Матрона Московская. Матрона Дмитриевна Никонова — Часть 1

 

Матрона Московская

матрона московскаяПровидцы, святители, Чудотворцы и блаженные в истории России История российских блаженных и прорицателей Матрона Московская. Матрона Дмитриевна Никонова. В 1881 году в Тульской губернии, невдалеке от поля Куликова, в селе Себино Епифанского уезда,[6 - Сейчас Кимовский район.] в семье крестьян Никоновых ожидали безрадостное событие – рождение ребенка. Чему было радоваться, когда четверо голодных ртов мал мала меньше уже по лавкам сидели, в чугунки смотрели. А чугунки были пустые – жила семья бедно: избу топили по черному, соломой, и всей семьей спали зимой в русской печке, покрепче прижимаясь друг к другу. Родители – Дмитрий да Наталья – тихо пошептавшись, повздыхали и, пролив скупые слезы, решили отдать дитя в соседнее село Бучалки, в приют князя Голицына, иначе хоть по миру иди. С тем и спать легли. Наутро Наталья рассказывала мужу сон. Приснилась ей ослепительно белая птица с человеческим лицом, почему-то Наталья сразу догадалась, что это – ее не родившаяся еще дочь. Птица покружилась над головой у Натальи, потом опустилась ей на правую руку и, сложив крылья, заглянула в лицо.

Глаза у белой птицы были закрыты… 22 ноября родила Наталья слепую девочку и сразу вспомнила сон, оказавшийся вещим знамением. Это подтвердил и сельский священник отец Василий, славившийся среди прихожан как праведник и блаженный, при крещении девочки, названной Матроной в честь преподобной Матроны Константинопольской, греческой подвижницы V века. Когда священник опустил дитя в купель, над младенцем распространился увиденный всеми прихожанами столб легкого благоухающего дыма. Отец Василий сразу понял, что это знамение, свидетельствующее о богоизбранности младенца. Он сказал: – Я много крестил, но такое вижу в первый раз, и этот младенец будет свят. Девочка эта Господом дарована. Тогда Наталья рассказала ему о вещем сне. Отец Василий задумался, по лицу его пробежала тень, и он добавил, обращаясь к присутствующим: – Это дитя встанет на мое место.

Слепая, она будет видеть то, что не дано зрячим, и предскажет мою кончину. Девочка росла, но была «со странностями» – по средам и пятницам не брала материнскую грудь и спала в это время сутками. Матрона была не просто слепая, у нее совсем не было глаз, а пустые глазницы были закрыты неразмыкающимися веками, как у белой птицы, виденной во сне матерью девочки. Еще не научившись толком ходить, она из колыбели переползала на стол, добиралась до икон в красном углу, снимала и ночью тихо играла с ними на столе. Вскоре у нее на теле отчетливо проявился телесный знак, нерукотворный нательный крестик – выпуклость в отчетливой форме креста. Мать как-то стала ругать подросшую девочку, укоряя ее за то, что она снимает с себя крестик. Девочка покорно выслушала мать и сказала: – Мамочка родная! Зачем ты бранишь меня? Крестик у меня на груди, он всегда со мной.

Мать все поняла, устыдилась и попросила прощения у дочери за свою забывчивость и непонятливость. Сельские ребятишки часто обижали слепую девочку – что поделать, дети злы, – не по умыслу, а по несмышлености. Они сажали Матронушку в яму и смотрели, как она выкарабкивается оттуда, стегали ее крапивой, зная, что она не видит обидчиков. Девочка сносила издевательства детей терпеливо и безропотно.

Смущенные этим, дети вскоре устыдились и перестали обижать ее. Однажды ночью, когда девочке было семь лет, она встала, вышла на улицу, долго стояла в дверях, потом растормошила мать и сказала: – Матушка, вы вот спите сладко, а отец Василий умер. Родители быстро собрались и побежали к дому священника, в окнах которого, несмотря на поздний час, горел свет. Оказалось, что отец Василий только что скончался. С этих пор у Матронушки открылся дар предсказания, непрерывной молитвы и исцеления больных и немощных. В селе был красивый храм – церковь Успения Божией Матери. Сюда на богослужения ходили родители Матронушки, всегда приводили ее с собой, а вскоре она и сама уже безошибочно находила дорогу. Девочка буквально выросла в храме.

