НОВАЯ ЭКОНОМИКА: ВОПРОСЫ ТЕОРИИ И МЕТОДОЛОГИИ

 

Е. Ф. Авдокушин К вопросу о сущности и особенностях «новой экономики»

В процессе интенсивно развивающейся мировой экономики (не столько в количественном отношении, сколько в институциональном плане многообразия форм, методов, механизмов) возникает необходимость выработки адекватных представлений о ее сущностных изменениях, познания особенностей новых элементов современной экономики как национальной, так и мировой[988].

Исследование социально-экономических сдвигов, новых реалий, возникших в последние десятилетия прошлого столетия и продолжающихся качественных сдвигов в начале XXI века, объективно приводит к характеристике ряда сегментов современной экономики, прежде всего, в ряде ведущих стран мира как «новой экономики». Конечно, определение новых черт и особенностей в системе постиндустриальной экономики как «новой экономики» достаточно общо и несколько банально. Оно отражает определенную неспособность современной экономической науки дать адекватную трактовку метаморфозам, происходящим в современной экономике. И хотя следует признать, что отдельные экономисты делают попытки комплексной характеристики явления, тем не менее, общепризнанного его определения пока не выработано. Это связано, прежде всего, со сложностью самого явления, его плотной приближенностью к текущей действительности («лицом к лицу лица не увидать»), его многомерностью и многогранностью.

В отличие, например, от астрономии, где существование того или иного небесного тела, недоступного для данных технических возможностей визуальному наблюдению, вычисляется с помощью математических методов, свидетельствующих о его реальности, с выявлением и адекватной характеристикой элементов «новой экономики» дело обстоит несколько иначе. Исследователи видят, ощущают качественные изменения, наблюдают деятельность многочисленных новых социально-экономических институтов, однако их характеристики, сущностная определенность, конкретное (количественное и качественное) влияние на традиционную экономику остаются малоизученными. В результате само понятие «новой экономики», несмотря на множество его определений, признание его существования остается расплывчатым, фрагментарным.

Некоторые определения «новой экономики» Имеющиеся представления о «новой экономике» довольно разнообразны. Как правило, под «новой экономикой» («неоэкономикой») подразумеваются те отрасли, сферы, сегменты экономики, где производство и реализация товаров и услуг осуществляются с применением информационно-коммуникационных технологий, либо эти технологии оказывают заметное трансформационное влияние на развитие каких-либо отраслей и видов деятельности. Часто новую экономику отождествляют лишь с развитием, главным образом, фондового рынка с упором на динамику акций компаний, функционирующих в сфере высоких, новейших технологий. Для многих специалистов «новая экономика» - это, в основном, пространство Интернет, его механизмы и возможности в осуществлении бизнеса, вся инфраструктура, обеспечивающая его существование и развитие, а также иные сегменты телекоммуникационного сектора. При этом «новая экономика» для многих специалистов становится синонимом понятия «сеть», т. е. интернет-экономика. Различные подходы в определении «новой экономики» в целом можно объединить в одном: они вращаются вокруг информационно-коммуникационных технологий и, прежде всего, Интернета. При этом опираются, как правило, на национальные реалии, не уделяя должного внимания интернационализированному качеству «новой экономики». Между тем именно интернационализированный, глобальный аспект «новой экономики» делает ее по-настоящему качественно новой. В противном случае «новая экономика» может быть сведена к последствиям использования «гиперболоида инженера Гарина» или даже «парку Юрского периода».

Значительная часть экономистов рассматривает «новую экономику» как «экономику знаний». Для них «новая экономика» - это экономика, производящая в возрастающем количестве информацию, знания и основанная на них. Новой ее делают именно информация, знания, технологии, а не какие - либо другие факторы производства.

Несомненно, что все приведенные точки зрения на «новую экономику» имеют свои основания и аргументы. И, видимо, понятие «новой экономики» как «экономики знаний» может быть использовано как одно из существенных определений новой, формирующейся реальности. Однако это определение оставляет в стороне целый ряд существенных характеристик «новой экономики» либо смазывает, затушевывает их.

