Интеллектуальный подъём

1. Становление новых научных взглядов

Современная интеллектуальная мысль в том виде, в котором она проявляла способность к осознанию окружающего нас мира, прошла удивительный путь в своём становлении. В его основе лежит созерцательность окружающего мира, априорность основных базовых акцентов, следование умозрительной логике протекания процессов. Такая способность постепенно привела к феноменальному состоянию гуманитарной фундаментальной науки - в преддверии событий конца XX в. гуманитарная мысль, а с ней фундаментальная наука, «уснули». Безмятежно проспав процесс глобализации, они спокойно пропустили вызревание огромных межцивилизационных разломов, не удосужившись осознать ценность жизни человека, тем самым благословляя мировые войны и кровавые разборки по любому малейшему поводу. Они задвинули на задворки здравый смысл и рациональность, подменив их галлюцинациями, идеологическими штампами всех мастей, тем самым воспитали гигантскую антропофилософскую толпу праздномыслящих субъектов, живущих с единственной целью и мотивациями - не дать пробиться к поверхности осознания человека его жизнеутверждающих начал, не дать возродиться первозданным моделям и образам, ставящим человеческую жизнь в центр заботы и внимания. Они выстроили систему просвещения как гигантский конвейер воспроизводства однобоких людей-специалистов, которые с маниакальной уверенностью своей значимости в тот кратчайший миг, отпущенный им природой, делают всё, чтобы поддерживать и наращивать этот несуразный мир, эту гигантскую колесницу, к которой человек сам себя приковал философскими цепями и теперь силится увернуться от её бешеного темпа и ритма.

И вот внезапно мир застал гигантский событийный разряд: развал в одночасье Советского Союза и исчезновение с исторической оси огромной империи; уход в небытие с мировой арены мировых интеграционных экономических и военных группировок (СЭВ и ОВД); безоглядный бросок стран бывшего соцлагеря в объятия Запада; серия техногенных катастроф (Чернобыль и др.); уничтожение Всемирного Торгового центра и налёт на военное ведомство (Пентагон) в самом сердце США; нападение на Афганистан, Кувейт, Ирак; неубывающая волна террора, прокатывающаяся по всему миру; взрыв напряжённости на Кавказе и Ближнем Востоке; неумолимое продвижение НАТО на восток и набеги этой военной машины по многим азимутам; межцивилизационная напряжённость с угрозой глобального столкновения и т. д.

Когда на переломе тысячелетия стали разыгрываться вышеотмеченные события как зловещие предвестники глобальной катастрофы, первая ласточка которой - удар по символам постиндустриального мира 11 сентября 2001 г., - гуманитарная мысль вдруг почувствовала гигантский толчок к пробуждению и убедилась, что мир отказывается жить по законам, открытым человеческим разумом. Реальный мир оказался неадекватным нашим представлениям о нём.

В связи с этим встал ряд вопросов высокого (тысячелетнего) ранга.

Первое. Чем объяснить ситуацию, в которой человечество пропустило ту бифуркационную точку разрыва между гносеологией и онтологией, иными словами, почему наша оптика исказила реальные картины мироздания? Где тот необратимый перекрёсток, на котором реальность вышла на совершенно новые закономерности своего развития, а науковедение настойчиво продолжает искать причины таких трансформаций в старых декартовских приёмах познания мира?

Второе. Почему масштабность событий не совмещена с масштабом и возможностью человеческого разума?

Третье. Можно ли и дальше расписывать гуманитарную сферу бытия с естественнонаучных позиций, когда системный подход, ворвавшись в гуманитарную сферу, буквально разорвал её на части (отдельные научные направления, дисциплины и т. д.)?

Четвёртое. И не в том ли причина того, что человек, очарованный этим мнимым разнообразием сфер осмысления нашего мира, послушно поддался тенденции и стал воспроизводить гигантскую армию специалистов под стать многообразию сфер деятельности и научных дисциплин, выстраивая глухие, практически непроницаемые стены между ними?

Пятое. Не в том ли причина, что гипертрофированный сдвиг в локальное (местное, региональное) привёл к всеохватному отчуждению друг от друга людей и выстроенного ими гигантского сонма организационно-функциональных структур?

Мы обозначили только малую часть вопросов, невольно поднимающихся на поверхность нашего сознания, когда сталкиваемся с событиями такого уровня и необычайного ранга, разгадать причины появления которых на базе традиционных смыслов, ценностей и мотиваций просто невозможно.

Перед человечеством встал грозный вопрос - как подступиться к поиску ответа на вышеуказанные вопросы?

Таким образом, российская интеллектуальная мысль, осознав ущербность и мизерность накопленного гуманитарного знания о нашем мире, вплотную подошла к грандиозной сфере незнания и с огромным изумлением остановилась перед её масштабностью и осознанием крохотного пути, пройденного человечеством в этой сфере. Иное постучалось в наше сознание, начали открываться горизонты его осмысления: перед нами вырисовывается необходимость организовать масштабную экспедицию в сферу незнания, причём здесь потребуется взять с собой такой научный, необычный для традиционного восприятия, инструментарий, который способен будет изучать сферу незнания так же, как мы с лёгкостью проходим и созерцаем достигнутое.

На этой волне востребованности стал складываться целый набор геонаук как новейших дисциплин гуманитарного знания. К ним относятся: геоэкономика, геологистика, геоинфоматика, геокультура[15], геоэкология, геомаркетинг[16], геоистория и т. п. Эти науки стали отображать процесс единения, целостности, глобальности нашего мира, общности проблем его развития, общности вызовов и угроз. Объединяющим, фундаментальным (базисным) теоретическим и методологическим началом геонаук выступила глобалистика.

Глобалистика, пройдя определённый путь своего развития, вывела фундаментальную гуманитарную науку к новому рубежу и этапу - гуманитарной космологии.

Всё это рельефно стало проявляться на различных мировых форумах, конференциях, симпозиумах, «круглых столах», встречаться в речах политиков, общественных и государственных деятелей, в декларациях, решениях высокого международного и национального уровня.

