много­векторному развитию всех участников. В условиях формальной интеграции знаний, когда одна из сторон является очевидным лидером, а другая поставляет интеллекту­альное сырье, обоюдного процесса разви­тия не происходит, участники этого про­цесса сохраняют свои позиции ведущего и ведомого. Для того чтобы выйти из этого состояния, прежде всего надо участвовать в этом процессе, а затем за счет интеллек­туального рывка попытаться стать равно­правным партнером в процессе интеграции знаний, создании инновационного продук­та. Поэтому, строя стратегию по вхожде­нию в качестве полноправного члена инте­грационного процесса знаний, во-первых, не следует бояться поначалу участвовать на вторых ролях и, во-вторых, четко ви­деть возможности, механизмы, перспек­тивы выхода на лидирующие позиции.

Новой экономике в большой степени бу­дут свойственны набирающие силу откры­тые инновации к соответственно форми­рующимся национальным инновационным системам, в которых степень открытости, т. е. соотношение внешних инноваций, используемых внутри бизнес-единицы, и внутренних инноваций, основанных на соб­ственных компетенциях, будет стремиться к единице (100%). Так, компания Merck, являясь одним из международных лидеров с точки зрения полученных результатов, с 2000 г. руководствуется тем, что, выстраи­вая активное сотрудничество с профиль­ными научными организациями во всем мире, создала виртуальную лабораторию для поиска данных во всем мире. Компа­ния Procter and Gamble выработала курс, в соответствии с которым из внешних источ­ников должно поступать до 50% всех инно­ваций. Число подобных компаний растет в геометрической прогрессии по всему миру.

Для закрепления данной тенденции не­обходимо формирование открытого рын­ка интеллектуальной собственности (с международной системой охраны прав собственности) с развитой системой ор­ганизации посредников инноваций или провайдеров инноваций. В основе это­го рынка новой экономики должны ле­жать следующие предпосылки и условия:

-  интенсивное                распростране­ние креативных знаний между субъ­ектами инновационной деятельности;

-  информация, которая не вписы­вается в бизнес-модель компании и яв­ляется для нее избыточной или непро­фильной и используется недостаточно;

-  отсутствие средств на коммерци­ализацию запатентованных разработок;

-  риск потери или устаревание разработок, идей (ноу хау), которы­ми в данный момент владеет компания.

Новая экономика, как экономика откры­тых инноваций, предполагает формиро­вание открытых бизнес-моделей. Причем это становится очевидным и для сильных, самодостаточных компаний, с большим собственным инновационным, креатив­ным потенциалом. Модель открытых ин­новаций может в любой момент привести к прорыву в каком-то звене, поставив в рисковое положение весь накопленный прежде потенциал. Конечно, сильная ком­пания предпримет все усилия для того, чтобы ликвидировать этот прорыв (ку­пив инновацию, тормозя ее внедрение и т.п.), но при прочих равных условиях бу­дет вынуждена пойти на взаимовыгодное сотрудничество в той или иной степени.

Открытая бизнес-модель - это взаимо­выгодный обмен организацией и резуль­татами НИОКР, технологиями на высоко­конкурентном рынке, доступ на который получают те страны, которые имеют соб­ственную зрелую национальную инно­вационную систему. Эти национальные инновационные системы (НИС) должны представлять открытые НИС, которые предполагают не только и не столько за­имствованные извне результаты НИОКР, инженерные ноу-хау и др. и их адаптацию и применение, а взаимовыгодный обмен и взаимодействие между субъектами, по­скольку это имеет не меньшее значение, чем сами субъекты с их разработками - се­тевые внешние эффекты, отдача от концен­трации и масштабов функционирования научно-технических кластеров и соответ­ствующим образом воздействующих на формирование и использование иннова­ций. Кроме того, новая экономика фор­мирует сложные отношения, которые еще предстоит вычленить и структурировать, а именно отношения между производствен­ной структурой, институтами и знаниями[302].

России необходимо встроиться, ин­тегрироваться в международный само­развивающийся инновационный процесс воспроизводства. При этом российские бизнес-структуры должны быть в высокой степени коммуникативными, разумно от­крытыми, нацеленными на быстрое освое­ние, создание новых технологий и прото­типов. Для формирования инновационного комплекса в стране необходимо максималь­но использовать опыт создания НИС как в развитых, так и, в особенности, в успешных развивающихся странах. Именно они со­вершают инновационный рывок от весьма низкого уровня развития, минуя некоторые этапы, на которых топчется Россия. К чис­лу этих стран относятся наши партнеры по БРИК - Китай, Индия, а также Республика Корея, которые идут вслед за мировыми ин­новационными лидерами США, Германи­ей, Японией. Именно в таком порядке были расставлены страны по уровню инноваций консалтинговой компанией Strategy One в исследовании «Глобальный инновацион­ный барометр», который компания провела по заказу General Electric. При этом Россия даже не вошла в этот рейтинг, который был составлен на основе опроса 1000 менедже­ров высшего звена компаний из 12 стран.

Соответственно, строя планы по соз­данию национальной инновационной системы России, следует учитывать, что для перехода на инновационный путь развития, как сообщает Всемир­ный банк, требуется не менее 10 лет. Поэтому требуется долгосрочная, сту­пенчатая, выверенная стратегия по пе­реходу на основы новой экономики.