К подобным комплексным характеристикам «новой экономики», но все же более ухватывающим ее суть, относится определение этого феномена М. Кастельсом. По аналогии с индустриальной экономикой, основанной на вещных, инструментальных, индустриальных производительных силах, М. Кастельс определяет новую экономику (без кавычек) как информациональную экономику, обладающую рядом специфических черт. В частности, для М. Кастельса понятие «сеть» не сводится к «всемирной паутине», а представляет способ организации производства и распределения, «материальную основу культуры в информациональной/глобальной экономике».[989]
Ниже мы вернемся к более подробной характеристике сетевой формы организации и функционирования «новой экономики», а сейчас рассмотрим три основы «новой экономики», которые определяют ее сущность и особенности функционирования.

Три составные части «новой экономики»

В наиболее заметной, значимой, самостоятельной форме «новая экономика» предстает как система экономических отношений, основанная на информационно-коммуникационных технологиях (ИКТ) и, прежде всего, оперирующая в рамках виртуальной среды - в сети Интернет. Помимо хозяйственных отношений, складывающихся в рамках самой Сети, а также по обеспечению ее работы существует ряд коммуникаций, связывающих ее функционирование с традиционной экономикой, при этом с нарастающим реформаторским воздействием на последнюю.

Другим ярким проявлением «новой экономики» является ее финансовая составляющая. Часто она связывается с фондовым рынком, с высоко прибыльным движением фондовых инструментов, как правило, акций высокотехнологичных компаний. Это неоправданно одномерное, плоское, обывательское представление о «новой экономике». В действительности, в ее основе лежит совершенно новое явление, также не получившее адекватного отражения в экономической теории - финансовая экономика. Финансовая экономика является порождением финансового капитала, ставшего двигателем мировой экономики в последней четверти XX века. Финансовая экономика (финансомика) базируется на реальном капитале - прямых инвестициях, но в наиболее заметной форме проявляется в спекулятивных перемещениях капитана, производных финансовых продуктах, интернационализированных финансовых инструментах и др.

Третьей важной формой «новой экономики» и ее сущностью является международное производство. Оно связано с развитием международного разделения труда как традиционного, так и модернизированного, а также новых его форм. Субъектами международного производства выступают, прежде всего, ТНК. Именно они являются «локомотивами» международного производства. Однако было бы упрощением сводить всю деятельность по организации и функционированию международного производства к деятельности ТНК. Значительный объем международного производства приходится на деятельность разного рода субъектов мировой экономики в рамках международной кооперации производства.

Конечно, «новая экономика» не сводится к вышеназванным трем составляющим. Тем более что сами по себе внешне они выглядят самодостаточными и без явных связей друг с другом. В действительности между ними существуют как прямые, так и обратные связи, позволяющие объединить эти три составляющие в единое целое.

Рассмотрим более подробно основные составляющие части «новой экономики».

Информационно-коммуникационные технологии и метатехнологии как полюса экономического роста «новой экономики»

Как известно, проходившие в XVIII-XX вв. промышленные революции сопровождались выдвижением на роль локомотивов роста полюсов роста тех или иных отраслей промышленности. Так, первая промышленная революция выдвинула на эту роль хлопкопрядильную, ткацкую промышленность, вторая - производство электроэнергии, машиностроение, нефтепереработку, химию и нефтехимию. Третья революция представляла «букет» революций: информационной, финансовой, коммуникационной, технологической. В результате третья промышленная революция уже во многом носила характер постиндустриальной, поскольку все более важную роль играли сфера услуг и, прежде всего, ее информационно-коммуникационные финансовые сегменты.

Выдвижение в качестве полюса роста той или иной отрасли или сферы производства и услуг связано:

с появлением возможностей организации массового производства товаров или услуг, достаточно дешевых для массового спроса; с растущим спросом на продукцию отрасли;

с технологическими изменениями в результате научно-технической

революции;

с возможностями передачи технологий.

Все эти возможности появились в последней четверти XX века.