Итак, наметилась тенденция к интеллектуальному подъёму. Представляется, что центральной, срединной частью интеллектуального подъёма всё-таки должен выступить новый проект исторического масштаба - «Большой проект» - с такой гигантской напряжённостью интеллектуальной мысли, которой человечество ещё не знало с момента грандиозных переломов в судьбах человечества, такого уровня, как досократовский всплеск жизнеутверждающих идей (эллинская заря человечества), уровень европейского Высокого Ренессанса (Возрождения), китайский Ренессанс времён императора Чжу Ди (XV в.). Все другие проекты такого масштаба как формирование капитализма и выход из него, формирование социализма и способы выхода из него, революционные перевороты любого масштаба, мировые войны и их последствия ни по масштабу, ни по значимости, ни по жизнеутверждающей силе, ни на миллиметр не приближаются к сопоставлению с вышеотмеченными парадигмальными переворотами. Все инициативы нашего мира уже в течение пятисот лет с момента удушения европейского Высокого Ренессанса дышат, по крайней мере, столетней стратегической конъюнктурой. Требуется проект высочайшего тысячелетнего ранга, и такой проект стучится в дверь нашего мира. Инициатором его может выступить российская интеллектуальная мысль.

В России имеются все условия, чтобы приступить к проектированию и осуществлению такого парадигмального переворота. Это мироздание нового Ренессанса, возводимого новыми людьми.

Но прежде чем обозначить общий контур мироздания нового Ренессанса, следует прояснить одну проблему тысячелетнего ранга, а именно - высокую гуманитарную технологию (теорию и методологию) расставания со старым миром, «выхода» из него.

2. К вопросу о теории «выхода» из формационных моделей мирообустройства

Интеллектуальный подъём сопровождается теоретическими и методологическими новациями.

Для начала некоторый исторический ракурс. Интеллектуальная мысль пробудила в себе удивительную способность - способность к проектному творчеству. Это случилось на закате Высокого Европейского Возрождения (Ренессанса). В XVI веке человечеству была предложена для реализации модель капитализма. При всей её динамике и эффективности К. Маркс развенчал эту модель, пустив «в голову капитализма снаряд, от которого он уже не мог оправиться». Чудовищные жертвы Первой мировой войны приставили «к капитализму» гигантский вопрос - вопрос его преодоления как «выход из капитализма». Что предложила интеллектуальная мысль для решения этой проблемы? Здесь можно провести несколько сюжетных линий, в той или иной степени полнотой отображающих направленность снятия проблемы. Но наиболее рельефно по этому поводу высказался президент Международного Союза экономистов Г. Попов: «Человечеству были предложены и были реализованы на практике три модели устройства мира, преодолевающие капитализм.

Во-первых, ленинская модель интернационального социализма - перехода всех стран мира к социализму.

Во-вторых, национал-социалистическая модель Гитлера и Муссолини. В ней достойными социализма признавались только некоторые страны, отобранные по расовому признаку.

В-третьих, модель «Нового курса» Рузвельта, модель постиндустриального строя.

И интернациональный социализм, и национальный социализм связывали своё будущее с мировой войной и победой в ней. Вторая мировая война завершилась тотальным поражением национал-социализма. Но победа потребовала объединения всех антифашистских сил и тем самым позволила интернациональному социализму не только сохраниться, но и осуществить экспансию и в Европе и в Азии.

Внутренняя логика развития стран Запада и давление социалистического лагеря завершили формирование постиндустриального строя в развитых странах. <...> Постиндустриальные страны демонстрировали всё большие экономические и социальные успехи. Напротив, страны социалистического толка быстро исчерпали все резервы этого строя и обострили его противоречия.

Развернулся кризис государственного социализма. Вывоз в страны Запада сырья, прежде всего энергетического, и ввоз из них продовольствия, заимствование <...> у них научно-технических достижений растянули этот кризис, но не могли его преодолеть. Стало очевидно, что и страны социалистического мира тоже должны перейти к постиндустриальному строю и тем самым выйти из социализма»21.

Конечно, в этом суждении не всё однозначно, в частности, не учтён сегодняшний всплеск левых движений в странах Латинской Америки. Но озадачивает другое. Автор высказал своеобразное отношение к постиндустриальному обществу, во-первых, преподнеся его как альтернативу для «выхода» из капитализма, а во-вторых, представив его по большому счёту бесконфликтным и априори призванным гармонизировать всю мировую ситуацию. Мне представляется - это далеко не так. И вот почему.

Только один знаковый момент сокрушает идеалистический настрой отцов постиндустриальной модели Д. Белла, 3. Бжезинского, Дж. Гэлбрейта и др. Речь идёт об ударе по символам постиндустриализма в сентябре 2001 г. как зловещем предвестнике глобальной катастрофы. Это одна сторона проблемы. Вторая сторона проблемы, призывающая трезво посмотреть на постиндустриализм как формационную модель, это интересное высказывание В. И. Максименко о том, что «постиндустриализм является только идеологической ширмой капитализма», которая заслонила от прямого взгляда все сохранившиеся и более того, получившие небывало изощрённую форму, атрибуты капитализма. Центральные из них и непреодолимые - вопрос собственности, эксплуатации и несправедливого распределения. А посему постиндустриализм - это не «выход» из капитализма, как утверждает Г. X. Попов, а только смена его окраски.

Постиндустриализм не смог не только скрыть эти фундаментальные основания капиталистического общества, но и более того, придал им удивительно тонкие и, скорее всего, косвенные формы. Действительно, человек, попавший в постиндустриальное (информационное) общество, чувствует себя абсолютно свободным, не замечая гигантской глубоко спрятанной от мира сети зависимости на всех абсолютно уровнях своего бытия, человек попал в новый вид несвободы - сетевой несвободы.

Таким образом, постиндустриализм есть капитализм в глобальной (геоэкономической) сетевой оболочке. Сама постиндустриальная оболочка - позитивная. Она несёт в себе гигантский потенциал расцвета нашего мира, возможности для перелива самых передовых методов и способов организации бытия в любую точку мира. Но проблема в другом: мир вступил в новую фазу своего развития - он наращивает в небывалых темпах и масштабах оболочку (постиндустриализм), оставляя в неизменном виде его капиталистическую сердцевину (содержание). В этом - гигантское противоречие, источник глобальной неустойчивости. И какие бы попытки апологеты «устойчивого развития» не предпринимали, мир будет оставаться в состоянии постоянных взрывных ситуаций, пока не «выхолостит» постиндустриализм.

