Формирование управленческих традиций в Китае

 

Глава 1

Общие сведения о Китае и особенностях национального менталитета (в аспекте влияния на традиционный китайский менеджмент)

1.1. Общие сведения

Китайская Народная Республика (провоз­глашена 1 октября 1949г.) находится в юго- восточной части евроазиатского континента и занимает по площади третье место в мире после России и Канады. Ее площадь состав­ляет 9,6 млн. км2. Рельеф страны отличается исключительным разнообразием: от высоко­горного на западе страны (прежде всего Ти­бетское нагорье) до равнинного на востоке. Центральный же Китай представлен как го­рами, так и котловинами и нагорьями. Все это определяет и существенные климатические отличия, имеющиеся в различных точках страны. Так на севере страны, в провинции Хэйлунцзян средняя зимняя температура ниже 0°С, но иногда снижается и до - 30°С, а средней юл ьская выше 20°С. На юге, в про­винции Гуандун, средняя январская темпера­тура выше 10°С, а средней юл ьская 28°С.

С востока и с юга КНР омывается водами Тихого океана. Длина береговой линии со­ставляет 18 тыс. км., а площадь морской ак­ватории 4,73 млн. км2. В КНР насчитывается более 5400 островов, расположенных, в ос­новном, в приморских районах юго-восточ­ной части страны. Главные реки Китая - Ян­цзы, Хуанхэ, Чжуцзян, Сунгари, Амур (Хэй­лунцзян), Хуайхэ.

КНР по суше граничит с Россией, Казах­станом, Киргизией, Таджикистаном, Афгани­станом, Индией, Непалом, Бутаном, Мьян - мой, Лаосом, Вьетнамом и Кореей. Морская граница у этой страны с Японией и Филип­пинами.

Сами жители с древних пор именуют свою страну - Чжунго, что означает «Срединное Государство». В этом названии просматрива­ется одна из черт национального менталите­та, а именно, китайцы во все времена счита­ли свое государство центром мира, а все ос­тальные страны и их жителей - периферий­ными. Подавляющее большинство населения КНР составляет национальность хань почти 92% от общего населения страны. Всего же насчитывается 56 национальностей. Сово­купная численность 55 национальных мень­шинств составляет примерно 100 млн. чело­век.

Русское название «китайцы» происходит от названия народа «кидани» (или «китаи»), которые в X веке создали свое государство, граничащее с китайскими государствами. Кидани вели агрессивную политику и навя­зывали вассальную зависимость соседним государствам, в том числе Китаю. Именно в этот период русские впервые столкнулись с киданями, не верно распространив наимено­вание этого народа и на ханьцев. В XII веке их государство было уничтожено очередны­ми завоевателями.

Китай занимает первое место в мире по количеству населения. По итогам пятой все­общей переписи, проведенной в 2000 г., на­селение страны составило 1265,83 млн. че­ловек. В том числе городское население со­ставило 458,44 млн. человек (36,2%), а сель­ское 807,39 млн. человек (63,8%).

С 1970-х гг. китайское правительство осу­ществляет политику «планового деторожде­ния», цель которой остановить рост населе­ния. Она сводится к всесторонним мерам, но в первую очередь с ограничением в семье ко­личества детей до одного ребенка. Другими аспектами политики планирования рождае­мости являются поощрение поздних браков и позднего рождения ребенка. Раньше эта политика касалась всех ханьцев, теперь сель­ским семьям разрешается рожать второго ре­бенка, но с соблюдением определенного ин­тервала после рождения первого.

Это связано, в том числе и с проблемой «желательного рождения мальчиков». В Ки­тае традиционно мальчики всегда были бо­лее желанными детьми, т.к. являлись носи­телями родового имени и поддерживали об­ряды, связанные с почитанием умерших предков своего рода. Девушки же, выходя замуж, покидали семью и принадлежали це­ликом семье мужа. Поскольку в настоящее время благодаря успехам медицины стало возможно планирование пола будущего ре­бенка, то в последнее десятилетие в Китае наблюдается существенная половая диспро­порция новорожденных. На одну родившу­юся девочку рождается в среднем два маль­чика.

Для национальных меньшинств проводит­ся более мягкая политика. Им, как правило, разрешается иметь в семье двух или даже грех детей, а для слишком малочисленных нацменьшинств ограничения и вовсе не ус­танавливаются. По отношению к нацио­нальным меньшинствам правительство КНР проводит политику автономий. В КНР созда­но пять автономных районов национальных меньшинств: Синьцзян-Уйгурский, Нинся- Хуэйский, Гуанси-Чжуанский, Тибетский и Внутренняя Монголия.

