Неоэкономика как стратегия развития экономики

Экономические явления, происходящие в современном мире, заставляют ученых если и не пересмотреть позиции классической экономики, то существенно их расширить новейшими, современными концепциями. Поиск и разработка этих концепций сегодня активно ведется во всех странах. В качестве примера можно привести образцы совсем недавно появившихся экономических терминов, определяющих сегодня те или иные аспекты, относящиеся к неоэкономике. Это «интернет-экономика», «финансомика», «инновационная экономика», «глобальная экономика», «экономика знаний», «рейтингономика» и другие. Тем не менее, отдельные аспекты, взятые сами по себе, не дают целостного представления о самом понятии «новая экономика».

Понятие неоэкономики В целом под неоэкономикой следует понимать не только те или иные экономические процессы последних десятилетий, хотя, безусловно, они являются ее составной частью. Сама новая экономика есть особое явление, но оно зародилось вовсе не вчера и не сегодня. А существовало столько же, сколько существует сама экономика как наука, т. е. еще со времен Аристотеля. Под неоэкономикой следует понимать те экономические процессы, которые происходят «здесь и сейчас», а не то, что удалено от нас в прошлое, что отстоит во времени, пусть и недавнем. Действительно, любые учебники по экономическим дисциплинам описывают только то, что было некогда, пять, десять лет назад, а то и больше, но не то, что происходит именно сегодня в нашей жизни. Любое самое современное научное исследование к тому моменту, когда оно заканчивается, и делаются те или иные выводы, неминуемо устаревает и более не может претендовать на исключительную современность. В этом смысле «Капитал» К. Маркса был когда-то, самым что ни на есть неоэкономическим исследованием. Но течет время, все вокруг меняется, причем гораздо быстрее, чем человек способен уловить и проанализировать происходящие изменения. В некотором смысле экономическая наука (как и всякая другая) постоянно оперирует понятиями и законами вчерашнего дня.

Известно, что объем информации, доступной современному человеку, удваивается каждые пять лет. И этот процесс идет постоянно, ежеминутно и ежесекундно, как некая информационная волна. Если прибегнуть к языку образов, то неоэкономика - это описание и изучение тех процессов, которые происходят «на гребне» постоянно движущейся волны. Этот же принцип должен быть применен ко всем «нео»-наукам. Он не означает, что данные «старой» науки следует отбросить за фактической недостоверностью. Во - первых, классическая наука и исследования на то и классические, что фиксируют наиболее общие принципы развития чего-либо. А глобальные, общие принципы меняются, как правило, не столь часто. Во-вторых, во многих случаях для практического использования научных данных не нужны «идеально точные» значения. Так же, как две любые одинаковые вещи будут с точки зрения абсолютного совпадения их свойств не совсем одинаковы. Они могут слегка различаться по плотности, составу, размеру, по температуре, но это не помешает причислить их к одному и тому же классу предметов и даже подтвердить, что при их изготовлении были соблюдены стандарты. В подобных случаях, когда действие производится «по аналогии», классические знания незаменимы. Новая же наука, в нашем случае, неоэкономика, должна изучать то, что происходит именно в настоящий момент. А каждый раз происходит нечто уникальное, удивительное, в чем-то обязательно не похожее на то, что было в прошлый раз. Именно поэтому экономика «новая». И если сегодня мы понимаем под ней интернет-экономику, финансомику, рейтингономику и т. д., то завтра эти понятия, возможно, перейдут в разряд классических, а им на смену придут другие понятия. Если же ошибочно новую экономику отождествить с этими явлениями, то когда им на смену придут иные, еще более новые, возникнет филологический парадокс. Новой экономикой придется называть «старые» или устаревшие понятия, наподобие того, как Американский континент, открытый более пятисот лет назад, до сих пор еще именуют «Новый Свет».