Но это только внешнее проявление зыбкости фундаментальных оснований постиндустриального общества. Значительно опаснее другой момент. Впервые в мировой истории, капитализм в обёртке постиндустриализма заявил о себе как цивилизационная парадигма, тем самым, выведя техногенность на самый высочайший пьедестал бытия, сформировал свой класс ценностей, смыслов и мотиваций. Уже это одно бросило вызов

буквально всем цивилизационным моделям, которые до сих пор превалировали

28

в нашем мире . Дело в том, что постиндустриализм так или иначе задел все мировые цивилизации и бросил им вызов. Этот вызов первым прочувствовал С. Хантингтон и предупредил наш мир в удивительной работе «Столкновение цивилизаций». Но не учёл одного. Он свёл всё к этнонациональным и культурологическим основаниям. На самом деле затрагивается не только эта частная сфера. Удар наносится по корневым жизнеутверждающим основам любой цивилизации: техногенность распростилась с категорией «жизнь», объявила борьбу с самим человеком. По сути дела, он вычеркнут из поля жизни и встроен определённым звеном в техногенную колесницу. Но противоречиями вышеотмеченное на уровне антропофилософском далеко не ограничивается. Вызовы и угрозы динамично развивающегося постиндустриального мира проявляются в более широком масштабе и спектре.

Лучшие умы мирового масштаба, формирующие «западный интеллектуальный климат», прекрасно ощущают это «генное» противоречие мировой техногенной (постиндустриальной) модели развития. Достаточно беглого

29

взгляда на работы выдающихся интеллектуалов современности : П. Дракера, Э. Гидденса, Ф. Фукуямы, Ч. ёХенди, Л. Туроу, Дж. Гэлбрейта, Р. Инглегарта, М. Кастельса, А. Этциони, Т. Сакайи, Т. Стюарта, П. Пильцера, Л. Эдвинсона и М. Мэлоуна, О. Тоффлера, А. Турена, Р. Райха, С. Хантингтона, А. Гора, Донелла Мидоуза, Дениса Мидоуза, И. Рандерса, Эрнеста фон Вайцзеккера и др., чтобы увидеть массу гигантских вопросов, «прислонённых» ими к постиндустриализму. Решение этих вопросов невозможно без разрушения техногенной цивилизации.

«Большой проект» - выход к мирозданию нового Ренессанса - призван снять эту проблему: наращивая постиндустриальную оболочку (экономическую, воспроизводственную, финансовую, культурологическую и т. п. всеобщность), он «вмонтирует» в неё новую формационную модель. В качестве последней наиболее приемлемой, на мой взгляд, может служить этноэкономическая система воспроизводства качества жизни. Выветрить из постиндустриализма капитализм - грандиозная задача!

Движение в этом направлении уже имеет место в нашем мире. Возьмите Китай: там идёт гигантский исторический эксперимент - спешное наращивание постиндустриальной оболочки, но с сохранением «иной», чем капитализм, сердцевиной. Здесь мы смело можем говорить о специфической китайской модели постиндустриализма. Безусловно, оболочка будет воздействовать на сердцевину модели, и в какую сторону качнётся маятник истории - вопрос времени.

Но мир переживает большее, нежели «выход» из капитализма. Рассмотрение постиндустриального ландшафта приводит к кардинальной мысли - чётко и ясно обозначился выход не из каких-либо вышеотмеченных формационных моделей (капитализм, социализм, национал-социализм, постиндустриальный капитализм), а о более широкоформатном выходе в целом из нашего мироздания, которое даёт нам громогласное и недвусмысленное предупреждение о зыбкости и непрочности его фундаментальных оснований.

Иными словами, речь идёт не только о выходе из постиндустриализма (как первый этап), а в более широком плане - о смене общих парадигмальных установок и взглядов на наш современный мир и его общественный уклад. Вот почему российская интеллектуальная мысль, осознав и впервые почувствовав эти процессы и связанные с ними новации, приступила к разработке новейшего проекта гигантского исторического масштаба и важности, обозначив его как «выход» из старого мира, как выход к мирозданию Нового Ренессанса. Проблема эта комплексная. Уход в «духовную» сферу, в поиск идентичности и т. д., в «улучшение» нашего мира - бесполезное занятие. Попытки вырваться из «материального мира» в «духовность» не приводят ни к чему новому, ибо духовная сфера и материальная жизнь насыщены одним и тем же - их объединяет общая цивилизационная окраска, вместе они выступают как единая модель. Нужно знать границы этой модели. Выйдя за эти границы, мы попадаем в новую модель, в новый «материальный мир» и адекватную ему

30

новую «духовность» .

* * *

Таким образом, чтобы выйти на дорогу к новому мирозданию, мирозданию нового Ренессанса, нужно свернуть с других дорог, т.е. выйти из старых маршрутов и направлений «развития», а их было несколько: капитализм, социализм, национал-социализм, постиндустриальный капитализм и др.

И здесь радикальный поворот - другая сторона реализации нового проекта - необходимы новые люди - люди, не давшие себя одурачить идеологическими догмами и прочими галлюцинациями, а потому редкие, даже среди свободных, люди со спокойным взглядом на вещи, способные к интеллектуальному их ощупыванию, а значит близкие к их сущностям; люди, вооружённые новым, объёмно-сетевым методом познания мира, созревшие и подготовленные для того, чтобы сорганизовать и обустроить наш мир - мироздание нового Ренессанса, тем самым обеспечить бытие, достойное своей силы, красоты, жизнелюбия и интеллекта.

Они оснащены новым инструментом. Мне представляется, что таким инструментом могут выступить новые отрасли знания и, в частности, парадигмальная связка «Геоэкономика - глобалистика - гуманитарная космология», в качестве нового «философского скальпеля», с помощью которого будет вырезан контур нового мироздания. Но проблема не только в инструменте и практике работы с ним. Речь идёт о новых людях, которым можно доверить этот инструмент. Мир в ожидании появления этой новой когорты.

II. «Большой проект»

Теперь встаёт вопрос о дороге к мирозданию нового Ренессанса и о тех новых людях, которые пройдут этот путь, преодолевая неимоверно чудовищные трудности и преграды на этом пути.

1. Дорога к мирозданию нового Ренессанса[17]

Прежде чем описать новый масштабный проект, необходимо чётко осознать прогоны на пути к мирозданию нового Ренессанса, с тем, чтобы осознанно представлять себе ясные и чёткие этапы приближения к нему. Но и этого мало. Необходима новейшая форма (экипировка) смелых первопроходцев в гуманитарной сфере, но и конечно, немаловажно представлять себе маршруты осознания этой идеи. Остановимся на этом подробнее.

