ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ НА СОВРЕМЕННОМ ЭТАПЕ РАЗВИТИЯ ОБЩЕСТВА 2

 

Н.В. Островский,

Управление по экологическому и технологическому надзору

по Северо-Уральскому округу

КРИТЕРИИ УСТОЙЧИВОГО РАЗВИТИЯ: НАЦИОНАЛЬНЫЕ АСПЕКТЫ

Введение

Эта работа является продолжением ранее опубликованных работ, посвященных муниципальным [1] и региональным [2] аспектам устойчивого развития. При этом автор не претендует на полноту раскрытия темы в данном ограниченном объеме, сосредоточив внимание на основных, наиболее актуальных, на его взгляд, моментах.

Понятие "устойчивое развитие" было введено в мировую науку и политику комиссией Брутланд как развитие, которое удовлетворяет потребности настоящего времени, но не ставит под угрозу способность будущих поколений удовлетворять свои собственные потребности [3, с. 35]. Это определение является скорее политическим, чем научным. Поэтому в основу предлагаемого рассмотрения положено два более емких определения. "Устойчивое развитие - это такое развитие, при котором воздействия на окружающую среду остаются в пределах хозяйственной емкости биосферы, так что не разрушается природная основа для воспроизводства жизни человека" [4, с. 5]. При этом хозяйственная емкость биосферы понимается как предельно допустимое антропогенное воздействие на биосферу, превышение которого переводит ее в возмущенное состояние и со временем должно вызвать в ней необратимые деградационные процессы [5, с. 164]. Другой подход к оценке устойчивости общества основан на оценке морально-этических факторов [6]: "Развитие устойчиво, когда дети счастливее своих родителей".

Введя понятие устойчивого развития и приняв "Повестку на XXI век" [7], призванную обеспечить переход на устойчивое развитие во всемирном масштабе, ученые и политики планируют избежать острых кризисных явлений на пути дальнейшего цивилизационного развития. В то же время кризис - это нормальное явление для любой развивающейся системы. Все системы в ходе своего развития сталкиваются с кризисными ситуациями. Они выходят из кризисов обновленными или погибают. Можно выделить четыре рода причин возникновения кризисов [4, с. 154­155]:

истощение внутренних ресурсов развития;

дисгармония между активными подсистемами, вызванная их несбалансированным развитием;

достижение внешних границ развития (причины этого рода существенны не для всех систем, а лишь для тех, развитие которых содержит элемент экспансии, хотя бы в каком-то аспекте является экстенсивным, так что в соответствующем направлении система расширяется);

внешнее воздействие на систему, активное, целенаправленное или случайное.

При этом важно понимать, что между устойчивостью и развитием существует глубокое диалектическое противоречие. По сути, своей заявкой на устойчивое развитие мы замахнулись на промысел божий, вознамерившись регулировать естественный исторический процесс. Сомневаюсь, что это по большому счету возможно. Но хочется надеяться, что благодаря разумным действиям человечеству удастся избежать чрезмерных потерь от грядущих кризисов.

Оценка развития объекта зависит от того, с каких позиций мы оцениваем его развитие: изнутри, рассматривая объект самостоятельную систему и отдавая предпочтение факторам, обеспечивающим его устойчивость как такового, или извне, рассматривая объект как элемент более сложной системы - региона, страны, планеты в целом - и обращая внимание на факторы, вносящие вклад в обеспечение устойчивости в глобальном масштабе. Другим важным аспектом оценки является рассмотрение социальных, экономических и экологических параметров в едином комплексе.

В соответствии с предложенным выше подходом попытаемся сформулировать три основные группы критериев: экологические, экономические и социальные, а затем рассмотрим взаимосвязи между ними.

2. Экологические критерии

Устойчивость системы с экологических позиций определяется:

2.1. Качеством окружающей среды в сравнении с гигиеническими и экологическими нормативами (атмосферный воздух, питьевая вода, шум, электромагнитные поля, рекреационные зоны).

2.2. Обеспеченностью ресурсами экономики и социальной сферы (минеральное сырье; вода; пашня; лес; водные объекты как приемники сточных вод; атмосфера как приемник выбросов; земли для размещения отходов).

По существу, эти две группы критериев очевидны. Необходимо лишь подчеркнуть наличие отрицательной обратной связи между определенными критериями. Функционирование промышленности и коммунального хозяйства требует ресурсов для рассредоточения и депонирования отходов:

атмосферного воздуха - для рассеивания выбросов, что ведет к его загрязнению;

водных объектов - для приема сточных вод, что ведет к их загрязнению и уменьшению возможностей их использования;

земель - для размещения отходов, что уменьшает доступность использования земельных ресурсов для других целей;

Использование водных и земельных ресурсов для рекреационных целей в свою очередь снижает возможности их использования для целей хозяйственных.

Задача общества и государства состоит в том, чтобы обеспечить приемлемый баланс путем принятия соответствующих нормативно- правовых актов, административных мер и просветительской деятельности.

В ряде промышленных центров и агломераций России сложилась напряженная экологическая обстановка. Одной из главных причин этого является игнорирование экологических и санитарно - эпидемиологических требований при территориальном зонировании и размещении объектов. Вызывает тревогу, что в проекте нового градостроительного кодекса [8] нет упоминания об экологической экспертизе градостроительной документации.

В СССР была создана самая совершенная система нормирования воздействия на окружающую среду, основанная на соблюдении гигиенических и экологических нормативов в зоне воздействия. Однако данная система может (или должна?) быть разрушена в рамках реализации ФЗ "О техническом регулировании" [9]. Данный закон, по своей сути претендующий на роль конституционного, предусматривает замену действующий системы нормативно-правовых актов "техническими регламентами", имеющими статус федеральных законов (см., например, проект технического регламента "О водоотведении" [10]). При этом исчезает само понятие нормирования качества окружающей среды, а с ним право граждан на благоприятную окружающую среду, предусмотренное ст. 42 Конституции РФ.

Не менее серьезные опасения вызывает проект нового Лесного кодекса, разрабатываемый Министерством экономического развития

России совместно с Федеральным агентством лесного хозяйства, предусматривающий такие новации, как концессии [11] и аренду, на срок до 99 лет [12].

3. Экономические критерии

С позиций обеспечения устойчивости наибольшее значение имеет самообеспечение системы. При этом на первый план выходит такие критерии, как:

3.1. Зависимость от внешних связей:

источников сырья;

источников энергии;

-рабочей силы;

средств производства;

-потребителей продукции;

потребителей отходов.

Хотя в нынешнем открытом обществе трудно себе представить субъект с полностью натуральным хозяйством, именно натуральное хозяйство имеет наивысшую устойчивость. Его недостатком является низкая производительность труда и высокие удельные затраты на единицу выпускаемой продукции. Последние столетия развитие шло именно по пути увеличения производительности труда и уменьшения удельных затрат. Обратной стороной этого процесса стало увеличение зависимости субъектов хозяйственной деятельности от внешних факторов. Очевидно, что неизбежен определенный обратный процесс для того, чтобы сбалансировать чисто экономические показатели с повышением устойчивости и экологической безопасности.

Критерии, ориентированные на самообеспечение, соответствуют модели пассивного поведения. В то же время эволюционное развитие в живой природе выводит на верхний уровень организмы, утратившие возможность к самообеспечению (консументы второго рода в сравнении с продуцентами). Это происходит потому, что взамен они приобретают подвижность и возможность активно взаимодействовать с окружающей средой. В общественном развитии мы наблюдаем аналогичный путь: от натурального хозяйства феодальных государств к постиндустриальным системам развитых стран. Однако постиндустриальные системы оказываются крайне зависимы от внешних факторов (см., табл. 1) и требуют функционирования институтов, обеспечивающих эффективное взаимодействие с внешней средой. При этом военная составляющая внешней политики приобретает новое, значительно более важное значение. Если раньше вооруженные силы служили целям обороны и экспансии, то для постиндустриальных систем вооруженные силы есть прежде всего средство, гарантирующее выживание: поставку

необходимого сырья и энегоресурсов, защиту прав собственности за пределами национальных государств. С этой точки зрения расширение НАТО решает две основные задачи: 1) включение в свою зону влияния вновь приобретенных активов в странах Центральной и Восточной Европы, 2) создание плацдарма для оказания давления на Россию как важнейшего поставщика энергоресурсов.

