Каббала. Тайны Библии. Магия букв. Сефер Йецира — Часть 2

 

В 1642 году кенигсбергский профессор Стефан Риттангель опубликовал свой вариант перевода "Сефер Йецира" на латынь. Кнорр фон Розенрот (1636 - 1689) составил в соавторстве с неким раввином антологию "Разоблаченная Каббала" ("Kabbala Denudata", 1677 и 1684). В нее вошли латинские переводы трех древнейших фрагментов из книги "Зогар" и обширный комментарий на трансцендентные значения встречающихся в них слов. В приложение к "Разоблаченной Каббале" было включено несколько трактатов, в том числе "Книги Друсхим" Исаака Лурии, основателя каббалистической секты (XVI век), и "Трактат о душе" Моисея Кордоверо, который также основал собственную школу в том же столетии. Будучи современниками, Лурия и Кордоверо радикально отличались друг от друга в подходе к священной науке каббалы. Мечтателя Лурию воображение увлекало прочь от "истинного предания", тогда как Кордоверо строго следовал предписанному пути.

Поэтому тот факт, что в "Разоблаченной Каббале" они появляются бок о бок, весьма красноречив. Розенрот объединил под одной обложкой совершенно разнородные тексты и наряду с драгоценными фрагментами священной традиции включил в свой сборник также сочинения сомнительной ценности. Но несмотря на этот изъян, "Разоблаченная Каббала" - одна из важнейших публикаций в области популяризации древнееврейской доктрины. Современные ученые до сих пор обращаются к ней как к авторитетному источнику. Тайны Библии Каббала - это метафизическая или мистическая система, при помощи которой избранный может познать Бога и Вселенную. Она позволит искателю истины подняться над обыденным знанием и постичь истинный смысл и план Творения.

Все эти тайны уже содержатся в Священном Писании, однако их не понять тому, кто толкует библейские тексты буквально. Ветхий Завет - это книга символов; изложенные в ней сюжеты - всего лишь оболочка, под которой скрывается тайная мудрость. "Горе тому, кто принимает сии покровы за сам Закон". Для такого невнимательного читателя вся истина сводится к незатейливым сказкам. Но будь это и вправду так, Священное Писание никогда не назвали бы Книгой Книг. Современные мудрецы могли бы собраться, подумать и изложить библейские истории гораздо более связно, доступно и просто, - однако тогда истинное Откровение было бы утеряно безвозвратно. Буквы древнееврейского алфавита, которыми записаны эти священные тексты, - не просто знаки, изобретенные человеком для записи мыслей и событий.

Буквы и числа суть вместилища божественной силы. "Непоколебимые числа и буквы, - говорит Агриппа, - дышат гармонией Божества, ибо освящены божественным вмешательством. Посему на небе страшатся их и на земле трепещут перед ними". Задача каббалиста - разгадать скрытое значение букв при помощи методов, врученных ему вековой традицией.

Полученные таким образом истины будут согласоваться с принципами, которые были утверждены основателями каббалы. Но кто эти основатели? История и предание отвечают на этот вопрос по-разному. Из каббалистических трудов мы узнаем, что сам Господь открыл человечеству тайны каббалы в библейские времена: Адам получил каббалистическую книгу от ангела Разиила; мудрость каббалы помогла ему преодолеть скорбь о грехопадении и вернула ему чувство достоинства. Позднее "Книга Разиила" попала в руки царя Соломона, который с ее помощью подчинил себе землю и ад. Другая легенда приписывает авторство книги "Сефер Йецира" патриарху Аврааму. Но больше всего сторонников у версии, согласно которой ключ к мистическим толкованиям Священного Писания получил Моисей на горе Синай. Записывать такие толкования до Ездры (V век до н. э.

) никто не пытался. Примерно через полвека после разрушения Иерусалима рабби Акиба написал "Сефер Йецира", а его ученик, рабби Симон бар Йохаи - книгу "Зогар". Так гласит легенда - как всегда фантастическая, но все же таящая в себе зерно истины. Истоки каббалы действительно следует искать еще в дохристианской эпохе. Космогония, основанная на мистике чисел, появилась в Древнем Израиле не позднее чем за сто пятьдесят лет до нашей эры. Также весьма вероятно, что древнееврейские священники тщательно оберегали устную традицию от профанов, как поступали и жрецы во всех прочих культурах. О том, что такая традиция действительно бытовала за рамками Священного Писания, можно судить по словам Ездры, которые относятся к откровению, полученному Моисеем: "...и открыл ему много чудес и показал тайны времен и конец, и заповедал ему, сказав: эти слова объяви, а прочие скрой" (3-я Книга Ездры, 14:5-6).