Этапы. Уместно предположить, что основополагающими этапами на начальном пути к мирозданию нового Ренессанса могут выступить три гуманитарных прогона.

Первый. Геоэкономическая трансформация нашего мира как возвращение к рациональности, реальности, как реальное отображение глобального мира, впитавшего в себя внесистемные его компоненты, ранее выстроивших себе неприступные умозрительные крепости - этнонациональные, этикоморальные, культурологические, цивилизационные и т. д. Геоэкономика свинчивает их в единую синтетическую форму, на вершине которой жизнь и воспроизводство её качества. Этот прогон российская гуманитарная сфера достаточно мощно проработала, и он уже реально звучит в фундаментальных анналах гуманитарной сферы.

Второй. Но геоэкономика есть реальный носитель глобального процесса и его представительный референт. Именно через призму геоэкономики мы можем реально (не умозрительно как упражняются толпы альтерглобалистов и антиглобалистов) ощутить слиянность процессов нашего мироощущения. Именно геоэкономика воспроизводит все радости нашего мира и в то же время создаёт почву, на которой паразитируют неописуемо разросшиеся толпы выдумщиков и гуманитарных клеветников на глобальный мир, но не стесняющихся пользоваться его плодами.

Таким образом, именно геоэкономика открыла путь в удивительно гармоничную сферу - глобалистику, тем самым открыла шлагбаум для следующего прогона на пути к мирозданию нового Ренессанса.

Глобалистика смело обосновала истоки единства нашего мира. С её помощью теперь мы обозреваем мир с такой высокой теоретической и методологической точки обзора, которая даёт нам возможность осознавать общий мировой ландшафт, вплетая в него различные потоки, которые ранее (до глобалистических способов осознания) описывались в отрыве от синергетического состояния нашего мира. И вот здесь-то глобалистика впервые подвергла грандиозному сомнению системный подход и более того диалектику, дитём которой он является. Только теперь мы осознали, что мир синкретичен и живёт по синергетическим законам, что процессы нелинейной динамики предопределяют весь ход глобальных процессов.

Третий. Но заслуга глобалистики не только в этом. Она даёт нам повод к более фундаментальной оценке нашего мира - глобалистика выступила как платформа, как начало (как новый шлагбаум в нашей «дорожной» терминологии), к броску новых идей, - в сторону нового Ренессанса. Глобалистика проломила окно в сферу незнания - открылся потрясающе красивый новый мир - гуманитарный космос. Для его описания не преминула зародиться новейшая дисциплина - гуманитарная космология, тем самым реально обозначив следующий прогон на дороге к новому мирозданию как стартовую площадку для путешествия в гуманитарном космосе к опорам мироздания (см. рис. 1).

Рис. 1. Современное мироустройство (наша действительность прояснённая глобалистикой) как космологическая стартовая плогцадка для путешествия в гуманитарный космос к опорам мироздания

2. Общий взгляд на структуру нового проекта - мироздания Нового Ренессанса

Выше мы уже говорили о внутренней логике построения общей концептуальной платформы. Мы не преминули воспользоваться эвристическим подходом к этой проблеме, вооружив себя новым инструментарием и, в первую очередь, геологистикой, геогенезисом (философией объёмно - пространственного отображения нашего мира). Нам подвернулся, на наш взгляд, наиболее адекватный образ первоначального этапа как «дорога к новому

мирозданию». Но жонглирование образами это только часть проблемы. У нашего читателя, особенно российского, воспитанного на созерцательности своего мышления, может сложиться ощущение нереальности, запредельности, заоблачности, фантастичности наших постановок. Хотелось бы разубедить читателя в этом.

Мы не случайно постоянно делаем акцент на тех или иных событийных моментах, которые во всяком случае дают пищу для интеллектуальной оторопи, как повод для гигантского испуга внезапно просыпающегося человека, судорожно старающегося понять истоки внезапного тревожного пробуждения, когда вдруг возникают гигантские вопросы: «к чему бы это?», «что за знаки?» - и «что за тени тихо проходят мимо человека?»; и «с чем связаны роковые предчувствия?» И только в этом состоянии, состоянии тревоги и пробуждения человека посещают как удар молнии проблески новейшего объясняющего знания. Речь идёт о выходе сознания на новые уровни понимания не только окружающего мира, но и, что наиболее важно, роли самого человека в формировании своей судьбы и рока. Выше мы привели примеры ударов мировой судьбы: на рубеже тысячелетия эти удары подготовили наше сознание к новому броску интеллектуальной мысли в сферу поиска новейших моделей существования, нашего бытия, обустройства нашего мира.

Хотелось бы убедить читателя, что это не скучная назидательность, а выход навстречу новым реалиям, которые уже стучатся в дверь нашего мира.

Структурные блоки новейшей парадигмы. Здесь мы напомним об устойчивой привычке нашего интеллекта воспринимать реализацию любых новаций, начиная с нулевых платформ. Мир уже не раз опробовал подобные психологические установки к действию. Более того, к этому приспособлены рычаги и инструментарий. Возьмите, к примеру, один из них - революции. 1. Великая Октябрьская революция - «весь мир до основания разрушим, а затем....». 2. Великая Французская революция - Марсельеза: «Отречемся от старого мира ...» и т. д. И что же - большевики передушили половину населения страны, а заодно и друг друга, доходя «до основания» старого мира. Робеспьер, Марат, Дантон - отправили на гильотины цвет французской нации, ну а «затем» не пощадили и своих соратников ит. д. ит. д.

Мы не повторяем ошибки разума и сознания, оставляем в покое наше одряхлевшее мироздание, превозмогаем его, не меняем ему фасады. Более того, мы даже его не критикуем, оно уже не нуждается в этом. Мы просто расстаёмся с ним, как расстаются с пережитым, пройденным, уходящим, историческим. Это наше кредо и это краеугольный камень нового гуманизма, новой гуманитарной трансграничности, кредо гуманитарной космологии.

Но сила мыслительной инерции велика, трудно преодолима, поэтому, методологически нам необходимо в реализации нашего проекта сделать первый шаг. И в зависимости от того, насколько он будет выверен, точен, зависит весь ход продвижения к нашим целям и задачам, устремлениям. Российская интеллектуальная мысль такой шаг подготовила и приступила к его практической реализации. Назовём его «общим контуром мироздания нового ренессанса». По своей внутренней структуре он распадается на три составные части (три принципа):

1)  отказ от иррациональности и выход на реальные мироощущения в общественной жизни;

2)  приучение сознания к схватыванию общности, единства, целостности;

3)  удаление человека из гигантской идеолого-мифотворческой системы, т.е. «вырывание» человека из «человека».