Таблица 1

Прогнозные показатели газового рынка Западной Европы, млрд. м [13]

Показатель

2000 г.

2010 г.

2020 г.

Производство

204

191

141

Потребление

338

401

431

Импорт

133

200

290

Степень импортной зависимости (%)

39

52

67

Впрочем, использование военной силы - это крайняя мера, хотя события в Югославии и Ираке показали, что страны Запада морально готовы на ее применение. Для ограничения суверенитета государств над собственными природными ресурсами используются различного рода договоренности, прежде всего в рамках ВТО. В соответствии со статьей XX(g), если государство принимает меры, относящихся "к предотвращению истощения природных ресурсовто ограничение экспорта должно проводиться одновременно с ограничением внутреннего производства или потребления [14]. Поэтому, наращивая поставки нефти и газа за рубеж, мы должны ясно представлять себе, что затем просто так, по своему хотению, мы не сможем их сократить. Ответом будут жесткие экономические санкции. Свободный рынок является самым эффективным человеческим институтом, когда-либо созданным для того, чтобы при истощении ресурсов обеспечить богатым доступ к ним [15].

Н.А. Горягина, Е.С. Алькина, С.Н. Толумбаева,

Оренбургский государственный университет

г. Оренбург

ЭТАПЫ РАЗВИТИЯ БУХГАЛТЕРСКОГО УЧЕТА В РОССИИ

История ставит вопросы, а человек пытается найти ответы на них. На протяжении многих веков история ставила и продолжает ставить различные вопросы перед бухгалтерским учетом. Многие из них остались без ответа.

Все науки можно классифицировать или по предмету, или по методу, или по цели. У бухгалтерского учета есть свой предмет - факты хозяйственной жизни, свой метод - моделирование и свои цели - обеспечение сохранности ценностей и выявление результатов хозяйственной деятельности.

История бухгалтерского учета - это поиск разумных ответов. Иногда он шел успешно, порой приводил к разочарованию, люди впадали в заблуждения, однако, осознав это, начинали поиск заново. История учета - это не путь от победы к победе, а летопись его взлетов и падений. Точно сказать, когда возник бухучет, невозможно. Учет возникал постепенно, долго и неопределенно. Известны эпохи, когда его не было, и мы знаем эпохи, когда он уже существовал. Но разграничить их не только трудно, но немыслимо. 6000 лет до н. э. люди стали вести хозяйство; бухгалтерский учет возник как практическая деятельность. 500 лет назад вышла книга JI. Пачоли о бухгалтерском учете (трактат). Началось литературное осмысление бухгалтерского учета. 100 лет назад возникли первые теоретические конструкции бухгалтерского учета (счетоведение). Так надо ли нам искать истоки бухгалтерского учета?

Российский бухгалтерский учет имеет более короткую историю по сравнению с бухгалтерским учетом за рубежом, что связано как с более поздним развитием капиталистических отношений в дореволюционной России, так и с тем, что в СССР бухгалтерский учет не играл самостоятельного значения, находясь на предприятии лишь в немногим более привилегированном положении, чем статистический и оперативный учет. Также и методология учета носила принципиально другой характер: основой учета являлось не рациональное суждение бухгалтера, а соблюдение, правильное выполнение формализованных правил. Цель учета также была другой: не обеспечение информации для принятия инвестиционных и других решений, а в основном контроль за сохранением социалистической собственности, выполнением плана и соблюдением себестоимости продукции.

В истории российского бухгалтерского учета можно выделить следующие этапы развития:

истоки учета, положившие свое развитие с 862 г. до 1700 гг.;

торговый (с 1700 г. до середины 18 века);

предпринимательский (с 1850 г. до 1900 г.);

организационно-деформированный (с 1900 г. до 1932 г.);

социалистический (с 1932 г. до конца 80-х г.);

оптимизационно-стратегический (конец 80-х гг. - начало XXI века).

Таким образом, традиционную социалистическую систему бухгалтерского учета сменила более гибкая система учета, которая продолжает развиваться, приближаясь к международным стандартам.

A.M. Курьянов,

СПбГУЭФ г. Санкт-Петербург

ОСОБЕННОСТИ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ ДЕНЕЖНОГО И РЕАЛЬНОГО СЕКТОРОВ ТРАНСФОРМАЦИОННОЙ ЭКОНОМИКИ

Проблемы совершенствования теоретико-методологических подходов к формированию и реализации целей и задач валютно - денежной политики занимают сегодня центральное место среди комплекса вопросов повышения эффективности экономических реформ в странах с трансформационной экономикой. Так, например, для Российской Федерации и стран-участниц Содружества Независимых Государств актуализация данного направления институциональных изменений связана прежде всего с осознанием необходимости повышения транспарентности мероприятий валютно-денежного регулирования в контексте признания эффективности общей экономической политики государства со стороны зарубежных контрагентов, в частности крупных транснациональных компаний, осуществляющих широкомасштабные инвестиционные проекты. Действительно, от того, насколько денежно-валютное, банковско - кредитное и бюджетно-налоговое направления будут адекватны современным условиям хозяйствования, а также то, в какой степени они будут включены в воспроизводственный процесс, зависит успех рыночных преобразований. В то же время эффективность проводимой Центральным банком страны валютно-денежной политики зависит и от чёткого и ясного понимания механизмов взаимодействия между денежным и реальным секторами экономики и, соответственно, корректно-достаточного использования инструментов монетарного регулирования.

Теория денег и денежного обращения трактует "трансмиссионный механизм" как совокупность мер и мероприятий, предпринимаемых монетарными властями в области валютно-денежной и банковско- кредитной политики с целью воздействия на экономическую активность хозяйствующих субъектов и инфляционные процессы (анализируемый нами подход к передаточному механизму валютно-денежной политики основывается на работах Дж. Тобина [7]). В 80 - 90-е годы прошлого столетия получили широкое развитие исследования, учитывавшие воздействие на экономику изменений состояния рынка ценных бумаг (или изменения стоимости финансовых активов) и кредитных возможностей коммерческих банков. Значительную трансформацию претерпели и взгляды ученых на алгоритм функционирования каналов перевода импульсов монетарной политики.

Литература по вопросам денежного и кредитного воздействия банковского сектора на экономику выделяет четыре канала передаточного механизма валютно-денежной политики: 1) канал валютного курса (exchange rate channel); 2) кредитный канал (credit channel); 3) канал процентных ставок (interest rate channel); 4) канал цен активов (asset price channel).

Канал валютного курса - показатель взаимосвязи уровня внутренних цен и величины валютного курса. В странах с трансформационной экономикой воздействие канала валютного курса на инфляцию значительно выше, чем в странах с развитой экономикой, так как канал валютного курса не может быть эффективно использован денежными властями из-за существующих ограничений, в частности из - за неразвитости финансовых рынков (влияние процентной ставки на уровень кредитования в переходной экономике, как правило, незначительно из-за негибкой кредитной политики банков, обремененных некачественными активами, недостаточной сегментированности рынков и чрезмерного притока краткосрочного спекулятивного капитала). Схематично алгоритм передачи импульсов монетарной политики по каналам валютного курса можно представить в виде: Т М /->Т Е-Л NX ->Т Y, где М - изменение предложения денег, I - изменение объема инвестиций, Е - темпы инфляции (дефляции) национальной валюты; NX - изменение чистого экспорта[1], Y - изменение объёмов выпуска.