Впрочем, в определении новой экономики, которое предлагается нами, тоже заложен некий парадокс. Если любое знание о происходящих «сейчас» явлениях неминуемо устаревает к моменту завершения их изучения, то новая экономика, чтобы действительно являться таковой, должна бы изучать то, что еще только должно произойти, стать своего рода «футуроэкономикой», т.е. экономикой будущего. Но если за неоэкономику принимать лишь стратегическое прогнозирование, пусть даже и основанное на точных экономических расчетах, это неминуемо сузит круг проблем, реально входящих в сферу неоэкономики. Поэтому под неоэкономикой следует понимать изучение современных процессов, явлений, тенденций, происходящих «в настоящем», по меркам обыденного человеческого восприятия, времени. Специалисты в области телекоммуникационных технологий выразились бы так: в режиме on-lain или в режиме «реального времени». Нам представляется, что этот период ограничен рамками примерно от полугода до года от возникновения явления, это также само время протекания какого-либо процесса и исследование ближайших перспектив.

Такое понимание неоэкономики имеет ряд важных следствий. Во-первых, у неоэкономики должна быть соответствующая методология, способная к быстрому поиску, описанию и анализу явлений. Своего рода методы экспресс - анализа экономики. Во-вторых, ученые и исследователи, сталкивающиеся или применяющие результаты неэкономических изысканий, изначально должны принимать во внимание их некоторую поверхностность, возможно, несистематичность и даже противоречивость, связанную именно с методологическими особенностями неоэкономики. Напротив, излишняя систематичность и «глубинность» свидетельствовала бы о надуманности полученных результатов.

Таким образом, мы пришли к следующему определению того, что понимается под термином неоэкономика:

неоэкономика - это передовой раздел экономической науки, включающий ряд новейших относительно самостоятельных направлений (финансомика, рейтингономика, интернет-экономика и т. п.). Неоэкономика прежде всего фиксирует и проводит первичный анализ самых современных явлений и последних тенденций, происходящих в текущий (т. е. тот или иной) исторический момент времени развития человеческой цивилизации.

Для более глубокого понимания понятия неоэкономики, ее задач и роли рассмотрим некоторые стратегические аспекты современных неоэкономических процессов.

Изменение роли дистрибьюции Развитые страны, к которым Россия если пока и не относится, то усиленно стремится войти в их состав, определяют современное общество как постиндустриальное, т. е. такое общество, «...в экономике которого приоритет перешел от преимущественного производства товаров к производству услуг, проведению исследований, организации системы образования и повышению качества жизни; в котором класс технических специалистов стал основной профессиональной группой...»[30]. В современном мире наибольшего успеха добиваются не те предприниматели, которые производят много хороших товаров, не лучшие индустриальные предприятия и даже не гениальные организаторы производства, потому что постиндустриальное общество, сложившееся на Западе каких-нибудь двадцать пять-тридцать лет назад впервые за многие тысячелетия истории человеческой цивилизации столкнулось с феноменом перепроизводства товаров и услуг. Современное производственные мощности таковы, что способны произвести товаров больше, чем люди физически способны потребить. Конечно, имеются в виду, прежде всего, жители развитых стран. В этих условиях, как указывают Ф. Котлер и Триас де Без Ф., «власть перешла от производителей к дистрибьюторам». «В результате дистрибьюторов-новаторов - Wal-Mart, Ikea, - а также слияния и приобретения предприятий, дистрибьюция перешла в руки гигантских корпораций и многонациональных компаний. Сегодня сети гипер - и супермаркетов контролируют (в секторе продовольственных товаров) более 80% покупок конечных потребителей» Сегодня те, кто владеют стеллажами и полками в розничных магазинах, решают, каких производителей допустить к ним и сколько места выделить их товарам.

Приведенный пример ситуации, сложившейся с дистрибьюцией, несомненно, является мощнейшим фактором новой экономики нашего времени.