Придадим этим исходным парадигмальным моментам более понятную и привычно ощущаемую жизнеутверждающую форму. Наш первый принцип ассоциируется у нас с геоэкономикой, второй - с глобалистикой, третий - с гуманитарной космологией. Все три блока удивительным образом связаны друг с другом: каждое звено вытекает из предыдущего и предопределяет следующее по восходящей и в то же время имеет самостоятельную философскую, науковедческую и гносеологическую нишу.

Итак, российский интеллектуальный подъём это: ГЕОЭКОНОМИКА —> ГЛОБАЛИСТИКА ГУМАНИТАРНАЯ КОСМОЛОГИЯ. Уже само их соседство и сопоставление предопределяет подъём интеллектуальной мысли в рамках этих уровневых блоков. Здесь просматривается не только обобщающий момент, но и каждое последующее звено органично включает предыдущее. В целом, парадигмальную связку «Геоэкономика - глобалистика - гуманитарная космология» следует воспринимать как триптих в его единстве сюжета, как восходящую направленность подъёма мысли.

* * *

Таким образом, парадигмальная связка «геоэкономика - глобалистика - гуманитарная космология» уже не есть плод интеллектуальных досужих размышлений, они уже встраиваются в сознание мировой интеллектуальной элиты, они уже побуждают к постановке вопросов далеко не столетнего ранга. Их масштаб исчисляется тысячелетием. Не случайно, что всё это корреспондируется с документом высочайшего уровня, принятым ООН на тысячелетнем переходе - Декларация тысячелетия - Millenium Development Goals (DMGs): «Мы считаем, что главной задачей, стоящей перед нами сегодня, является обеспечение того, чтобы глобализация стала позитивным фактором для всех народов мира... Именно поэтому глобализация может обрести полностью всеохватывающий и справедливый характер лишь через посредство широкомасштабных и настойчивых

32

усилий по формированию общего будущего» . Российская интеллектуальная мысль восприняла этот призыв.

Продолжение в следующем номере

32 http://www.un.org/russian/document/declarat/summitdecl.htm

Применение метода факторного анализа для моделирования региональной инфраструктуры и качества жизни населения

(региональный аспект) Н. В. Мордовченков,

заместитель директора по научной работе филиала Сочинского государственного университета туризма и курортного дела, доктор экономических наук, профессор, г. Нижний Новгород

М. Г. Николаева,

преподаватель Нижегородского филиала Современной гуманитарной академии, г. Нижний Новгород

Application of the factor analysis method for modeling of the regional infrastructure and the quality of life systems

(region's aspect) N. V. Mordovchenkov M. G. Nikolayeva

The authors of the article have made serious researches in the field of cluster - and factor analysis of two systems: the system of the regional infrastructure and the quality of life system. Interaction of these two systems is carried out by means of elements of the social sphere quality, welfare quality and regional infrastructure quality.

Мониторинг региональной инфраструктуры и качества жизни населения регионов Приволжского федерального округа позволил выполнить моделирование качества жизни населения в зависимости от влияния на него региональной инфраструктуры.

При этом анализ качества жизни населения в Приволжском федеральном округе и Нижегородской области выполнялся с применением экономико- математических моделей факторного анализа. Показатель качества жизни населения отражался графиками в динамике по годам, а регионы сравнивались между собой по величине этого показателя.

Изучение специфики показателей качества жизни и региональной инфраструктуры по отдельным районам Нижегородской области способствовало созданию так называемой дополняющей модели качества жизни населения в районах Нижегородской области.

Модель качества жизни населения Приволжского федерального округа была сформирована в форме следующего уравнения множественной регрессии: Y(x) =466-3,532x1+2,856x2-0,598x3-0,017x4+0,087x5 (1) где Y - качество жизни населения в зависимости от региональной инфраструктуры

(х) - качество региональной инфраструктуры xl — качество населения

х2 - качество материального и духовного благосостояния

хЗ - качество экологической ниши

х4 - качество безопасности

х5 - качество социальной сферы

466 - влияние внешних факторов

Коэффициент множественной детерминации: 0,990

Средняя ошибка аппроксимации: 3%

Критерий Фишера: 6,051

Полученная модель показала, что наибольший «вес» в системе качества жизни имеют качество населения: 3,532 и качество материального и духовного благосостояния: 2,856 при отрицательном влиянии качества экологической ниши: - 0,598 и меньшем влиянии качества личной безопасности: -0,017, качества социальной сферы: 0,087.

Решение уравнения множественной регрессии для каждого из четырнадцати регионов округа (для периода 2001-2006 гг.) позволило создать табличную модель значений качества жизни населения Приволжского федерального округа (в условных единицах) (табл. 1).

Таблица 1

Табличная модель качество жизни населения в регионах Приволжского федерального округа в 2001-2006 гг. в зависимости от влияния региональной инфраструктуры, усл. ед.

Регионы

2001 год

2002 год

2003 год

2004 год

2005 год

2006 год

Республика Башкортостан

210413,7

85

290981,0

58

352837,78

3

460827,37

4

659670,58

2

1159165,7

3

Республика Мордовия

41502,24

8

49886,21

7

79419,479

136506,63

6

232748,02

294105,52

8

Республика Марий Эл

38054,76

50906,06

6

59645,305

92290,876

155976,45

181404,78

9

Республика Татарстан

246620,8

9

290727,7

34

489376,99

4

590672,79

9

609296,18

5

806954,60

3

Удмуртская Республика

112785,4

98

119646,6

2

149062,34

7

184811,17

5

308001,29

5

443531,54

4

Чувашская республика

109480,7

3

84681,03

7

104441,80

6

126022,01

115460,82

8

224349,39

1

11ермский юэай (Коми Пермяцкий АО и Пермская область)

219537,7

2

258740,1

86

317031,50

2

296642,78

279264,13

3

996210,28

6

Кировская область

33908,39

6

35289,60

1

57135,35

83045,866

228699,35

5

447492,45

7

Нижегородска я область

200103,4

76

202447,1

51

291599,35

1

444203,35

5

599292,91

714685,63

7

Оренбургская область

176096,4

23

258665,8

52

333026,77

2

421625,19

8

560167,34

7

531863,38

9

Пензенская область

58769,59

6

79294,68

5

108391,19

8

168858,93

5

232094,14

6

263422,02

3

Самарская область

293196,1

78

517141,1

13

537945,94

652058,35

9

666574,43

2

766233,33

2

Саратовская область

133867,4

59

164201,5

95

190065,06

2

235322,83

6

438756,92

6

454259,53

9

Ульяновская область

63610,54

9

88613,02

2

106628,24

8

123946,63

6

173586,36

9

281134,84

4

Данные табл. 1 отражают тот факт, что качество жизни населения Приволжского федерального округа повышается. Самые быстрые темпы прироста этого показателя у Республики Башкортостан (где прирост составляет в среднем 190000 условных единиц за год), наиболее медленные у Республики Марий Эл (где прирост составляет в среднем всего 29000 условных единиц в год).