Особую роль канала валютного курса в трансмиссионном механизме выделяет американский экономист JI.O. Свенссон, утверждая, что указанный канал "эффективно соединяет процентную ставку и величину конечного потребления". По мнению учёного, "любые импульсы валютно-денежной политики воздействуют не только на реальную процентную ставку, но и приводят к изменению реального валютного курса, который в свою очередь косвенно влияет на процентную ставку" [5]. Заметим, что связь между валютным курсом и процентной ставкой осуществляется через рынок капиталов. Это связано с тем, что подавляющее число сделок совершается на длительный срок и, таким образом, именно долгосрочные ставки оказывают решающее воздействие на уровень расходов. Когда денежные власти изменяют процентную ставку, они тем самым подталкивают кредитные организации к изменению процентной ставки по кредитам и депозитам, что приводит к изменению цен активов и пассивов в их номинальном и реальном выражении. Поскольку реальные процентные ставки влияют на уровень расходов, они оказывают стимулирующий эффект даже в период дефляции, когда номинальные процентные ставки достигают нулевой отметки (при нулевом уровне номинальных процентных ставок рост денежной массы повышает ожидаемый уровень цен и ожидаемую инфляцию (я), понижает реальную процентную ставку (ir), увеличивает совокупный        спрос и          объем            производства:

Т м —>Т Р—>Т ж ir—>Т / —»Т Y).

Согласно основным положениям экономической теории изменения официальной процентной ставки воздействуют на рыночные процентные ставки. В то же время мероприятия валютно-денежной политики и соответствующие им программные заявления монетарных властей формируют ожидания экономических агентов относительно будущего развития экономики, цен активов и динамики валютного курса. Эти ожидания определяют динамику сбережений, структуру расходов, объемы инвестиций.

Авторы хотели бы обратить внимание на следующие факторы, ограничивающие, по их мнению, возможности денежных властей по использованию каналов процентных ставок с целью воздействия на воспроизводственные процессы:

Неразвитость финансовых рынков и институтов финансового посредничества. Хозяйствующие субъекты больше ориентируются на самофинансирование и меньше на кредиты и привлечение ресурсов через рынок ценных бумаг. Как следствие - процентные ставки, устанавливаемые Центральным банком, практически не оказывают воздействия на экономическую активность предпринимателей.

Негибкость кредитной политики коммерческих банков, отягощенных некачественными активами (большим объемом непогашенных ссуд) и проводящих консервативную кредитную политику.

Поведенческие установки населения, когда домохозяйства большую часть своего потребления финансируют за счет личных сбережений, а не за счет кредитов.

Низкий уровень рефинансирования коммерческих банков со стороны центральных банков, ограничивающий воздействие учетной ставки на экономические процессы (изменение учётной ставки влияет на уровень процентных ставок по банковским кредитам, но это влияние имеет не экономический, а институциональный характер, обусловленный особенностями налогового законодательства).

С каналом процентной ставки тесно связан кредитный канал. В рамках данного канала выделяют несколько механизмов передачи импульсов валютно-денежной политики: банковское кредитование, денежные потоки, изменения в уровне цен и ликвидности активов домохозяйств. Существование кредитного канала основано на возможностях денежных властей оказывать влияние не только на процентные ставки, но и на уровень премии по различным финансовым активам, из-за чего фирмы сталкиваются с изменением стоимости внешних заимствований и возникновением альтернативных издержек по инвестированию средств.

Кредитный канал отражает воздействие на совокупный спрос изменений объемов и степени доступности кредита. Кредитный канал наиболее чётко виден в тех экономических системах, где банковское кредитование служит основным источником заемных средств для предприятий и фирм. Механизм кредитного канала можно представить в виде Т М->Т Z,->Т /->Т У, где L - объем кредитных ресурсов коммерческих банков.

В целом действие кредитного канала во многом совпадает с процентным каналом. Тем не менее, если при использовании процентного канала предложение кредитов реальному сектору опосредовано уровнем цен на денежные ресурсы, то кредитный канал проходит через систему рефинансирования и иные инструменты пополнения ликвидности коммерческих банков, вследствие чего работа данного канала напрямую зависит от развитости системы рефинансирования коммерческих банков, общего состояния банковской системы, доверия экономических агентов к банкам, доступности кредитных ресурсов, уровня кредитных рисков.

Если кредитный канал предполагает рост предложения кредитных ресурсов за счет увеличения их ликвидности, то иные модификации кредитного механизма основаны на эффекте снижения риска кредитования при увеличении общего объема денежной массы в экономике. Так, канал баланса активов и пассивов (balance sheet channel) предполагает увеличение инфляции финансовых активов и рост объемов банковского кредитования при росте предложения денег. Образно схема работы канала баланса активов и пассивов может быть представлена в виде: Тденежная массам Ткапитализация —> 1риск (асимметрия информации) -» Т кредиты —> Т инвестиции —> Т совокупный выпуск.

Для канала непредвиденного роста уровня цен (unanticipated price level channel) снижение риска кредитования связано с тем, что в случае роста общего уровня цен (инфляции) улучшается финансовое положение фирм. Финансовые обязательства реального сектора, выраженные в номинальных величинах, обесцениваются при развитии инфляционных процессов. В то же время фирмы располагают реальными активами, стоимость которых не изменяется при росте цен: Тденежная массам Тцены —> Тчистые активы^ 1риск (асимметрия информации) —> Т кредиты —> Т инвестиции —> Т совокупный выпуск.

Канал денежной трансмиссии, связанный с эффектом ликвидности домохозяйств (households liquidity effect), действует через компоненту агрегированного выпуска - потребление. Рост цен финансовых активов вызывает увеличение чистых активов домохозяйств, снижает вероятность финансовых затруднений, увеличивает расходы на потребление предметов длительного пользования и покупку недвижимости: Тденежная масса —> Тцены финансовых активов —> Т чистые активы домохозяйств —> I вероятность финансовых затруднений —> Т потребление товаров длительного пользования и расходы на недвижимость —> Т совокупный выпуск.

Список литературы

Научный альманах фундаментальных и прикладных исследований "Денежно - кредитная и валютная политика". - М.: Финансы и статистика, 2003.

Adolfson, М. "Export Price Response to Exogenous Exchange Rate Movements" // Economics Letters, Vol. 71, № 1, 2001, pp. 91-96.

Campa, J., Goldberg, L. "Exchange Rate Pass-Through into Import Prices: A Macro and Micro Phenomenon", IESE Business School and Federal Reserve Bank of New York. 2001.

Cottarelli, C., Kourells, A. "Financial Structure, Bank Lending Rates, and the Transmission Mechanism of Monetary Policy" // IMF Staff Papers, Vol. 41, № 4, 1994, pp. 587-623.

Svensson, L.E.O. "Open-Economy Inflation Targeting," // Journal of International Economics, February, 2000, 50 (1), pp. 155-183

Taylor J. "The Monetary Transmission Mechanism and the Evaluation of Monetary Policy Rules" // NBER Macroeconomics Annual 1997, pp. 297-316.

Tobin, J. "Monetary policies and the economy: the transmission mechanism" // Southern Economic Journal, 1978, № 44, pp. 421-431.

E.H. Зайцева,

Оренбургский государственный университет

г. Оренбург

ПРОБЛЕМЫ ОТРАЖЕНИЯ ИЗМЕНЕНИЯ ВАЛЮТНЫХ КУРСОВ

Процесс глобализации экономики, стимулирующийся в большей степени функционированием мультинациональных корпораций, определяет необходимость в разработке новых подходов к формированию финансовых отчетов, понятных всем квалифицированным пользователям. Наибольшего прогресса в области унификации учета достиг КМСФО, разработавший 41 стандарт регламентирующий правила составления отчетов. В настоящее время МСФО при поддержке Международной организации комиссий по ценным бумагам получил широкое распространение во всем мире. При формировании отчетов по единым стандартам необходимо представлять показатели в сопоставимых единицах, то есть нужно проводить конвертацию валют. Причем при переводе возникают проблемы, связанные с изменением валютного курса, которое влияет на отдельные денежные статьи зарубежного подразделения, но не на чистые инвестиции отчитывающегося предприятия в это подразделение.

Эти проблемы частично решаются МСФО 21 «Влияние изменений валютных курсов». Стандарт состоит из двух частей:

«Операции в иностранной валюте», где рассматриваются операции предприятия в иностранной валюте, причем не обязательно связанные с дочерними предприятиями за рубежом;

«Финансовая отчетность», представляющая возможные варианты решения проблем, возникающих при подготовке отчетности в соответствии с МСФО иностранными партнерами.