В современном Китае в среднем на 100 се­мей приходится 363 человека. В семье обыч­но живут родители и их дети, но пока еще сохраняются семьи, где вместе живут люди трех и даже большего числа поколений. По закону взрослые дети несут обязанности по содержанию родителей и помогают им, хотя и без этого в китайском обществе очень силь­но уважение к старшим и престарелым, а так же существует традиция заботы о младших.

Средняя плотность населения в Китае со­ставляет 130 человек на 1 км2, но размещает­ся оно очень неравномерно: в густонаселен­ных приморских районах Восточного Китая плотность - более 400 человек на 1 км2, в

Центральном Китае - более 200 человек на 1 км , а на нагорьях Западного Китая - менее 20 человек на 1 км .

Территориально государство разделено на 23 провинции (включая Тайвань), 5 автоном­ных районов, 4 города центрального подчи­нения и 2 специальных административных района. Провинции подразделяются на уез­ды. В составе уездов: города, поселки и во­лости. В провинциях и автономных районах есть районы и города прямого подчинения.

1.2.Социально-политическое устройство

Со времени образования Китайской На­родной Республики в 1949 г. в разные перио­ды действовали четыре Конституции: в 1954 г., 1975 г., 1978 г. и 1982 г.. Ныне действую­щая Конституция КНР была принята 4 декаб­ря 1982 г. на 5-м пленуме 5-го созыва Всеки­тайского Собрания народных представителей (ВСНП), после всенародного обсуждения.

Главной руководящей и направляющей политической силой в КНР является комму­нистическая партия Китая (КПК), которую возглавляет Генеральный председатель Цен­трального комитета КПК. На настоящий мо­мент эту должность занимает Ху Цзиньтао, который занимает еще три высших поста КНР. Он является Председателем КНР, Пред­седателем Центрального военного совета КНР и Председателем Центрального военно­го совета КПК.

Но на самом деле невероятно сложно оце­нить политический строй современного Ки­тая, поскольку эта страна очень сильно регу­лируется принципами, нормами, правилами, заложенными в традиционных представлени­ях. В мире, особенно это характерно для Рос­сии, сегодня еще существует не вполне пра­вильное представление о том, что Китай яв­ляется социалистическим или коммунисти­ческим (почему это происходит, будет объяс­нено ниже). Это неверное мнение, искажает взгляд на то, что на самом деле происходит
сегодня в КНР, в стране, к которой неприем­лемо применять оценки, исходя из западно­го формата мышления.

По большому счету в Китае никогда не было социализма в его европейском понима­нии (прежде всего в том, как его трактовали К.Маркс и Ф.Энгельс). Даже те псевдосоци­алистические процессы, которые происходи­ли в XX веке на территории СССР и стран социалистического лагеря, в Китае играли значительно меньшую роль, чем где-либо. Потому что в любом случае все движения здесь накладывались на традиционные пред­ставления об общественном устройстве и, эти представления, благодаря мощнейшей укоре­ненности самобытной культуры, бытовали в уме каждого индивида.

В качестве примера можно привести та­кой факт. В местечке Цюйфу, существует ог­ромное родовое кладбище Конфуция, пло­щадь которого более 200 гектаров. Во време­на китайской «культурной революции» (1966 - 1976 гг.), развязанной Мао Цзэдуном, про­исходили массовые разрушения историчес­ких памятников и вообще всего того, что не соответствовало представлениям о новой ре­волюционной культуре. Но в этом городе раз­рушения были минимальные. Объясняется это тем, что подавляющее большинство лю­дей живущих здесь, носят фамилию Кун, т.е. фамилию Конфуция (его настоящее имя Кун Цзы). С одной стороны, они не могли не вы­полнять отдаваемые им приказы, но с дру­гой, они не могли и разрушить то, что имело прямое отношение к памяти их предков, осо­бенно такого великого как Конфуций. Ведь это относилось к их Роду, взаимоотношение с которым у каждого китайца неизмеримо глубже и сильнее, чем у любого россиянина. Родовые отношения всегда были и остаются в Китае очень сильными. Они продолжают играть очень важную роль, и они во многом могут быть даже определяющими во взаимо­отношениях между живущими людьми и в отношениях живущих к умершим предкам, культ которых сохраняется на протяжении уже трех тысячелетий.