«Новая экономика» основывается на информационно-коммуникационной системе, где знания становятся конституирующим элементом, а потому объектом присвоения. Доступ к знаниям и информации, а также управление ими являются одним из основных источников создания новых материальных ценностей, который становится все более определяющим. Работник на основе широкого использования новейших ИКТ развивает и изменяет навыки к труду, накапливает новые технико-технологические знания, производственный опыт. Овеществленная сила знания Интернет и информационные технологии, охватывающие комплекс взаимосвязанных и взаимозависимых новейших технологий (вычислительная техника, программно-математическое обеспечение, машинные языки и др.), способствуют росту производительных сил «новой экономики», активно развивающейся и воздействующей на традиционную индустриальную экономику.

В конце XX века появилась возможность одновременного многостороннего общения в рамках реального времени людей, находящихся в различных географически удаленных точках. Возможность мгновенной обратной связи, появление глобальных сетей и баз данных способствуют быстрому принятию решений наиболее оптимальным образом. Информационные технологии все сильнее сокращают задержки в принятии решений, приближая нас к «экономике реального времени», предполагают функционирование «предприятий реального времени». Передовые предприятия в постиндустриальных странах ставят задачу «оцифровать» как можно большую часть своего бизнеса. Это означает не только осуществление закупок и продажа в режиме «on-line», но и, что более важно, создание цифровой «нервной системы», которая объединит все хозяйство компании: информационные системы, заводы и сотрудников, а также поставщиков, потребителей товаров. В настоящее время «предприятий реального времени» пока немного. Среди них выделяются такие компании, как Dell, Cisko и другие.

В итоге «новая экономика» предстает как информационная или информациональная экономика. И это, видимо, является на нынешнем этапе наиболее общей характеристикой не только для современного общества, но и соответствующего ему экономического строя. Информационная экономика предстает как такой тип хозяйства, где главным производственным ресурсом становится человек, вооруженный возможностями информационно- коммуникационной системы. Производством, обработкой, распространением информации и производством коммуникационных систем (оборудование и коммуникационные услуги) начинает заниматься преобладающая часть активной рабочей силы.

Итак, широкий доступ к информации, знаниям и технологиям осуществляется посредством активного использования ИКТ, ядром которых является Интернет. Однако производительные силы «новой экономики» этим не исчерпываются. «Новая экономика» включает также другие сферы действия и применения новых и высоких технологий: биотехнологии; микроэлектронику: нанотехно логии; робототехнику;

материаловедение (новые композитные материалы); природоохранные, ресурсосберегающие технологии, экологические

ноу-хау.

Характерно, что, по прогнозам специалистов, предстоящее бурное развитие биотехнологий приведет к гораздо более существенным последствиям для человечества, нежели внедрение Интернет. В постиндустриальных странах все большее развитие получают технологии утилизации отходов, очистки сточных вод, интегрированные технологии защиты окружающей среды. Идет разработка регенеративных, альтернативных видов энергии, технологий экономии энергии и др.

Электронная коммерция

Важной составляющей «новой экономики» является так называемая электронная коммерция. Электронная коммерция (электронный бизнес) включает в себя онлайновые сделки в сфере производства, прямое инвестирование, электронную торговлю (оптовую и розничную), сделки в сфере финансов, маркетинговые услуги, организацию документооборота, поддержание связей с поставщиками и потребителями, программное обеспечение, доступ в Интернет и некоторые другие виды коммерческой деятельности. Фактически электронная коммерция охватывает все сферы производства, торговли, финансов и услуг. География распространения электронной коммерции довольно обширна. Однако наиболее глубокие корни электронная коммерция имеет в постиндустриальных странах. Электронная коммерция обладает значительным количеством характеристик, свойственных организации, поскольку сама организация - это не индивидуальный агент, а совокупность индивидов, объединенных общими целевыми установками, мотивами деятельности и самой деятельностью. Электронная коммерция, основанная на применении новейших информационных и телекоммуникационных технологий, функционирует в рамках задаваемых последними правилами. Таким образом, спецификой электронной коммерции, отличающей ее от традиционных видов коммерции, является «вынужденная коллективность» посредством выхода в Интернет и координации действий множества Интернет-фирм, пользователей услуг Интернет. Кроме того, складывающаяся система правил в электронной коммерции также является достаточно специфическим элементом этого феномена.

Отличительной особенностью электронной коммерции в целом можно считать тесную стыковку проблем, характеризующих внутреннюю и внешнюю среду организации, в том числе связанных с формированием благоприятного рыночного окружения организации. В результате постепенно начинают приобретать четкие очертания границы, разделяющие рынок и организацию, что способствует превращению электронного бизнеса в один из важнейших институтов экономики XXI века и источников экономического роста.