МСФО 21 «Влияние изменений валютных курсов» предлагает оценивать показатели финансовой отчетности следующим образом:

активы и обязательства - по заключительному курсу;

статьи доходов и расходов - по курсу на дату совершения операций.

Исследовав практику перевода статей, используют разные курсы:

для статей доходов и расходов - средний курс за период;

по амортизационным отчислениям - исторический курс;

для уставного капитала - курс на момент регистрации.

В результате оценки возникает разница перевода, которая представляет собой прибыль или убыток в зависимости от того, чего у предприятия больше - денежных обязательств или денежных активов. Это вызывает необходимость выделять полученную разницу отдельной строкой в финансовой отчетности.

Таким образом, необходимо приблизить национальные стандарты к МСФО путем совместных разработок с Комитетом по международным стандартам финансовой отчетности.

Кроме того, можно использовать экономические методы математического моделирования при выборе рациональной валюты. Это поможет спрогнозировать курс валюты.

О.В. Молчанова,

преподаватель экономического факультета Кировского филиала МГЭИ

г. Киров

РОЛЬ ГОСУДАРСТВА В РАЗВИТИИ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА

Предпринимательство как одна из конкретных форм проявления общественных отношений способствует не только повышению материального потенциала общества, не только создает благоприятную почву для практической реализации способностей и талантов каждого индивида, но и ведет к единению нации, сохранению ее национального духа и национальной гордости.

Учитывая развитие предпринимательства в России, можно сказать, что роль государства традиционно всегда была определяющей в стимулировании и регулировании предпринимательства.

Связь предпринимательства с деятельностью государственного аппарата четко прослеживается на всех этапах развития российской экономики. Мысль о попечительстве предпринимательства можно найти еще в известном изречении Владимира Мономаха о «необходимости и учить купечество, и поддерживать его» [1]. И постепенно, шаг за шагом, поддержка предпринимательства в России превратилась в одну из основных экономических функций государства.

Современное российское предпринимательство - достаточно уникальное явление. Даже с точки зрения ведения бизнеса российские и зарубежные предприниматели решают совершенно разные проблемы. Согласно социологическим опросам, в Америке бизнесменов волнуют сугубо предпринимательские проблемы: получение прибыли, управление и поддержание роста бизнеса, регулирование притока денег, новые технологии. Вопрос о состоянии экономики страны стоит на 5-м месте в списке 15 важнейших вопросов, доступ к капиталу - на 11-м, коррупция и инфляция не были отмечены вообще. В России, напротив, основные проблемы находятся за рамками бизнеса как такового. 90% опрошенных предпринимателей считают главным препятствием на пути развития их бизнеса налоговую политику государства, 81% - отсутствие нормального законодательства, 67% - крайне затруднительный доступ к капиталу, 66% - нестабильность банковской системы, 55% - коррупцию во властных структурах.

В настоящее время Россия находится на переломном этапе своего развития. Судьба проводимых преобразований поставлена под вопрос, ответы на который во многом зависят от состояния и тенденций развития предпринимательства.

Регулирование и поддержка предпринимательской деятельности начинаются с издания необходимых нормативных актов, регулирующих данную сферу, поэтому необходим глубокий анализ законопроектов, направленных на регулирование предпринимательской деятельности, а также внесение поправок в действующие законы.

В развитии предпринимательства существенную роль играет региональная система регулирования и поддержки малого предпринимательства. Нормативные правовые акты, регулирующие предпринимательскую деятельность, издаваемые субъектами Российской Федерации, должны учитывать задачи развития и специфику данного региона.

Одна из основных форм помощи в развитии предпринимательства, особенно на начальной стадии, - предоставление субъектам малого предпринимательства кредитов. Кредиты могут предоставляться непосредственно администрацией из бюджета и внебюджетных средств либо через банки, в том числе в порядке долевого участия, исходя из целесообразности развития на территории той или иной сферы предпринимательства.

Важной сферой регулирования является применение финансовых методов в отношении тех рыночных структур, которые работают с предприятиями малого бизнеса. Здесь может применяться снижение ставки налогообложения организаций, кредитующих малые предприятия, предоставление им со стороны местной администрации финансовых гарантий. В качестве гарантий администрацией могут быть использованы финансовые средства бюджета, объекты муниципальной собственности, недвижимости.

В настоящее время развитие предпринимательства сдерживается прежде всего следующими факторами: " несовершенство системы налогообложения;

" нестабильность бюджетного финансирования федеральной и

региональных программ поддержки малого предпринимательства; " неразвитость механизмов финансово-кредитной поддержки и страхования рисков малых предприятий; отсутствие механизмов самофинансирования (кредитные союзы, общества взаимного страхования и др.); " административные барьеры на пути развития малого предпринимательства.

Для того чтобы устранить данные негативные факторы на основе нормативных правовых актов, определяющих меры государственной поддержки, разрабатываются соответствующие программы поддержки предпринимательства на региональном уровне.

Целью программ является обеспечение благоприятных условий для развития предпринимательства на основе повышения качества и эффективности мер государственной поддержки на федеральном уровне. При этом необходимо наличие полной и гласной информации о содержании конкретных мер государственной поддержки, установление открытых процедур распределения средств, публичная отчетность об использовании выделенных на поддержку предпринимательства средств, учет национальных, региональных и исторических особенностей каждого конкретного региона. Также хотелось бы отметить, что некоторым регионам необходимо ускоренное освоение современных кредитно-инвестиционных механизмов: лизинга, франчайзинга, специализированных инвестиционных институтов венчурного инвестирования.

Кроме того, субъектам малого предпринимательства оказывается содействие в информационной сфере, может быть предусмотрен упрощенный порядок их регистрации, лицензирования и сертификации.

В заключение заметим, что деятельность субъекта малого предпринимательства должна осуществляться в тесном контакте с органами и организациями, реализующими меры государственной поддержки малого бизнеса. Следует помнить, что в бюджетах всех уровней на поддержку малого предпринимательства выделяются определенные финансовые средства, на получение которых малые предприятия имеют право.

Список литературы

1. Безопасность личности и бизнеса. Справочник // Информационное агенство AT. - СПб., 1998.

О.В. Молчанова

преподаватель экономического факультета Кировского филиала МГЭИ

г. Киров

ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Правовое регулирование предпринимательской деятельности является важным аспектом в экономике любой страны.

Для Российской Федерации немаловажное значение имеет принятие ряда таких законов, как Закон «Об акционерных обществах», новые редакции законов «О Центральном банке Российской Федерации», «О банках и банковской деятельности», федеральные законы о международных договорах, соглашениях о разделе продукции и ряд других нормативных актов.

Для развития конкуренции необходимым является правовое обеспечение развития конкурентной среды. Постановление Правительства РФ «О государственной программе демонополизации экономики и развитии конкуренции на рынках Российской Федерации (основные направления и первоочередные меры)» определило два направления работ: правовое обеспечение конкуренции и разработка программ демонополизации и развития конкуренции.

Проблема необходимости государственного регулирования естественных монополий была осознана властью лишь к 1994 г., когда рост цен на производимую ими продукцию уже оказал существенное влияние на подрыв экономики.

Первый проект Закона «О естественных монополиях» был подготовлен сотрудниками Российского центра приватизации в начале 1994 г. После этого проект дорабатывался российскими и зарубежными экспертами и согласовывался с отраслевыми министерствами и компаниями.

Основными методами регулирования выступили: ценовое регулирование, то есть прямое определение цен (тарифов) или назначение их предельного уровня; определение потребителей для обязательного обслуживания и/или установление минимального уровня их обеспечения. Органам регулирования также вменяется в обязанность контролировать различные виды деятельности субъектов естественных монополий, включая сделки по приобретению прав собственности, крупные инвестиционные проекты, продажу и сдачу в аренду имущества.

В первоначальном проекте Закона «О естественных монополиях» предполагалось, что органы регулирования будут обладать высокой степенью независимости: члены их правлений, назначенные на продолжительный срок, не могли быть уволены ни по каким причинам, кроме как по решению суда; предусматривался запрет на совмещение должностей членами правлений, владение акциями регулируемых компаний и т.п. Однако в окончательной редакции многие прогрессивные положения, заимствованные из многолетней практики регулирования в зарубежных странах, были либо смягчены, либо изъяты.