При помощи данных табл. 1 был получен сравнительный график роста показателя качества жизни населения по регионам (см. рис. 1). По данным рис.1, Нижегородская область - административный центр Приволжского федерального округа - имеет сравнительно невысокие показатели качества жизни населения. Нижегородскую область значительно опережают Республика Башкортостан, Пермский край, Республика Татарстан, Самарская область, а в период 2002-2003 гг. её опережала и Оренбургская область. Республика Татарстан и Самарская область, по данным рис. 1, давние соперники по росту качества жизни населения, на протяжении периода 2003-2004, 2004-2005 гг. рост этого показателя у данных регионов идет практически одинаково, но с некоторым опережением Самарской области. Самарская область, бывший лидер качества жизни в 2001-2004 гг., в 2006 г. значительно уступила по этому показателю Республике Башкортостан, Пермскому краю и Республике Татарстан.

Если проанализировать данные по качеству безопасности населения в регионах за этот период, то окажется, что причиной значительного отставания Самарской области является рост преступности. Присоединение к Пермской области бывшего аутсайдера Приволжского федерального округа - Коми Пермяцкого автономного округа - создало ряд проблем роста показателя качества жизни населения во вновь образованном Пермском крае. Период 2003-2005 гг. для качества жизни населения Пермского края можно назвать негативным, потому что в течение рассматриваемого периода этот показатель снизился практически до уровня 2002 г. Однако в период 2005-2006 гг. качество жизни резко возросло, что позволило Пермскому краю выйти на второе место после Республики Башкортостан. Качество жизни населения Ульяновской области, имея невысокие темпы роста, еще более их замедлило в период 2002-2003 гг., но значительно возросло в 2005-2006 гг., что позволило ей превзойти Пензенскую область, Чувашскую республику и Республику Марий Эл. На протяжении всего исследуемого периода качество жизни населения росло невысокими темпами, но стабильно в таких регионах, как Республика Мордовия, Удмуртская Республика и Кировская область. Саратовская область улучшила показатель качества жизни очень быстрыми темпами в период 2004-2005 гг., который вновь обнаружил свой стабильный рост в 2005-2006 гг., но практически такими же темпами, как в 2003-2004 гг.

Рис. 1. Рост качества жизни населения по регионам Приволжского федерального

округа в период 2001—2006 гг.

За период 2001-2006 гг. качество жизни населения выросло в регионах Приволжского округа в среднем в 4,7 раза (В Республике Башкортостан - в 5,5 раз, в Республике Мордовия - в 7,1 раза, в Республике Марий Эл - в 4,8 раза, в Республике Татарстан - в 3,3 раза, в Удмуртской Республике - 3,9 раза, в Чувашской Республике - в 2 раза, в Пермском крае - в 4,5 раза, в Кировской

области - в 13,2 раза, В Нижегородской области - в 3,6 раза, в Оренбургской области - в 3 раза, в Пензенской области - в 4,5 раза, в Самарской области - в 2,6 раза, в Саратовской области - в 3,4 раза, в Ульяновской области - в 4,4 раза). Наиболее быстрым темп роста качества жизни был в Кировской области. Кировская область из аутсайдеров 2001 г. к 2006 г. резко поднялась до уровня Саратовской области и Удмуртской республики, как стабильных регионов по росту качества жизни населения.

В ходе дальнейших исследований системы качества жизни населения были обнаружены её внешние связи с другими системами. Одной из внешних связей системы качества жизни населения оказалась её устойчивая связь с региональной инфраструктурой, что отражено в табл. 2.

Результаты исследования корреляционной зависимости показателей системы качества жизни населения и показателей качества региональной инфраструктуры отображают тот факт, что между ними имеется значительная связь, как показано в табл. 2. В каждом столбце табл. 2 имеются коррелирующие ячейки (выделены серым цветом) с коэффициентом парной корреляции показателей, варьирующим в интервале от > 0,5 (средняя значительная связь) до 0,89 (сильная прочная связь). Внешнее положение показателей качества инфраструктуры в отношении системы качества жизни населения подразумевает не прямое, а косвенное влияние ее показателей на систему. Например, значительная корреляция ячеек (-0,60990) младенческой смертности в возрасте до 1 года (показатель качества населения) и производства, транспортировки электроэнергии по сетям ЛЭП (показатель качества инфраструктуры) отображает факт, что младенческая смертность не позволяет части населения потреблять блага электроэнергии.

В целом практически все факторы системы качества жизни населения коррелируют с внешним показателем качества инфраструктуры: качество населения обнаруживает 45 корреляционных ячеек с качеством инфраструктуры; качество безопасности населения - 6 ячеек; качество экологической ниши - 30 ячеек; качество материального и духовного благосостояния - 28 ячеек; качество

социальной сферы - 23 ячейки. Следовательно, действительно имеется значительное влияние качества инфраструктуры на факторы качества жизни населения (см. табл. 2. Корреляционные ячейки выделены серым цветом).

Таблица 2

Матраца корреляционных зависимостей показателей региональной инфраструктуры и показателей качества жизни населения __________ Приволжского федерального округа в 2001-2006 гг. (фрагмент)._______________

Показатели модели качества жизни населения

Показатели качества региональной инфраструктуры

Валовой региональный продукт на душу населения, руб.

Численность населения на 1 января, тыс. чел.

Младенческая смерт­ность в возрасте до 1года, тыс. чел

Потребление мяса населением в год, кг.