Преимуществом электронной организации бизнеса над его традиционными видами является более высокая способность к адаптации. ИКТ обеспечивают интерактивный и достаточно быстрый обмен коммерческой информацией между участниками той или иной сделки, в процессе которого во многом устраняется состояние неопределенности. В то же время всегда существует возможность отложить на будущее принятие ответственного решения вплоть до получения наиболее полной, точной и достоверной информации об экономическом контрагенте и параметрах заключаемой сделки.

Оперативность передачи, получения, накопления и систематизации информационных данных определяет трансформацию всего электронного бизнеса в направлении «точечной сегментации» мирового рыночного пространства и еще большей его интеграции и рационализации. В целом, электронная организация бизнеса отличается более гибким характером, в то время как традиционные рыночные отношения часто являются необратимыми.

Более высокая степень адаптивности и транзитивности электронного бизнеса существенно расширяет сферу принятия решений его участников и целенаправленного и коммуникативного по своим последствиям воздействия на организацию «гибкого рыночного пространства». В современных условиях такая гибкость имеет как институциональную, так и технологическую природу.

От технических параметров Интернета напрямую зависит электронная коммерция - ее эффективность, динамика, значимость. В процессе электронной коммерции появляются дополнительные возможности для использования интегрированного интеллектуального капитала. Экономика знаний, с одной стороны, обслуживает электронную коммерцию, а с другой - пополняется ее эффективными технологиями.

Следует подчеркнуть, что в настоящее время к собственно «новой экономике» среди различных форм электронной коммерции можно отнести главным образом те онлайновые операции, которые осуществляют прием заказов и их доставку через сеть ограниченной номенклатуры товаров, т.е.

информационные ресурсы, музыку, видеофильмы и т. п., а также ряд видов биржевых сделок, платежи и некоторые другие.

Между тем использование электронных средств связи применялось в мире бизнеса и до широкого использования телефона, телетайпа, телефакса. Применялись и электронные расчетные карточки. Однако с появлением Интернета этот процесс изменился не только количественно, но и качественно. Всемирная сеть превратилась в глобальную коммерческую среду, развиваясь по своим внутренним, вновь формируемым законам, оказывая все возрастающее влияние на традиционную экономику. При этом в одних случаях, срастаясь с традиционной экономикой, Интернет-экономика не теряет своей самоидентификации, наращивает ее потенциал. Новые технологии, основанные на ИКТ (ERP, CRM и др.), также преобразуют традиционные способы организации и управления производством и превращают их уже в нечто новое, отличное от привычных образцов.

Конечно, сущность «новой экономики» ни в коем случае не может быть сведена к сфере и механизмам действия ИКТ, несмотря на их особую значимость как катализаторов ее развития и технико-технологической основы. Вся сила и мощь ИКТ в наиболее полной мере в конце XX века проявилась в результате переплетения движущих сил информационной и финансовой революций. Именно финансовые инновации во многом подпитывали необходимость существенных сдвигов и ускоренного развития ИКТ, их конкретных воплощений и способствовали росту их практической значимости.

Финансомика

Со второй половины XX века активно формируется самостоятельная, интернационализированная (практически оторванная от непосредственного регулирования государством) финансовая сфера, все менее связанная с обслуживанием товародвижения и факторов производства. Уже к концу 80-х гг. операции на международных фондовых рынках более чем на 90% не имели отношения к торговле товарами, услугами и инвестированию (в форме ПИИ) капитала. В течение десятилетий в странах с развитым фондовым рынком считалось нормальным положение, когда суммарная рыночная стоимость в 4-6 раз превышает объем годовой прибыли. Начиная с конца 90-х гг. соотношение между суммарной рыночной стоимостью акций и годовой прибылью у ряда компаний достигла 25-40 раз, а у некоторых компаний оно составляет сотни раз. Например, в США складывается такая ситуация, когда многие компании сектора «новой экономики» из года в год работают с убытком, а курсы их акций растут гораздо быстрее, чем у большинства предприятий «традиционной» экономики. Складывается ситуация, когда курсы акций все чаще зависят не от производственно-финансовых показателей их элементов, а от психологического состояния потенциальных инвесторов.