С началом проведения реформ неотложной практической задачей стала проблема создания нормативно-правовой базы несостоятельности хозяйствующих субъектов. Значение института несостоятельности заключается в том, что на его основе из гражданского оборота исключаются неплатежеспособные субъекты, а это ведет к оздоровлению рынка.

Закон о несостоятельности (банкротстве) - один из самых ключевых для экономики любой страны.

Новый закон от 26 октября 2002 г. №127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» не закрывает всех лазеек для финансовых махинаций, но ликвидирует самые вопиющие из них.

Прежняя редакция российского закона о банкротстве была крайне противоречивой и, по сути, способствовала созданию в России настоящей индустрии заказных банкротств. Новый закон не закрывает всех лазеек для фиктивных банкротств, не решает проблемы судебного произвола. И все же этот закон - несомненный шаг вперед.

Обанкротить предприятие теперь станет гораздо тяжелее, а сама процедура будет более сложной, многоступенчатой, подконтрольной.

По прежнему закону банкротство мог объявить любой, кому предприятие задолжало, и он не может получить с него свой долг. Процедуру банкротства можно было начать, если должник 3 месяца не мог отдать долг в размере более 500 минимальных размеров оплаты труда. За эти мизерные долги можно было поменять собственника на любом огромном предприятии. В новом законе важно, почему именно не платит должник. Чтобы это выяснить, прежде, чем начинать банкротство, должен быть пройден судебный порядок взыскания долга. Суд применяет весь арсенал методов: арест и распродажу имущества, запрет на осуществление сделок, не прибегая к банкротству.

Специальные режимы банкротства - как правило, более мягкие - старый закон вводил для градообразующих предприятий. Кроме того, есть отдельный закон о предприятиях ТЭК. В новом законе появляются спецрежимы банкротства для субъектов естественных монополий и предприятий ВПК.

Предпринимательская деятельность в современных условиях требует государственного регулирования, благодаря которому частные интересы ее конкретных субъектов будут сочетаться с публично - правовыми интересами всего общества. В системе мер такого регулирования в Российской Федерации широкое распространение получило лицензирование этой деятельности.

В применении лицензионного механизма наметились определенные правовые проблемы. Государственное лицензирование предпринимательства до недавнего времени было основным элементом регулирования предпринимательской деятельности. Чиновники обладали очень удобным механизмом: всегда можно проверить, как работают лицензированные фирмы, быстро пресечь нарушения - предупреждением, приостановлением или отзывом лицензии. В то же время лицензирование, устанавливая лишние бюрократические барьеры на пути предпринимателей, уменьшает, как показала практика, число участников рынка, а значит и ослабляет конкуренцию.

Но у гослицензирования есть и другой недостаток: возможность его использования для устранения конкурентов. Предприниматели, сумевшие поладить с надзирающими органами, инициируют проверки конкурентов либо для получения закрытой информации, либо просто, чтобы их разорить.

Сейчас под закон о лицензировании подпадают только те виды предпринимательской деятельности, «осуществление которых может повлечь за собой нанесение ущерба правам, законным интересам, здоровью граждан, обороне и безопасности государства, культурному наследию народов Российской Федерации и регулирование которых не может осуществляться иными методами, кроме как лицензированием». Кроме того, теперь лицензия выдается на срок не менее пяти лет (по старому закону - не менее трех). Уточняются полномочия лицензирующих органов, процедуры выдачи, переоформления и отзыва лицензии. Наконец, новый закон вводит исчерпывающий, значительно более короткий, чем в старой редакции, перечень лицензируемых видов деятельности.

Существующая правовая система России все еще не может обеспечить защиту прав и интересов предпринимателей. Официальное право оказалось оторванным от реальных процессов, происходящих в социально-экономической жизни России. Поэтому в настоящее время необходимо прилагать усилия по дальнейшему совершенствованию системы правового регулирования предпринимательской деятельности.

А.В. Ужицкий,

Уральский государственный экономический университет

г. Екатеринбург

МАРКЕТИНГОВЫЕ СТРАТЕГИИ ПРЕДПРИЯТИЙ ОБОРОННО-ПРОМЫШЛЕННОГО КОМПЛЕКСА РОССИИ

Полторы тысячи предприятий оборонно-промышленного комплекса России играют важную роль в повышении конкурентоспособности страны. В условиях перехода к рынку предприятия были вынуждены проводить конверсию и увеличивать выпуск гражданской продукции.

Доля продукции гражданского назначения в общем объеме производства ОПК к 2004г. достигла 40%. При этом доминирует выпуск продукции приборостроения, машиностроения и товаров народного потребления.

Маркетинговые стратегии предприятий по продвижению конверсионной продукции на внешний рынок, как правило, строятся на основе расширения экспорта наукоемкой гражданской продукции.

Например, ПО «Уральский оптико-механический завод» экспортирует наукоемкую медицинскую технику. Маркетинг этой продукции имеет ряд особенностей, поскольку главными потребителями медицинской техники являются медицинские учреждения.

В этих условиях наибольшую значимость приобретает проблема выбора канала распределения и доведения продукта до потребителя. Обычно для продвижения медицинской техники на внешнем рынке предприятие использует сеть посредников. ПО «УОМЗ» участвует в государственных тендерах на закупку медицинской техники, прежде всего в странах СНГ. Так, медицинская техника и оборудование ПО «УОМЗ» продается по тендерам в Казахстане только через посредников.

В условиях высокой насыщенности рынка медицинской техники ужесточается конкуренция, в которой выигрывают предприятия, имеющие международные сертификаты, учитывающие местные технические и климатические условия, обеспечивающие оперативное сервисное обслуживание и обучение персонала, и продукция которых отличается простотой и надежностью в эксплуатации. Медицинские изделия ПО "УОМЗ" не всегда отвечают этим требованиям, что делает необходимым включение этих вопросов в план стратегического маркетинга предприятия.

В настоящее время конкурентная стратегия основывается на ценовой политике компании. Опыт поставок и участия ПО «УОМЗ» в международных выставках показывает успех сбыта медицинской техники при ценовых характеристиках, ненамного превышающих цены на продукцию, производимую в странах Юго-Восточной Азии.

Актуальность разработки эффективной маркетинговой стратегии сохраняется для большинства предприятий ОПК страны и ПО «УОМЗ» в частности.

М.И. Лаврова, Г.И. Лавров,

Южно-Уральский государственный университет, Уральская государственная академия физической культуры

г. Челябинск

ПРОБЛЕМЫ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ И МЕСТНОГО САМОУПРАВЛЕНИЯ В СТРАТЕГИИ РАЗВИТИЯ РЕГИОНОВ РФ

Идея развития институтов публичной власти, государственного и муниципального управления вполне закономерна для реального гражданского общества. Однако от общего согласия, что такое развитие необходимо и даже полезно, еще очень далеко до всеобщего признания каких-либо конкретных программ или политических предложений.

Сущность местного самоуправления раскрывается через ресурсы муниципальной власти, и стратегическая цель местного самоуправления в Российской Федерации состоит в том, что оно обусловливает формирование муниципальных образований, которые являются фактической основой конституционного строя, демократического политического режима и федеративных отношений в правовом государстве.

В Уральском регионе становление институтов местного самоуправления и развитие государственной власти сталкивается с серьезными политическими, финансовыми, социально-экономическими и хозяйственными проблемами. Представляется, что среди них наиболее важными являются хозяйственно-экономические, финансовые вопросы, связанные с наполнением местных бюджетов и функционированием муниципальных образований. Муниципальные финансы составляют основной компонент экономической основы местного самоуправления и играют главную роль в обеспечении финансово-экономической устойчивости местного самоуправления. Устойчивость бюджета муниципальных образований оценивается по степени независимости формирования его доходов и способности на основе собственных доходов предоставлять гарантированный минимум бюджетных услуг населению.