 

Если рассматривать современную роль коммунистической партии, то следует при­знать, что она управляет всей жизнью стра­ны и не в меньшей степени, чем идеологией, управляет как государственными предприя­тиями, так и частным бизнесом. Самостоя­тельного независимого бизнеса в Китае без участия в нем государства и партии просто не может быть. И чем бизнес крупней, тем сильнее он дирижируется партийным аппа­ратом. Но при этом нет и прямого вмешатель­ства в бизнес. Задача партии - держать власть. Партия в Китае является управляющей силой, и коммунистическая партия держит эту власть. Это достигается через создание партийных комитетов на всех более или ме­нее крупных предприятиях, через активное вовлечение бизнесменов в партийные ряды2.

К органам законодательной власти отно­сятся Всекитайское собрание народных пред­ставителей (ВСНП) и местные собрания на­родных представителей разных уровней. В состав ВСНП могут быть избраны предста­вители провинций, автономных районов, го­родов центрального подчинения, особых ад­министративных районов и воинских частей.

' См., например, Диксон Брюс Красные капиталисты в Китае. Партия, частные предприниматели и перспективы политических перемен. М, 2005. С. 62.

Срок полномочий каждого созыва ВСНП - 5 лет, его сессии проводятся раз в год. В промежутке между сессиями ВСНП функции высшего органа государственной власти осу­ществляет Постоянный комитет (ПК) ВСНП. Заседания ПК ВСНП обычно проводятся раз в два месяца, ежедневная работа главным образом осуществляется Председательским советом, состоящим из председателя, его за­местителей и ответственного секретаря. Ос­новные государственные полномочия осуще­ствляются совместно Председателем КНР и Постоянным комитетом ВСНП.

К органам исполнительной власти отно­сятся Государственный совет и местные на­родные правительства разных уровней. В со­став Госсовета входят: премьер, заместите­ли премьера, члены Госсовета, министры, председатели комитетов, главный ревизор и ответственный секретарь.

Центральный военный совет (ЦВС) - это государственный орган, осуществляющий ру­ководство военными делами КНР, а также командующий всеми вооруженными силами страны. Вооруженные силы КНР включают в себя Народно-освободительную армию Китая (НОАК), народную вооруженную по­лицию Китая (которая кроме обеспечения об­щественного порядка несет ответственность за охрану границ) и народное ополчение (во­енные части, состоящие из гражданских лиц)'.

1.3. Язык и письменность

Языковые традиции играют огромную роль в формировании национального мента­литета. Некоторые лингвисты считают, что любой язык вообще определяет менталитет людей, говорящих на нем. Таким образом, специфика китайского языка, в том числе оказывает воздействие на особенности китай­ского образа мышления, а вследствие этого влияет на формирование особенных подхо­дов к управлению.

Разговорный китайский язык на протяже­нии тысячелетий существования китайского государства никогда не являлся однородным. Это и понятно, в Китае огромное количество диалектов, на которых общаются жители иногда всего лишь двух-трех деревень. Все это оказывает сущест венное влияние на осо­бенности национального менталитета. Кро­ме того, всегда существовало большое отли­чие «книжного» языка от разговорного. «Об­щераспространенный» всекитайский язык («путун хуа») начал формироваться на осно­ве пекинского диалекта и письменного язы­ка «бай хуа», близкого к живой речи, лишь в XX веке. Не смотря на колоссальные усилия властей по его пропаганде, признают этот язык в качестве родного даже сегодня чуть более 20% населения. Следует однако отме­тить, что в настоящее время практически вез­де можно на нем объясниться.

Если иные современные языки, в частно­сти те, что распространены в западных стра­нах, подвергались и продолжают постоянно подвергаться проникновению в них иност­ранных терминов и понятий, то в китайском языке не принято прямое заимствование ино­странных слов. Что это означает на практи­ке? То, что китайское мировоззрение и спо­собы мышления, на протяжении длительно­го времени не деформировались и не видо­изменялись под идеологическим воздействи­ем извне, сохраняя неизменными основные понятия и представления китайской культу­ры на протяжении многих веков. Это очень важное заключение, поскольку оно доказы­вает реальность наличия особенных прин­ципов и механизмов управления по-китайс­ки.