По воспоминаниям односельчан, у нее было любимое место – слева, за входной дверью, у западной стены. Там она во время службы подпевала хору певчих. Как известно, у народной молвы ноги быстрые. Как только в девочке открылся дар предсказания и исцеления, к ней потянулись люди из окрестных деревень.

 

Быстро разнеслась по округе весть о том, что слепая девочка насквозь видит каждого, знает все его тайные мысли и грехи, но самое главное – она предостерегает от паводка, грозы, по ее молитве люди исцеляются. К убогой избушке Никоновых потянулись бесконечной вереницей скрипучие телеги, пошли пешком отчаявшиеся люди. Сначала из соседних деревень, потом со всего уезда, потом из других уездов и губерний. Девочке удавалось поднимать на ноги многих лежачих больных, исцелять врожденные недуги.

Благодарные просители готовы были отдать последнее, в знак признательности за чудесные исцеления оставляли родителям девочки продукты, вещи, деньги. Вот так семилетняя слепая девочка, вместо того чтобы быть обузой для семьи, стала в доме главной кормилицей. Много свидетельств чудесного дара провидения сохранилось в воспоминаниях односельчан Матронушки. Однажды ее родители собирались в храм, но отец в последний момент почувствовал недомогание и остался дома, мать Матроны пошла в церковь одна.

Отец усердно молился дома перед образами. Мать же в храме больше думала не о молитве, а о том, как чувствует себя занемогший муж. Когда, едва дождавшись окончания службы, она поспешила домой, дочь встретила ее упреком: – Что же ты, мама, в храме не была? – Как это – не была? – опешила мать. – Я только что оттуда вернулась, всю службу от начала до конца отстояла! – Не была ты в храме, – упрямо помотала головой Матронушка. – Стоять ты там стояла, а не была.

Отец там был, а ты не была… Матронушка духовным зрением видела больше, чем зрячие глазами. Она почувствовала, что отец душой, молитвой и сердцем в храме, а мать душой дома. Родственница Матроны свидетельствовала, как однажды Матронушка сказала матери: – Я сейчас уйду ночевать к тетушке, а завтра пожар будет. Но ты не сгоришь. Наутро действительно был сильный пожар, чуть ли не все село сгорело, но когда огонь вплотную подошел к избе матери Матронушки, ветер внезапно изменился, и огонь перекинулся на другую сторону улицы, обойдя родительский дом. У местного помещика Янькова была дочь Лидия.

Она привечала слепую девочку, всячески ей благоволила. Кроме доброты, отличалась Лидия набожностью, часто ездила на богомолье, в паломничества и стала брать с собой Матронушку. Вот так в отрочестве блаженная Матрона вместе с благодетельницей побывала в Киево-Печерской лавре, в Троице-Сергиевой лавре, в других святых местах России и даже в Петербурге. Там, во время посещения Андреевского собора в Кронштадте, произошла весьма примечательная встреча четырнадцатилетней Матронушки с Иоанном Кронштадтским. Когда заканчивалась служба, Матронушка попыталась подойти поближе, но не могла, так много было народа. Неожиданно отец Иоанн Кронштадтский прервал службу и сказал прихожанам: – Расступитесь! Дайте пройти!

Иди-иди ко мне, Матронушка. А вы все смотрите и помните мои слова: идет моя смена – восьмой столп России! Во времена гонений на нее ляжет особое служение России. Когда Матроне было семнадцать лет, она, перед тем как пойти в храм на службу, долго молилась перед иконой. – В церкви помолишься, доченька, – сказала мать. – В церкви я помолюсь, а сейчас прошу Господа укрепить меня, чтобы пойти в храм. Мать удивилась словам дочери, но она уже привыкла, что дочь часто говорит туманно и не всегда понятно для окружающих, часто тайный смысл ее слов становился понятен позже. Так случилось и на этот раз. После причастия Матронушка столкнулась в проходе с неизвестно откуда пришедшей женщиной в черном.

Матронушка побледнела и осела на пол. К ней подбежали прихожане, стали поднимать, но она не могла стоять на ногах. На руках ее перенесли в дом. Когда ей стало легче, она сказала: – Я знала, что так случится, что встречусь с черной женщиной и она отнимет у меня ноги. – Зачем же, доченька, ты пошла в храм? – со слезами спросила мать. – На то была воля Божья, как я могла противиться?