Так, в Челябинской области экспертный анализ названной проблемы показывает, что в структуре доходов, например, муниципального бюджета города Челябинска, рост собственных налогов по сравнению с регулирующими вырос с 26% в 1998 г. до 39% в 2002 году. Но это совершенно не повлияло на решение проблемы его относительной независимости от вышестоящих бюджетов, так как регулируемые налоги до сих пор составляют больше половины всех доходов муниципального бюджета Челябинска, что наряду с ростом нормативов отчислений в вышестоящие бюджеты определяет его финансовую неустойчивость. При этом Челябинск - крупный донор областного бюджета, имеет принятый дефицит бюджета города и финансирует потребности города по разным оценкам только на 65-70%. Что же в этой связи можно сказать о дотационных муниципальных бюджетах сельских районов, большинства малых и средних городов Челябинской области? Принятые в регионе нормативы муниципальных бюджетов разрабатываются либо для составления бюджета конкретного муниципального образования, либо создаются финансовым управлением в качестве среднеобластных нормативов для межбюджетного регулирования. Учитывая размах дотационных территорий в пределах Челябинской области, узость их налогооблагаемой базы и низкую долю местных налогов в общих налоговых доходах, отсутствие единых подходов к разработке нормативов минимальной бюджетной обеспеченности, можно сделать вывод о том, что экономическая и финансовая база местного самоуправления требует активных мер обеспечения и контроля.

При тенденции к банкротству восстановление платежеспособности муниципального образования достигается своевременным использованием экономических институтов реструктуризации, наблюдения, конкурсного производства и санации. Высокая отдача от муниципальных антикризисных технологий вполне достижима, так как в общей теории управления давно открыто правило, что основная доля кризиса корпоративных стратегий приходится на неудачный и ошибочный менеджмент. Менеджмент социально-экономических систем муниципальных образований является субъективной стороной кризисной ситуации, поэтому легче и быстрее всего исправимы именно управленческие ошибки. Одним словом, антикризисные технологии восстановления платежеспособности, санации и предупреждения банкротства должны применяться к неустойчивым в финансово- экономическом отношении муниципальным образованиям. Экономические институты восстановления платежеспособности субъекта Федерации могут быть аналогичны муниципальным и промышленным антикризисным технологиям. Все это говорит о том, что публичные и частноправовые начала объединяются в нормах хозяйственно-правового подхода к регуляции бюджетных, договорных, имущественных отношений муниципальных образований и субъектов Российской Федерации.

На наш взгляд, дабы исключить искажение информации при формировании местных бюджетов, что сказывается на объемах дотационной помощи местным бюджетам и противоречит принципам независимости, самостоятельности и собственной финансовой обеспеченности местного самоуправления, надо шире использовать в регионах в качестве мер финансового контроля наряду с расчетом индекса среднедушевых бюджетных расходов населения (метод ИБР) и репрезентативной системы расходов местного бюджета (метод РСР) еще и экспертные оценки объема налогооблагаемой базы муниципалитетов.

В работе с муниципалитетами государственные органы управления вправе требовать от них повышения собственных усилий по эффективному использованию собственных доходных источников. Для оценки степени использования муниципалитетами налогооблагаемой базы должен применяться так называемый «коэффициент налоговых усилий» (КНУ), рассчитанный как отношение объема налоговых доходов муниципального бюджета к объемам налогооблагаемой базы данного муниципального образования.

В Челябинской области с целью выравнивания бюджетной обеспеченности территорий муниципальных образований в составе областного бюджета созданы Фонд компенсаций, Фонд отраслевого и территориального развития, в которых централизованы областные целевые программы, подлежащие реализации в 2002 - 2005 гг. Средства этих фондов будут распределяться, исходя из стратегической и социальной значимости программ.

Среди огромного комплекса политико-правовых, социокультурных и национальных проблем развития государственной власти и местного самоуправления в РФ и Уральском федеральном округе следует выборочно, разумеется, по степени важности назвать: 1) внутреннюю несогласованность и бессистемность законодательства о местном самоуправлении; 2) отсутствие механизма контроля за эффективным управлением финансами муниципальных образований и субъектов РФ; 3) несоответствие старой советской схемы административно-территориального устройства субъектов РФ, существующей в командной плановой экономике, новым экономическим реалиям местного самоуправления и правового государства; 4) передача органам местного самоуправления отдельных государственных полномочий без наделения их необходимыми для осуществления переданных полномочий материальными и финансовыми средствами; 5) нечеткое различение авторитарной и демократической моделей государственной службы; 6) резкий дисбаланс политического, экономического и этического строя страны; 7) антагонизм между реальным этническим содержанием общественных отношений и необходимостью ориентации на общечеловеческие ценности; 8) отсутствие областных, республиканских и межрегиональных программ по эффективному обеспечению пограничной, иммиграционной, муниципальной, экономической, социальной, экологической и продовольственной безопасности Уральского региона.

Названные выше проблемы имеют четкую социально - политическую и правовую природу. Возникновение этих проблем, их последующее разрешение во многом не зависит от экономического роста и уровня «зажиточности» региона, а должно быть признано общим симптомом для большинства субъектов РФ, что, на наш взгляд, и происходит.

В Челябинской области за четыре года экономический рост составил 37,8%, что является с 1999 года едва ли не лучшим показателем среди областей и республик Уральского экономического района. 19% от объема промышленной продукции всего Уральского федерального округа несколько лет стабильно дает экономика Челябинской области.

Так, по расчетам Института экономики УрО РАН (г. Екатеринбург) объем произведенной промышленной продукции в 2000 году составил по Уральскому федеральному округу 751 миллиард рублей, а по данным доклада Председателя комитета по экономике Правительства Челябинской области объем промышленной продукции был равен 144 миллиардам рублей.

В 2002 году объем промышленной продукции Челябинской области составил уже 190 млрд. рублей, что по отношению к объемам 2001 года больше на 2,6%. Несколько низкие темпы экономического роста в 2002 году (1,3%) были обусловлены замедлением темпов развития отраслей реального сектора экономики в конце 2001 года.

Циклический рост валовых показателей отраслей реального сектора экономики в Челябинской области позволяет надеяться на быстрое формирование массового среднего класса (60% населения), снижение доли беднейших слоев и пауперов в численности городского и сельского населения до 15% и выйти на передовые рубежи устойчивого, социально ориентированного, сбалансированного и стабильного развития.

Вместе с тем хорошо известно, что сильная экономика и развитые институты государственной власти не являются исключительными условиями для реализации демократии и гражданского общества. Есть страны богатые, но не демократические и лишенные гражданского общества, например, некоторые ближневосточные государства - экспортеры нефти. С другой стороны, существуют экономически относительно слабые государства, но развитые в гражданском и правовом отношении, как Испания и Португалия в Западной Европе. Варианты соотношения политических и экономических параметров социальных систем можно только умножить - Япония, США, Канада и т.п. При всех различиях социально-экономического, политического, этического и культурного устройства названных стран, они во внутренней экономической политике реализуют большинство аспектов национальной безопасности. Понятие безопасности неразрывно связано с деятельность государства по подавлению угроз, способных его разрушить. Меры безопасности большинства стран мира всесторонне тиражируются и подкрепляются внутренним законодательством.

Для модели устойчивого и стабильного развития муниципальных образований всех областей и республик Уральского региона необходима стратегия, которая включала бы аспекты социализации и обеспечения безопасности, особенно экологической, всех аспектов жизнедеятельности местных сообществ.

В середине 1990-х годов в среде ученых теоретиков и практиков государственного и муниципального управления шли напряженные дискуссии о стратегии социально-экономической и политической модернизации страны. Споры вращались, в основном, вокруг проблемы построения в России гражданского общества в рамках реального федерализма.

Ответ на основной вопрос переходного периода, в котором совершается движение федерации к реальной муниципальной власти, искать надо в разрешении основной проблемы современного этапа государственного строительства. Эта проблема заставляет практиков и теоретиков муниципального и государственного управления решать дилемму: чем является современный российский реальный федерализм: «Правовым федеративным государством или «союзом муниципальных образований?»