«Бутиковое» производство

Сегодня богатые страны имеют достаточно обеспеченных людей с широкими финансовыми возможностями, чтобы совершить переход на качественно новую ступень организации производства товаров и услуг. Известно, что новое - это хорошо забытое старое. Суть новой организации производства можно определить как «бутиковое», или производство под заказ. Сегодня тенденция иметь те же предметы потребления, что имеются у других людей - родственников, друзей, знакомых - переменилась на прямо противоположную ей тенденцию, а именно: иметь в своей собственности принадлежащее только этой личности и никому более нечто уникальное, особенное, находящееся в единственном экземпляре. Это в полной мере относится как к предметному миру потребления, так и к всевозможным услугам и навыкам. Подобное массовое стремление обусловлено тем, что развитые страны имеют сформированную сеть социальных институтов, которая обеспечивает своим гражданам стабильное и уверенное существование. Согласно шкале иерархий потребностей А. Маслоу, у жителей развитых стран, как правило, полностью удовлетворены первичные (физиологические) потребности, а также частично - вторичные потребности, особенно социальные. В этих условиях закономерно появление массового желания в уважении, признании и самовыражении, стремление быть не похожими на других, чем-то отличаться. В то же время творческое самовыражение - удел немногих. Для большинства людей проще и понятнее самовыражение через «шопинг», ставший неотъемлемой частью их жизни, т. е. в современном мире бессознательная потребность в самовыражении удовлетворяется через акт приобретения чего-то уникального. Индивидуальность и неповторимость «обретается» человеком через покупку вещей и услуг, наделенных индивидуальными, неповторимыми характеристиками.

Конечно, приобретение товаров, наделенных редкими и своеобразными характеристиками, является лишь сублимацией творческой индивидуализации личности, ее псевдосамовыражением. Тем не менее, в условиях массового удовлетворения первичных человеческих потребностей, что явилось приметой нашего времени и его уникальной особенностью, этот процесс позволяет удовлетворить духовные потребности высшего порядка большинства людей в развитых странах. Точно так же, как массовая культура, несмотря на весь свой примитивизм, удовлетворяет потребность основной массы населения в зрелищах. При этом массовая или псевдокультура, в отличие от подлинной культуры, стала еще и одной из важнейших индустрий. Нечто подобное, по - видимому, ожидает и сферу индивидуального потребления. Современные технологии позволяют быстро и недорого сделать любой товар совершенно уникальным - телевизор, автомобиль, жилье, мебель и т.п. Уникальность достигается за счет неповторимого дизайна, цветовой гаммы, набора заложенных в товар функций и потребительских характеристик. Примеров индивидуального подхода при изготовлении или предпродажной подготовке товара в соответствии с пожеланиями покупателя предостаточно уже сегодня. Это не только ателье по индивидуальному пошиву одежды, но и индивидуальное жилищное строительство, индивидуальная комплектация автомобилей, а также широчайшая сфера услуг. От парикмахерских салонов до косметических клиник, где вам вообще могут сделать новую внешность; от частных уроков с изучением только интересующих вас тем или навыков до подбора индивидуальных туристических маршрутов. И год от года индивидуализация производства растет и расширяется.

Эту тенденцию подтверждает и тот факт, что сегодня в постиндустриальных обществах самыми востребованными и, следовательно, самыми обеспеченными являются люди творческих профессий: дизайнеры, рекламисты, маркетологи, консультанты и другие специалисты. Т. е., по выражению профессора И. М. Ильинского, те, кто помогают «найти новые рынки сбыта, ниши для производства, способны разжечь аппетит потребителей» .

Роль образования в ситуации новой экономики

Как уже было сказано, в современном мире наиболее востребованными являются не специалисты-технари, хорошо знающие какую-то узкую производственную схему, а люди, обладающие творческими способностями, способные к решению любых задач подходить нестандартно, но в то же время находить практические решения, имеющие минимальные затраты ресурсов. В этой связи авторитетная международная комиссия «Организация экономического сотрудничества и развития» (ОЭСР) разработала специальные тесты, с помощью которых измерялся не столько интеллектуальный коэффициент, который, как показала практика, зачастую не связан с будущей успешностью человека, сколько способность применять полученные знания на практике. Самый высокий из пяти уровней овладения знаниями в этих разработках предполагал умение понять, объяснить, оценить информацию, а также сформулировать свою гипотезу и сделать вывод. Оказалось, что в среднем это доступно 10% учащихся. Но настораживает факт, что в наиболее развитых странах этот процент составил до 19% учащихся, в России же с заданиями данного уровня справились лишь 3% из 5000 школьников, учащихся техникумов и ПТУ, участвовавших в тестировании. Из 32 развитых стран, в которых проводились исследования, Россия заняла только 27 место. Проведенные исследования показали, что наше образование очень не только далеко от насущных потребностей предприятий, но и вообще от жизни.