Возникает особый экономический уклад - финансовая экономика, означающий переход от финансового капитала к финансовой системе - самодостаточной и одновременно активно воздействующей на всю остальную экономику. Характерными чертами финансомики стали:

превращение национальных финансовых рынков в открытые системы, объединенные в единый глобальный финансовый рынок; высокий уровень его ликвидности; огромные объемы сделок финансового рынка; ускорение перемещения капитала в разные географические точки; разнообразие применяемых финансовых инструментов.

Важной чертой финансомики стало, как отмечалось выше, преобладание по стоимостным объемам финансовых рынков над рынками материальных товаров и ресурсов, спекулятивной части мировых финансов над их инвестиционной составляющей. Так, в начале XXI века объем международного рынка облигаций составлял более 50 трлн. долл.,[990] рынка акций - 41,8 трлн. долл. Объем внебиржевого рынка производных финансовых инструментов (ПФИ) (деривативов) на конец 2002 года по данным Банка международных расчетов составил 142 трлн. долл.[991], в то время как весь мировой ВВП в начале XXI в. составлял более 30 трлн. долл.

Следует отметить, что, по мнению одного из известных западных финансистов У. Баффета, который называет деривативы «финансовым оружием массового уничтожения» и «бомбой замедленного действия», именно эти финансовые инструменты могут привести к глобальному кризису. Сегодня биржевой рынок ПФИ - мощная мировая индустрия, которая активно развивается. При этом объемы торгов ПФИ в начале XXI века растут при спаде на других финансовых рынках. Среднедневной оборот рынка составляет порядка 2,3 трлн. долл.

Отрыв финансового рынка от реального сектора создает основу для виртуализации как самих финансов, так и всей экономики. Виртуализация определяется тем, что представления о тех или иных процессах изначально формируются в сознании участников как ожидаемый результат, а затем их действия подчиняются этим ожиданиям. Поскольку ожидаемый результат зависит не только, а иногда не столько от реального сектора, но от настроения участников рынка, степень неопределенности рынка резко возрастает.

Таким образом, финансомика в значительной степени выступает как виртуальная экономика, в которой причинно-следственные связи, присущие реальному сектору, все более ослабевают, а иногда прерываются вообще.

В дополнение к уже отмеченным выше характеристикам финансовой экономики можно добавить следующие важные черты:

глобальный контроль со стороны международной финансовой олигархии над денежными потоками и фиктивным капиталом;

использование глобального кредита посредством аккумулирования в международных финансовых структурах мирового дохода и последующим его использованием на реализацию высокоприбыльных проектов, программ и т. п. Так, например, крупнейшая финансовая компания мира - Citygroup в 2003 г.

получила прибыль - 17,85 млрд. долл. У компании, которая работает почти в 100 странах и имеет активы в 1,2 трлн. долл., основными источниками прибыли стали потребительское кредитование и розничные банковские услуги. В планах компании продолжение активной политики покупки компаний в сегменте розничных банковских услуг в США, Азии, Европе;

взимание глобальной финансовой ренты. Финансовая рента присваивается международной финансовой олигархией посредством регулирования учетной ставки и валютных курсов; использования мировых валют; регулирования системой международных долговых отношений; посредством деятельности международных финансовых центров.

Современный процесс глобализации мировой экономики последовательно расчищает дорогу для использования всех возможностей международного капитала как виртуального, так и реального. Транснационализация инвестиционного капитала - прямые иностранные инвестиции (ПИИ) выступают не просто как вывоз капитала отдельными странами, а как функция глобализации. Процесс транснационализации капитала определяется так, что основные решения по перемещению факторов производства на стадии индустриального общества принимает государство. На этом этапе мировое хозяйство является функцией национальных хозяйств. На стадии постиндустриального развития процесс перемещения факторов производства (капиталов, технологий) все чаще решается на уровне различных частных субъектов мирового хозяйства, вне непосредственного государственного участия. Экономика большинства стран мира становится функцией мировой экономики, национальное хозяйство начинает функционировать как элемент мировой глобальной экономики.

Международное производство