Для демократического процесса в России характерно противоречие между стремлением к общечеловеческой интеграции и национальному обособлению, между этнизацией общественных отношений и необходимостью ориентации на общечеловеческие ценности, между соблюдением прав человека и незыблемостью государственного или национального суверенитета.

Разумеется, подобное противоречие не является исключительной особенностью российского демократического процесса. Просто в России раскол в системе «базисных» ценностей приобрел исключительное социальное значение и болезненную остроту проявлений.

Борьба за реальное гражданское общество в России постепенно меняет свое направление, цели и средства. От политических и философских столкновений острота полемики приобретает правовые, экономические, управленческие аспекты. Можно сказать, что на карту поставлена судьба федерализма и демократии, которые зависят от восприимчивости населения к соблюдению законов и норм права без систематического насилия и принуждения к их соблюдению со стороны государства и при помощи только законодательных мер.

В регионах и субъектах Российской Федерации модернизация политико-правовой системы с 2000 года является стратегической целью реформирования государства и институтов гражданского общества, включая местное самоуправление. Модернизация неотделима от совершенствования законодательства, правовой, политической, экономической и производственной основы функционирования государственной власти и местного самоуправления. Совершенствование, в свою очередь, предполагает существенные изменения системы «власть - гражданское общество - экономика - человек» в направлении раскрытия ресурсов, заложенных в организации местного самоуправления.

Переходность гражданского общества в России в целом не дает пока достаточных оснований для глубокой модернизации структур представительной, исполнительной, судебной властей и местного самоуправления. Экономика, человек, общество и государство еще не обладают в нашей стране достаточной степенью взаимопонимания и самореференции, необходимых для модернизации и успешного закрепления ее результатов на российской почве реформ. Последнее обстоятельство указывает на особенности стабилизации российского общества. Переходность - это и есть процесс становления, который может быть сколь угодно длительным, стабильным и устойчивым.

В основе взаимодействия органов государственной власти и местного самоуправления лежат принципы целесообразности, дополнительности и координации. Местное самоуправление дополняет государственную власть в том смысле, что оно подзаконно и действует в границах, указанных ему верховной властью. Самостоятельность местного самоуправления не выходит за пределы суверенитета государства и способствует самосохранению всей социальной системы.

В условиях демократического и рыночного «переходного периода» одной из основных проблем функционирования системы местного самоуправления является становление муниципального образования в качестве субъекта социально-политических отношений на локальном, региональном и федеральном уровнях власти в Российской Федерации.

С принятием в 1993 году Основного Закона (Конституции) Российской Федерации муниципальные образования наряду с федерацией и субъектами федерации (регионами) были определены в качестве равноправных субъектов социальной, политической и хозяйственно-экономической жизни страны, региона и отдельно взятой муниципальной территории. Согласно Конституции РФ 1993 года, местное самоуправление как политико-правовой институт отныне является основой демократического строя России. В качестве же социального института местное самоуправление и муниципальная власть составляют сущность гражданского общества.

На наш взгляд, одна из основных и наиболее сложных проблем административной реформы находится в нечетком различении двух моделей государственной и муниципальной службы - авторитарной и демократической. Надежды на эволюционное изменение психологии и этики государственной бюрократии в результате постепенного приспособления ее функций к реальности рыночных отношений и расширения экономической свободы предпринимательских структур оказались утопичными.

Эффективность административной реформы складывается из согласованных действий в двух направлениях - институциональном и социокультурном. Материальные, финансовые, информационные затраты на реформирование органов государственной власти Российской Федерации и ее субъектов предполагают четкое разграничение и обособление авторитарной модели государственной и муниципальной службы от демократической. На наш взгляд, в качестве критерия разграничения следует использовать сочетание признаков: «вознаграждение по заслугам и результатам работы» при соблюдении равенства и условий личной свободы чиновника государственной и муниципальной службы.

Авторитарная модель государственной и муниципальной службы создает большое напряжение между машиной публичной власти и обществом, поскольку в ее системе вознаграждаются не заслуги и результаты, а личная преданность. Конкуренция министерств, ведомств и должностных лиц в системе исполнительной власти приводит к нарушению принципа равенства и гармонии в архитектуре ее органов. Как любое сложное целое, имеющее пространственно-временную конфигурацию своих частей и локализацию функций, публично - властная машина, естественно, имеет дифференциацию простых и сложных механизмов, базовых, передаточных и обслуживающих элементов своей работы.

В демократической модели государственной службы дифференциация «главных и зависимых» элементов, «основного и производного» обусловлена объективными факторами публичного характера: задачами политического целеполагания, функциями представительства интересов социальных групп гражданского общества, объективацией «общей воли» и т.п.

Авторитарная модель государственной службы «делит» ресурсы власти тайно, за спиной избирателей и публичных политиков, трансформируется в корпорацию закрытого типа с особым политическим менталитетом, психологией и привычками. В отечественной литературе понятия «авторитарное» и «бюрократическое» и их антипода «демократическое» применяются для разграничения стилей управления, которые могут быть характерны для организационной культуры государственной службы и выражать качество всего процесса управления.

В государственной службе объединяются политические, юридические, психологические, экономические и организационно- управленческие аспекты государственной власти, их синтез обусловлен ключевым для государственной службы понятием «исполнение государственной должности». Это не работа, измеряемая временем «от» и «до» или выработкой (столько-то актов, документов или мероприятий), а «особое общественное отношение», при котором государственная власть выполняет свои функции целеполагания, организации и регулирования общественных процессов, сознания, поведения и деятельности людей.

Главным в государственной и муниципальной службе, объединяющей федеральный, региональный и муниципальный уровни социально-политического управления территориальными системами в одно целое, является наличие «особого общественного отношения» - неразрывной связи долга с общественным интересом, который реализуется исключительно через профессиональную деятельность служащих, что и составляет особенность данного общественного отношения.

Высокая потребность муниципалитетов и регионов в антикризисном социально-политическом управлении территориальными корпорациями (от сельского или городского поселения, муниципального района и до региона) предполагает включение в состав антикризисных технологий, во-первых, вдумчивую и правильную кадровую политику («кадры решают все!»), а во-вторых, четкую стратегию развития потенциала территории.

Искусство региональной политики проявляется наиболее эффективно в удержании оптимального равновесия между федеральным и региональным, региональным и муниципальным уровнями власти.

Программа социально-экономической стабильности региональных систем вместо радикально-либерального романтизма «эпохи Ельцина» в настоящее время составляет особенность государственного мышления как в регионах, так и в федеральном Центре, потому что становление современной региональной политической, административной и бизнес - элиты России все теснее связано с вопросами общенациональной и региональной безопасности.

Подход «рыночного фундаментализма» предполагает охватить экономическими законами спроса и предложения политико-правовые услуги всех уровней власти: от федеральных органов государственной власти и до муниципальных органов власти и должностных лиц местного самоуправления.

Например, в стране уже несколько лет обсуждаются среднесрочная и долгосрочная программы развития российской экономики, технологии оживления которой министерствами и ведомствами видятся по-разному. Для одних основной проблемой развития является сохранение и усиление инновационного потенциала территорий, создание техноцентров, технополисов и техноградов, которые являлись бы полюсами экономического роста и одновременно мощной поддержкой укрепления муниципальной экономики. Для других валовые показатели внутреннего продукта Российской Федерации и ее субъектов рассматриваются с точки зрения возможной диверсификации сырьевых отраслей промышленности и реформирования отечественной моноэкономики. При этом оценка обществом результативности и эффективности деятельности органов и должностных лиц государственной власти определяется четким экономическим расчетом как затрат, результата и их соотношения, так и степени удовлетворения спроса населения на товары и услуги.

Расширение рыночных механизмов взаимодействия спроса и предложения, оценки количества, качества и цены товаров и услуг, предлагаемых публично-властными корпорациями, позволит резко снизить так называемые трансакционные издержки функционирования экономики в целом, что увеличит отдачу всех ее секторов. Рыночные рычаги государственно-политического и муниципального управления, в известных пределах, разумеется, в отношении общества превращают политическое управление в социальный менеджмент. Между менеджментом и управлением дистанция огромных размеров, несмотря на предметное сходство деятельности. Менеджмент ориентирован на экономические, преимущественно рыночные подходы к регулированию взаимодействий системы. Понятие управления гораздо шире понятия менеджмента и связано с любым упорядочивающим воздействием на систему.