Например, по мнению финских педагогов, нет никакого смысла заполнять головы детей и подростков отрывочными сведениями об основах разных наук. Даже таблицу умножения они не считают обязательной для заучивания, поскольку у современного человека всегда под рукой есть счетная машинка, часы или сотовый телефон с калькулятором, которые любые вычисления сделают быстрее и точнее человека. На экзамен финские школьники могут приносить любые справочники и даже использовать Интернет, для чего в экзаменационной аудитории всегда есть компьютер. Самое главное в современном образовании, считают финны, - это функциональная грамотность, то есть умение пользоваться справочником и электронными ресурсами, с помощью которых человек всегда найдет нужную информацию тогда, когда она ему действительно потребуется.

Функциональный подход к современному образованию непосредственно связан с процессами неоэкономики. Дело в том, что культурное, социальное и экономическое пространства, в которых предстоит жить будущей личности, формируют вовсе не принимаемые в министерских коридорах образовательные концепции или государственные образовательные стандарты. Ситуация в стране и вообще в мире складывается под воздействием столь разнородных объективных факторов, что субъективные желания тех или иных государственных чиновников просто не могут ей противостоять. Образовательная политика новой эпохи должна складываться, опираясь на реалии времени и ситуацию. Образование обязано способствовать жизненному успеху личности, ориентировать ее на реализацию практических задач и творческое многообразие жизни. Но, что мы имеем на деле? Критерии, закладываемые государственными органами в процедуры лицензирования, аттестации и аккредитации учебных заведений якобы для поддержания высокого качества образования, совершенно оторваны от нужд и запросов общественного развития! Образовательные учреждения, однако, обязаны их выполнять, тратя понапрасну громадные средства, в том числе государственные, а самое обидное - понапрасну тратится такой невосполнимый ресурс, как время жизни миллионов людей, занятых выполнением требований, отвлеченных от реальных нужд и потребностей личности и общества. Как указывает в своей монографии профессор С. И. Плаксий, «целостная оценка качества образования в вузе сегодня, да и в ближайшие годы, практически невозможна. Все имеющиеся подходы ограничены и имеют свои недостатки»[31]

Знание, образование в новую эпоху являются главным ресурсом личности, ее достоянием, умелое использование которого может стать залогом успеха каждой образованной личности и, как следствие, всего государства. Известно, что такие успешные страны, как Япония или Бельгия, настойчиво стремятся к тому, чтобы сделать высшее образование всеобщим. В этих странах уже сегодня доля людей с высшим образованием выше 60%. По мнению некоторых ученых, переход страны из индустриальной в постиндустриальную фазу развития, в так называемое «информационное» общество, возможно только при наличии доли людей с высшим образованием в стране свыше 35%. Россия даже если будет «продвигаться» к «информационному» обществу такими усиленными темпами, как сегодня, достигнет этого рубежа образованности не ранее чем к 2015 году. Но это при условии, что высшее образование не утеряет окончательно свой изначальный смысл и таковым не станет называться образование, по сути являющееся лишь «повышенным» средним.

В дидактическом отношении современное российское образование все еще представляет собой пережиток советского, основанного на программировании личности. Только теперь из него, вдобавок ко всему, исчезло осознание, понимание и творческое применение транслируемых преподавателем знаний.

«Устойчивое развитие»

Другой аспект, на который хотелось бы обратить внимание, связан с проблемой совместного сосуществования государств и народов. Проблема эта не нова и до сих пор перспективы ее решения возлагались на концепцию, получившую название «Устойчивое развитие». Ее основные принципы были заложены на Конференции ООН «Окружающая среда и развитие», проходившей в июне 1992 г. в Рио-де-Жанейро. По сути дела концепция «устойчивого развития» представляет собой новую парадигму развития человечества, всего мироустройства[32]. Дело в том, что сегодня «на долю 20% наиболее богатой части населения планеты приходится 83% мирового дохода, а на долю остальных 80% населения - 17%, причем на долю 20% беднейшей части населения мира - всего 1,4%». Зачастую недовольство сложившимся положением дел выражается в международном терроризме в связи с невозможностью бедных или менее развитых в военном отношении стран и даже отдельных народов открыто противостоять диктату стран и народов, богатых или имеющих лучшее военное оснащение.