 

Признаков столь почтенного возраста в каббалистических сочинениях мы не обнаруживаем, однако многие встречающихся в них идеи в скрытой форме присутствуют уже в апокалиптических текстах I - II веков нашей эры. Однако происхождение четко оформленной каббалистической доктрины следует отвести все же к более поздним временам. В период геоним, 591 - 1038 гг. н. э., корпус иудейской устной традиции преобразился под влиянием неоплатонических и пифагорейских идей в метафизическую систему спекулятивного характера.

Эта трансформация происходила не в Палестине, а в Вавилоне, где геоним (мн. ч. от гаон) - главы еврейской академии - вырабатывали официальные трактовки различных религиозных вопросов. Достойных избранников, которых посвящали в тайное знание, именовали "меккубалим". Именно к периоду геоним относится старейшая каббалистическая книга - "Сефер Йецира" ("Книга Творения"). Однако само слово "каббала" появилось в литературе не ранее XI века, а книга "Зогар" ("Сияние") была написана и вовсе в конце XIII столетия, когда каббалистических сочинений уже насчитывалось великое множество. "Зогар" считалась и считается до сих пор священной книгой, одним из столпов каббалистической мудрости. Свою окончательную форму она обрела под пером знаменитого Моисея Леонского (Моше де Леона, 1250 - 1305). Каббалистическая доктрина сохранила следы влияния нееврейской философии и эзотерики.

Эти следы наглядно проявляются в фундаментальных каббалистических положениях о том, что путем размышлений человек способен понять структуру мироздания и постичь Божество (хотя и не полностью). Каббалистическая идея о том, что в основе мироустройства лежат числа и буквы, заимствована из греческой философии. Платон в "Тимее" рассуждает о пропорциях, на которых построена вселенная. Философы-неопифагорейцы верили, что числа и буквы суть божественные существа, наделенные сверхъестественными силами. Чужда иудейской теологии и каббалистическая концепция сефирот - манифестаций божественного бытия в творении. Зато эта концепция родственна системе неоплатонических "интеллигенций" - посредников между умопостигаемым и материальным мирами. Десять сефирот содержатся в Адаме Кадмоне - первочеловеке, которого, возможно, имел в виду апостол Павел, говоря: "...первый человек Адам стал душею живущею, а последний Адам есть дух животворящий.

Но не духовное прежде, а душевное, потом духовное. Первый человек из земли перстный; вторый человек Господь с неба. Каков перстный, таковы и перстные; и каков небесный, таковы и небесные; и как мы носили образ перстнаго, будем носить и образ небеснаго" (1-е Послание к Коринфянам, 15:45-49). А в иудаистском священном тексте "Мидраш" сказано, что первый Адам есть Мессия, чей дух вездесущ. О том, что все вещи до своего материального сотворения существовали в мире идей, говорили еще Платон и Зороастр.

Близко зороастрийскому учению и каббалистическое понятие "Эн-Соф" - непостижимого и безграничного божества, из которого путем эманации произошли сефирот: точно так же все эманировал все сущее зороастрийский Зурван Акарана, обожествленное пространство-время. Можно найти также черты сходства между каббалой, с одной стороны, и гностическими учениями, доктринами Александрийской школы, философскими системами Филона и стоиков - с другой. Первые каббалисты, не желавшие (или не способные) противостоять подобным влияниям, столкнулись с серьезной проблемой: как принять все эти заимствования, не погрешив против Священного Писания - богодухновенного, а потому не подлежащего правке? Проблема решилась. Следовало вложить в древние тексты именно тот смысл, который каббалистам хотелось видеть в них, после чего объявить, что эти идеи содержались в Писании изначально. С этой целью каббалисты прибегли к различным методам перестановки и подстановки букв, что позволило им "обнаружить" в священных книгах новые слова, подтверждающие каббалистическое учение. Такая процедура позволяет "легализовать" самые разнообразные идеи.

Следует заметить, что она использовалась еще раньше для истолкования Талмуда. Более того, от подобной практики библиомантии - один шаг до полноценных магических операций. Практическая каббала - не что иное как разновидность магии, ставящая своей задачей творить чудеса силой изреченного слова. Видимое противоречие между теорией и практикой каббалы имеет свою аналогию в неоплатонизме. Плотин упрекал гностиков за веру в то, что силой слова можно изгонять демонов; но при этом он же не осуждал своих учеников за приверженность разнообразным магическим традициям.