Численность населе­ния с доходами ниже прожиточного минимума(%

Среднедушевые денежные доходы (в месяц) на душу населения, руб.

Прожиточный минимум, руб.

Всего учащихся, тыс. чел

Финансирование из средств региональньк бюджетов культуры, искусства и СМИ, тыс.

DV6.

Исполнение бюджетов субъектов Приволжского округа по расходам на образование, тыс. руб.

Число посещений музеев на 1000 чел., разы

Число больничньк коек на 10000 тыс., ед.

Объем платньк услуг населению, млн. руб.

Исполнение бюджета территориальньк фондов обязательного медицин­ского страхования, ТФ ОМС. тыс. руб.

Исполнение бюджетов субъектов Приволжско-го федерального окру-га по расходам на здравоохранение, тыс. руб.

Густота автомобильных дорог с твердым покрытием, км на 1000

0,5144

0,0040

0,09910

0,03407

-0,18844

-0,37244

-0,10992

0,04629

0,16931

0,07398

-0,37390

-0,34922

0,04004

0,07653

0,06991

км2 территории

Густота ж/д путей на конец года, км дорог на 10000 км2

0,5027

-0,13892

0,33548

-0,21880

-0,13864

-0,51545

0,00607

-0,16328

-0,15570

0,11462

0,10334

-0,50115

-0,11334

-0,08043

-0,10828

территории

Число абонентских терминалов сотовой электросвязи по регио­

0,4981

0,56766

-0,37781

0,33381

-0,69669

0,24491

0,78161

0,37840

0,73420

0,87526

-0,19051

-0,34697

0,89817

0,81857

0,81352

нам РФ, тысяч (на конец года)

Производство и транспорти­ровка электроэнергии по сетям

0,7307

0,74038

-0,60990

0,38938

-0,37420

0,35227

0,19185

0,72172

0,40055

0,39649

-0,36648

-0,34878

0,55825

0,51663

0,42592

ЛЭП, млрд. квт-ч.

Добыча нефти, включая газо­вый конденсат, и транспорти­

0,8174

0,61287

-0,49471

0,56231

-0,50069

0,19806

0,02542

0,67401

0,56409

0,36072

-0,46969

-0,19389

0,52875

0,57506

0,55432

ровка по нефтепроводам, тыс. т.

Отправление пассажиров ж/д транспортом, тыс. чел.

0,4833

0,64603

-0,61762

0,12511

-0,42802

0,30055

0,26610

0,58169

0,57617

0,54260

-0,27878

-0,16187

0,64553

0,65066

0,63908

Отправление грузов железно­дорожным транспортом, млн. т.

0,5100

0,67888

-0,73245

0,30731

-0,38114

0,57507

0,26719

0,63984

0,33987

0,45417

-0,50293

-0,09741

0,61000

0,63039

0,50564

Перевозки пассажиров автобу­сами общего пользования, млн. чел.

0,5004

0,66911

-0,56249

-0,03818

-0,23146

0,15620

-0,31883

0,68647

0,12194

0,09296

-0,37109

-0,06018

0,22930

0,37356

0,21963

Пассажирооборот автобусов об­щего пользования, млн пас.-км.

0,5006

0,72903

-0,62535

0,05674

-0,29536

0,10877

-0,29809

0,75280

0,21506

0,15176

-0,51619

-0,15145

0,30551

0,44903

0,29161

Перевозки грузов автомобиль­ным транспортом организаций

0,5008

0,83384

-0,80640

0,50216

-0,56202

0,33694

0,13611

0,86461

0,62442

0,47014

-0,51542

-0,17801

0,70497

0,67054

0,56040

всех видов деятельности млн. т.

Грузоооборот

автомобильного транспорта организаций всех ви дов

0,5071

0,64451

-0,57995

0,37139

-0,45917

0,54115

0,26796

0,64094

0,49504

0,42471

-0,33283

0,02946

0,61276

0,56164

0,48546

деятельности, млн. пас.-км.

Исполнение бюджетов

субъек-тами Приволжского федераль-ного округа по финансирова-нию

0,5394

0,36048

-0,32233

0,30468

-0,55212

0,18759

0,63469

0,30318

0,81490

0,79821

-0,20463

-0,28699

0,81541

0,67896

0,74932

коммуникаций топлива и энергетики, транспорта, связи и информатики, общей суммой, тыс. руб.

Это позволило выдвинуть гипотезу                           о             региональной

инфраструктуре как внешнем мультипликаторе отдельных факторов системы качества жизни населения. Поверка правдоподобности выдвинутой гипотезы производилась следующим образом. При построении модели качества жизни населения регионов Приволжского округа была учтена значительная корреляционная связь большинства показателей качества жизни и региональной инфраструктуры. В ходе пошагового регрессионного анализа показатели региональной инфраструктуры были вынесены за пределы группы показателей качества жизни населения. Показатели региональной инфраструктуры составили, таким образом, Dependent Variable (зависимую группу), а показатели качества жизни населения Independent Variable (независимую группу). При создании факторного уравнения модели качества жизни населения показатели региональной инфраструктуры учитывались как внешние. Для внешних показателей, коррелирующих с показателями модели, также были найдены значения в условных единицах. Были построены следующие графики региональной инфраструктуры и показателей качества жизни населения по каждому региону Приволжского федерального округа в исследуемый период 2001-2006 гг. (рис. 3).

1 - качество региональной инфраструктуры, усл. ед.

2  - качество социальной сферы

3  - качество материального и духовного благосостояния населения, усл. ед. 4-6 - факторы системы качества жизни населения, усл. ед.

Рис.3. Графики динамики качества региональной инфраструктуры и факторов системы качества жизни населения за 2001 - 2006 гг. (в условных едитщах)

Рис.3. Графики динамики качества региональной инфраструктуры и факторов системы качества жизни населения за 2001-2006гг. (в условных едитщах). Продолжение.

Графики (рис.3.) наглядно отображают, что имеются такие периоды функционирования системы качества жизни, когда прямая качества инфраструктуры параллельна (или почти параллельна) прямым других факторов системы качества жизни населения. То есть, по нашему мнению, это указывает на возможность некоторой пропорциональности показателей развития региональной инфраструктуры показателям других факторов.

Рис.3. Графики динамики качества региональной инфраструктуры и факторов системы качества жизни населения за 2001-2006гг. (в условных едитщах). Продолжение.