Устранить сложившийся мировой диспаритет невозможно, так как для этого следовало бы быстро увеличить доход 80% населения планеты как минимум в 20 раз! Причем дело не столько в отсутствии соответствующих технологий, сколько в недостаточности запаса мировых ресурсов, используемых современными технологиями. Для выравнивания или хотя бы уменьшения разрыва до социально приемлемых пределов между «развитыми» и «развивающимися» странами необходимо, чтобы в ближайшие годы были найдены и внедрены такие технологии, которые позволили бы на единицу продукции потреблять в 40 раз меньше природных ресурсов и энергии! Что, в общем-то, тоже трудно себе представить [33].

Оказалось, что поднятые проблемы в формате традиционного экономического мышления, даже и сдобренного поиском новых стратегических видений и инициатив, не решаются. Так, принятые и подписанные многими странами, в том числе и Россией, принципы нового мирового устройства на условиях концепции «устойчивого развития» не «сработали». Основная идея этой концепции сводилась к самоограничению богатых стран, направлению части их доходов на поддержку «беднейших» стран и призыву к «развивающимся» странам не идти тем путем, которым прошли «развитые», иначе планете грозит экологическая катастрофа. В декабре 2001 года, в докладе Генерального секретаря ООН Кофи Аннана практически было заявлено о провале «новой парадигмы» мирового развития. В Докладе буквально сказано, что «глобальный экономический рост, стимулировавший многие экономики в 1990-е годы, не привел к устойчивому развитию или подобию развития, которое бы охватывало экономический рост, социальное развитие и охрану окружающей среды»[34].

Однако на сегодняшний день иной, лучшей концепции общемирового развития просто не существует. Принципы, заложенные программой «устойчивого развития», на самом деле являются в определенном смысле «спасительными» для мировой цивилизации. Но проблема в том, что человечество пока еще не есть нечто единое, не осознает себя как некое «Grand Etre» О. Конта. Различные его части, народы, страны не способны договариваться между собой так, чтобы добровольно отказываться от имеющихся привилегий и приоритетов. В этой связи задачей новой экономики должна стать разработка таких методологических принципов и приемов, которые перевели бы программу «устойчивого развития» в плоскость «невозможного неисполнения». «Устойчивое развитие» должно из плоскости мировой идеологии перейти в разряд всемирной технологии, когда ее игнорирование или саботирование кем-либо стало бы просто невозможным.

Стратегические задачи новой экономики Понятно, что рассмотренные проблемы и еще многие другие непосредственно связаны с теми стратегическими задачами, которые стоят перед экономикой новой эпохи, где неоэкономика является своего рода авангардом. Как уже отмечалось, «новая экономика», чтобы быть эффективной и действительно имеющей право именоваться таковой, должна являться новой не только по наименованию, но и по принципиальному содержанию и методологии. В наступившем XXI веке на нее возлагается решение таких сложнейших стратегических задач, как:

-  устранение имеющейся фрагментарности и разрозненности в подходе к общечеловеческому развитию всех сфер жизнедеятельности: от социальных и производственных до гуманитарных и экологических;

стимулирование поиска, нахождения и использования новых эффективных технологий производственных процессов с низкими ресурсными затратами и в особенности энергозатратами;

-  обеспечение процессов равноценного воспроизводства и восполнения затрачиваемых природных ресурсов;

-  подготовка кадров, отвечающих требованием новой эпохи; не только удовлетворение финансового обеспечения сферы образования, но и требование от нее революционных преобразований, смещения акцентов в сторону практичности обучения и функциональности получаемых знаний;

-  смещение акцента с «краткосрочной» экономики, обеспечивающей сиюминутные интересы обществ и государств, на разработку скоординированных многими странами долгосрочных экономических программ развития, имеющих перспективу как минимум на несколько десятилетий вперед;

-  выработка валидных оценок, общепринятых критериев экономических показателей, надежных индикаторов, сигнализирующих о тех или иных изменениях в экономических сферах;

-  разработка новых принципов и методов экономических исследований и технологий бизнес процессов, в том числе системное использование информационных технологий и т.д.

Определение задач - это уже важный этап исследования на пути решения проблемы. Когда определена цель, понятными становятся и пути к ее достижению. Отсутствие же целей делает невозможным даже начало движения.