В тоже время китайцы, особенно в новей­шей истории, активно взаимодействуют с другими странами и культурами, максималь­но используя в своих целях их достижения. Возможно ли это без существенных языко­вых заимствований? Дело в том, что, исполь­зуя иностранные слова, китайцы, за редким исключением, не сохраняют его фонетичес­кое звучание, а меняют его на вновь сконст­руированное слово, наполненное близким по смыслу к употребляемому термину содержа­нием. Обычно такие новые слова двух-трех сложные.

J Китай сегодня: Бизнес-справочник. Пекин, 2003. С. 16 - 18.

Китайский язык очень сильно хранит свою идентичность. К примеру, в нем нельзя про­сто перевести слово «социализм». Потому что корень слова «социо» - «общество» латинс­кого, а не китайского происхождения, а в ки­тайском языке прямые заимствования не при­няты и, нужно строить смысловые конструк­
ции. В результате таких построений можно утверждать, что в Китае, никогда не было ни марксизма, ни социализма в том понимании, как они представляются, например, русско­му человеку Во всех социалистических стра­нах слова «социализм» и «коммунизм» ис­пользовались и имели какую-то свою опре­деленную специфику, а в Китае эти термины были переведены, калькированы в понятий­ную структуру. Так вместо слова «социализм» китайцами используется конструкция, кото­рая дословно может быть переведена как «главная идея о единении вокруг общинных алтарей». Поэтому, конечно же, в головах китайцев представление о «социализма» со­вершенно иное, чем, например у русских.

Сегодня в Китае очень популярны идеи и конструкции западного менеджмента, но точ­но так же как и все остальные иностранные термины, эти понятия и конструкции не за­имствуются напрямую, а переписываются ки­тайскими словами, в результате чего запад­ные термины приобретают новый «китайс­кий» смысл.

Древние мифы рассказывают, что пись­менность китайцам дал некий герой по име­ни Цан Цзе, живший в III тысячелетии до н.э. Он являлся помощником легендарного Хуан- ди - «Желтого Императора», основателя ки­тайской цивилизации. По преданию Цан Цзе создавал свои письменные знаки, наблюдая за природными явлениями, за очертаниями гор и морей, за следами змей, зверей и птиц, а так же за тенями, которые отбрасывали предметы. В связи с этим первые иероглифы назывались «няозцзишу», т.е. «знаки птичь­их следов». Ряд исследователей делают вы­вод, что китайское иероглифическое письмо является не редуцированными образами предметов, а актом творчества, попыткой ума абстрагироваться от физической реальности и наполняющих ее предметов бытия. Это важное положение для понимания воздей­ствия китайской письменности на особенно­сти мышления, поскольку мышление стано­вится независимым от образов предметного мира, абстрактным, что является необходи­мым условием для выстраивания глубинных и стратегических причинно-следственных взаимосвязей и взаимоотношений. А в при­ложении к менеджменту это ведет к способ­ности за мельчайшими деталями и измене­ниями «видеть» признаки грядущих событий, что предполагает возможность использовать их для достижения успеха или, напротив, пресекать «на корню», дабы они не нанесли разрушительного вреда.

В западной цивилизации письменная речь жестко связана с устной речью. Об этом сви­детельствует, например, мысленное прогова­ривай ие человеком текста, который читается «про себя». В отличие от этого, китайская письменность, изначально имея зрительную природу, развивалась обособленно от устной речи, в результате чего появилось искусство каллиграфии, ценимое китайцами превыше других искусств. Для сознания западного че­ловека, не приспособленного к образному мышлению, постижение очарования и изяще­ства этого искусства, к сожалению, недоступ­но, но понимание того, о чем идет речь мо­жет дать аналогия с искусством деклариро­вания стихов или текстов. И здесь и там люди стараются как можно красивее, эмоциональ­нее выразить в словах, заложенную в них идею, но, безусловно, визуальные ряды об­разов, которые выражают слова-иероглифы, намного богаче, ярче и глубже за счет бога­той вариации подтекстов, чем то, что могут дать интонации и тембры голоса.

Как указывает известный советский кита­евед В.Я. Сидихменов, каллиграфия счита­лась одним из шести искусств, в число кото­рых входили так же этикет, музыка, стрельба из лука, управление лошадьми и искусство счета. У малограмотных простых китайцев иероглифы вызывали мистическое чувство благоговения, вплоть до того, что бумагу с на­печатанными или написанными от руки иероглифами собирали и торжественно сжи­гали с одобрения священнослужителей. Счи­талось, что бумага с написанными иерогли­
фами специальными заклинаниями оказы­вает лекарственное действие и способна из­гонять злых духов4.