В Республике Башкортостан - участки 2002-2003, 2003-2004 гг.; в Республике Мордовия - участки 2002-2003, 2005-2006 гг.; на графике Республики Марий Эл параллельность обнаружена в период 2003-2004, 2004-2005 гг.; на графике Республики Татарстан также встречается подобная параллельность на протяжении периода 2001-2002 гг.; на графике Удмуртской Республики это период 2003-2004 гг.

Рис.3. Графики динамики качества региональной инфраструктуры и факторов системы качества жизни населения за 2001-2006гг. (в условных едитщах). Продолжение.

На графике Чувашской Республики это период 2003-2004 гг.; на графике Пермского края - 2002-2003 гг.; на графике Кировской области - 2001-2002, 2003-2004 гг.; на графике Нижегородской области стремится к параллельности участок периода 2002-2003 гг.

Рис.3. Графики динамики качества региональной инфраструктуры и факторов системы качества жизни населения за 2001-2006гг. (в условных едитщах). Продолжение.

На графике Оренбургской области это период 2001-2002, 2003-2004 гг.; на графике Пензенской области стремится к параллельности участок периода 2003-2004 гг.; на графике Самарской области стремится к параллельности участок периода 2003-2004 гг.; на графике Саратовской области это период 2001-2002 гг.; на графике Ульяновской области - 2001-2002 гг. Однако имеются периоды, где инфраструктура значительно опережает развитие системы качества жизни населения и, по всей видимости, не имеет на неё влияния. Например, таковым оказывается период 2005-2006 гг. для Оренбургской области.

Рис.3. Графики динамики качества региональной инфраструктуры и факторов системы качества жизни населения за 2001-2006гг. (в условных единицах). Продолжение.

Таким образом, сравнение графиков качества инфраструктуры и социальной сферы обнаружило на протяжении всего исследуемого периода 2001-2006 гг. практически во всех регионах Приволжского федерального округа параллельные или почти параллельные участки. Имеются также участки параллельности прямых качества инфраструктуры, качества социальной сферы и качества материального и духовного благосостояния населения. Это графики качества жизни населения республики Татарстан за 2001-2002, 2003-2004 гг., Кировской области за 2003-2004 гг., Чувашской Республики за 2003-2004 гг. и т. д. Скромная доля материального и духовного благосостояния населения в системе качества жизни по причине очень малой своей величины не позволяет сделать вывод о том, что инфраструктура является внешним мультипликатором системы качества жизни населения, а только лишь о значительном правдоподобии гипотезы мультипликации. Однако несомненным является то, что необходимо повышать материальное и духовное благосостояние населения!

Исходя из этого, выдвинутая нами ранее гипотеза об инфраструктуре как возможном мультипликаторе некоторых факторов системы качества жизни населения становится более правдоподобной, поскольку параллельность участков свидетельствует о наличии некоторой пропорциональности в развитии факторов, как условии мультипликации.

Исходя из проведенного анализа графиков рис. 3 можно сделать вывод о значительной доли правдоподобности выдвинутой ранее гипотезы об инфраструктуре как возможном внешнем мультипликаторе некоторых факторов системы качества жизни. Этот вывод необходимо учитывать при разработке тематики Программы совершенствования региональной инфраструктуры как фактора повышения качества жизни населения в конкретном регионе Приволжского федерального округа.

Специфика показателей качества жизни по отдельным районам изучалась нами на примере Нижегородской области, что сделало возможным выполнение дополняющей модели качества жизни населения в районах Нижегородской области. Дополняющая модель тенденций качества жизни Нижегородской области 2001-2006 гг. по средним арифметическим отдельных показателей была получена нами в форме факторного уравнения множественной регрессии:

Y(x)=l 0857-14,48x1+1,08x2+32,43x3                       (2)

где (х) - качество региональной инфраструктуры xl - качество личной безопасности х2 - качество экологической ниши

хЗ - качество населения

10857 - влияние внешних факторов

Коэффициент множественной детерминации: 0,990

Средняя ошибка аппроксимации: 3%

Критерий Фишера: 3,024

Качество социальной сферы районов Нижегородской области было принято нами как одинаковое по причине пропорционального расходования бюджетных средств на её мероприятия относительно количества населения районов. Показатели качества благосостояния населения вошли в состав внешних факторов, оказывающих значительное влияние на модель, но не отобранных по причине значительного перевеса влияния специфического состояния внутренних факторов модели, характерного именно для районов Нижегородской области.

Решение уравнения множественной регрессии для каждого из пятидесяти районов позволило создать численную (шкалу значений) и рейтинговую шкалу качества жизни населения районов Нижегородской области (в условных единицах) (рис.4).

Исследование этой модели выявило значительную асимметрию качества жизни населения в районах Нижегородской области в 2001-2006 гг. Город Нижний Новгород и прилежащие территории как территории с высоким качеством населения опережает практически в шесть раз все остальные районы Нижегородской области по темпу роста качества жизни населения. Из-за значительного распространения преступности Богородский и Борский районы находятся на последних местах рейтинговой таблицы качества жизни. Таким образом, было проведено исследование качества жизни населения районов Нижегородской области в рамках дополняющей модели.

Это, как было выяснено в ходе исследования: преступность, резкое сокращение численности населения, неблагоприятная экологическая обстановка и «экологические» болезни, большое число расторжения браков, недостаточное внимание к проблемам детей, молодежи и повышению доходов населения, значительная удаленность от центра и недостаточное развитие инфраструктуры (табл. 3).

В таких районах, как Кстовский (31 место), г. Дзержинск и прилежащие к нему территории (29 место) мешает росту качества жизни населения низкое качество экологической ниши. В целом рост преступности, низкое качество экологической ниши, заболеваемость населения (в том числе болезнями экологического фактора - болезни крови, злокачественных новообразований: рак) и низкая рождаемость мешают росту качества жизни населения Нижегородской области. Кроме названных в числе причин невысокого качества
жизни населения значительное место занимают и причины недостаточного развития инфраструктуры. Значительное количество (более 50%) районов области только на 50-60% обеспечены природным газом и менее того очищенной водой из центрального водопровода, что создает дополнительные препятствия роста качества жизни населения.

Таким образом, создание в рамках факторного анализа основной (1) и так называемой дополняющей модели (2) качества жизни населения в зависимости от влияния региональной инфраструктуры, моделирование отдельных факторов качества жизни и региональной инфраструктуры наглядно иллюстрирует единство и взаимопроникновение процессов этих систем.