Имеет ли это отношение к искусству уп­равления? Имеет и непосредственное. Если, например, в России для подчиненного мно­гое значит, каким тоном поговорил с ним на­чальник, то для китайского служащего не меньшее значение может иметь каллиграфи­ческий стиль письма, которым ему было дано указание. Особенность иероглифического письма как раз в том и состоит, что смысл написанного не всегда является однозначно заданным, а должен домысливаться самим читателем по многочисленным деталям са­мого текста. Кроме того, следует учитывать, что слова, выраженные иероглифами также чаще всего имеют многогранное значение, понять которое возможно только в контексте. В старом Китае понимание иероглифических текстов было затруднено еще и тем, что в них отсутствовали знаки препинания.

Некоторые ученые полагают, что неверо­ятная сложность национальной письменно­сти поддерживалась китайской образованной элитой намеренно, чтобы еще больше отсто­ять от неграмотных людей, иметь над ними власть, которая поддерживалась, в том числе за счет почитания и уважения образованнос­ти. В современном Китае это так же находит отражение в мощном стремлении молодых людей получить хорошее образование, вся­чески поддерживаемое их родителями. Госу­дарство в этом отношении играет немалую роль, проводя жесткую политику конкурсных отборов при поступлении на государственные должности. Идея отбора чиновников на го­сударственную службу путем проведения эк­заменов и определения личных способнос­тей, а не на основе происхождения, появи­лась в Китае еще в эпоху Борющихся Царств (V-iii вв. до н.э.). Она достигла своего рас­цвета при династии Тан (618 - 907 гг.), когда конкурс, среди желающих участвовать в эк­заменах на занятие чиновничьей должности достигал ста человек на одно место! На За­паде она впервые была реализована только в 1791 году, во времена Французской револю­ции. В России эта практика широкого при­менения пока не нашла.

Попутно заметим, что в Китае с давних пор была хорошо развита система образова­ния, которое в принципе было доступно прак­тически для всех слоев населения. Образо­ванность всегда ценилась и была в почете. Как известно, доступность образования во многом определяет и характер воспроизвод­ства. Поэтому одной из специфических осо­бенностей экономических отношений в Ки­тае следует выделить в большой мере пози­тивное отношение власти и простого народа к образованности.

Другое значение письменности для прак­тики управления и формирования специфи­ческого китайского менталитета заключает­ся в том, что именно благодаря ей Китай со­хранял на протяжении тысячелетий свою национально-культурную идентичность. Это государство во все времена имело с одной стороны довольно большое население с об­ширной территорией расселения, а с другой являлось многонациональным. Все это по­рождало значительные языковые и культур­ные отличия среди населения. Старинная китайская поговорка гласит: «На десять ли не найти одинаковых обычаев». До сих пор жители северных и южных провинций при общении могут не понять друг друга, гак ве­лики эти различия.

лСидихменов, В.Я. Китай: страницы прошлого. М: Наука. С. 338.

Китай вряд ли смог сохранить свою циви­лизацию и вообще национально-культурную целостность, если бы ни император Цинь Шихуанди, первый, кто объединил под сво­ей властью разрозненные китайские княже­ства в единую империю. За короткое время своего правления он сделал много важных шагов для такого единения: разделил Китай на 36 областей с центральным управлением, ввел в оборот единые на всей территории государства деньги, унифицировал меры дли­
ны и веса, построил многочисленные доро­ги, соединявшие все области со столицей империи и т.д., но главное он стандартизи­ровал письменность. За каждым иероглифом, несущим определенный смысл, закреплялось одно единственное написание. За нарушение установленных правил написания, чиновни­ка, допустившего его, ждало суровое наказа­ние.

Количество иероглифов в китайском язы­ке очень велико. Так, например, известный «Словарь Канси», изданный в 1716г., содер­жал более 47 тыс. иероглифов, а «Большой словарь китайского языка», изданный в 1986 - 1990 гг.. насчитывает более 56 тыс. иерог­лифов. Но наиболее употребительных китай­ских иероглифов, частота употребления ко­торых составляет 99 процентов, насчитыва­ется не более 3000.