Наконец, к очень важным предложениям, если принять их за основу административной реформы, относятся идеи радикальной либерализации экономической политики и экономической системы России, отстаиваемые некоторыми экспертами и экономическими советниками Президента РФ.

В частности, речь идет о резком сокращении расходов бюджета на содержание представительных, исполнительных и судебных органов всех ветвей и уровней публичной власти. Одновременно с бюджетной секуляризацией властной вертикали и созданием федерального стабилизационного фонда должно происходить снижение, а порой и полное освобождение хозяйственно-экономической деятельности от влияния государства и гражданского общества. Государство, гражданское общество и экономика остаются на своих местах, но перестают взаимно доминировать. Публично-властные институты вместе с институтами местного самоуправления занимаются политико - правовой деятельностью, относительно дешево стоят и не мешают хозяйствующим субъектам работать по принципу «laissez faire».

Либерализация экономической жизни по примеру Китая, Мексики, Ирландии доказывает, что в целом для России источник ее роста заключается в значительной минимизации издержек на содержание государственно-политической «машины» и уменьшения налогового, административно-хозяйственного и регулятивного влияния на экономическую систему. Так, в настоящее время на государственные расходы приходится 37,8% ВВП, то оптимальным для Российской Федерации будет 25%.

Если посмотреть на такой подход с позиций муниципализации и социализации экономики, то он (подход) достаточно парадоксален. Так как публично-властная «секуляризация» охватывает все уровни власти, то проблема влияния местного самоуправления на экономику местных сообществ и по расходам консолидированных бюджетов регионов на поддержание минимальных бюджетной обеспеченности территорий требует усиления финансовой и хозяйственно-экономической устойчивости муниципальных образований, а не наоборот. Совсем другое дело - отсутствие экономического и правового механизма влияния населения местных сообществ на приоритеты функционирования и развития муниципалитета.

Итак, проведенный анализ показывает, что средоточие всех политико-правовых конфликтов в Центре и в российских регионах - это проблема границ, в пределах которых должна развертываться экономическая рациональность. Независимо от способа понимания (нормативного или процедурного), экономическая рациональность - это максимизация выгод и минимизация издержек (затрат) при условии альтернативного использования ресурсов. Поэтому оптимальное сочетание выгод и затрат с чисто экономической точки зрения все-таки достаточно автономно и может резко противоречить таким параметрам общественной системы, как социальная справедливость, социально - экономическое равенство, стратегическая эффективность и глобальная миссия России.

Оптимальное решение проблемы границ, охватывающих практически все экономическое, социальное, политическое и правовое пространство регионов России, может быть представлено или как освобождение государственной власти от всяких обязательств в отношении населения, и пусть все идет так, как идет (либеральный вариант), или сохранение государством минимального для всех граждан уровня социальных гарантий (социальный вариант).

На наш взгляд, существуют две достаточно четкие по экономической направленности альтернативы административной реформы в Российской Федерации. Первую альтернативу можно с полным основанием назвать «интегративной моделью», она может иметь разное практическое наполнение, например выражать формулу регионального и местного развития, согласно которой перспективы развития Уральского федерального округа реально достижимы, если заработает, как часовой механизм, интеграция власти, науки и производства.

Могут быть, разумеется, и другие варианты «наполнения» схемы организационными и технологическими деталями, но логическое существо «интегративной» модели роста в отношении перспектив развития регионов России, включая Уральский экономический район и

Уральский федеральный округ, построено на связях субординации между реформами в экономике и работой политических, правовых и социальных систем российского общества. Без преувеличения можно сказать, что нынешнее политическое руководство страны вернулось к испытанному веками пониманию «политики как концентрированного выражения экономики».

Альтернативная модель развития ситуации по реформированию государственной власти может быть предложена как модель «синергетическая», которая построена на исключительно координационных связях взаимодействия всех подсистем российского социума и дополнительности их функционирования. Это именно та модель, на реализации которой, можно сказать, настаивают ныне младореформаторы и крайне правые либеральные экономисты.

Существо этого подхода - правовое государство, предельная децентрализация власти, полная свобода экономического развития, отсутствие государственного регулирования экономики, резкое удешевление государственных затрат. Мы называем этот подход синергетическим, потому что он предусматривает сложный системный эффект самоорганизации относительно независимых элементов системы, но при всех плюсах синергетического мировоззрения не оставляет опасение в том, что эмерджентный эффект может как произойти, так с той же вероятностью может и не произойти.

Политический процесс российской модернизации - это все-таки социальный хаос, перекосы децентрализации, правовая асимметрия и финансовая неопределенность взаимоотношений центра и регионов, бюджетный централизм и бюджетный сепаратизм.

Наступившая экономическая фаза развития в тенденциях реформирования России невозможна вне правовой дисциплины и определенного маятникового движения к политической централизации, которые сопровождаются и иной раз воскрешением администрирования, но совершаемого во имя высших ценностей.

Раскрытие человеческого потенциала власти и гражданского общества предполагает, что эти ресурсы обнаруживают противоположные по значимости стороны. Если политика формирует у своих участников преимущественно лидерские качества, то управление - солидарные, построенные на умении выражать общие интересы.

В истории русской философии откристаллизовалось понятие соборности, которое, кроме прочего, обозначает еще и высочайшую степень гражданской солидарности людей. С полным основанием можно говорить о таких типах власти, как лидерство (в западноевропейском смысле слова) и соборность (солидарность). Власть солидарных интересов и есть основной факт гражданского общества. С большой долей уверенности следует предположить, что Президент РФ строит именно такой федерализм - коммюнитарный, соборный, солидарный, исключающий сепаратизм, который может быть порожден безграничной властью лидеров региональных элит.

А.В. Резуник

Вятская государственная сельскохозяйственная академия

г. Киров

ИНФРАСТРУКТУРА ИНФОРМАЦИОННОЙ ПОДДЕРЖКИ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Важное направление поддержки предпринимательства - система информационно-консультационных услуг. Она призвана удовлетворить все возрастающий дефицит в сфере информации, маркетинга, консультаций по различным аспектам предпринимательской деятельности, повысить профессиональный уровень работы предприятий. Так, создание (во взаимодействии с региональными палатами) инфраструктуры информационной поддержки предпринимательства в России определено в качестве приоритета в Программе деятельности Торгово-промышленной палаты РФ на 2004 год, причем «инфраструктура информационной поддержки предпринимательства» дефинируется в документе в качестве системы взаимоувязанных норм и правил, организационных и технологических структур, обеспечивающих обслуживание бизнес-деятельности на основе интеграции информационных ресурсов, находящихся в распоряжении всех предприятий и организаций, входящих в систему торгово-промышленных палат России» (ТИП РФ). Основной связующий элемент инфраструктуры, о которой идет речь, - Единая информационно-справочная система (ЕИСС) ТПП РФ, включающая информационные ресурсы Палаты (и территориальных палат) и ее зарубежных представительств и обеспечивающая регламентированный обмен информацией с отечественными и зарубежными партнерами. Главные задачи сегодня - наполнение сформировавшейся системы палат необходимыми предпринимателям ресурсами деловой информации и организация более тесного информационного взаимодействия палат. В конечном счете инфраструктура поддержки предпринимательства должна опираться на сеть создаваемых при территориальных палатах информационно-маркетинговых центров (ИМЦ), или центров электронной торговли в составе Единой информационно-справочной системы (ЕИСС) ТПП РФ. В перспективе именно эти центры и будут взаимодействовать между собой, совместно создавать ресурсы деловой информации системы в целом и обеспечивать доступ к ним любых пользователей - отечественных и зарубежных бизнес-субъектов - на основе единых правил, технологий и стандартов. В рамках сети таких центров предстоит объединить информационные ресурсы, находящиеся в распоряжении всех организаций и предприятий, входящих в систему ТПП РФ.

Генеральная задача создания инфраструктуры информационной поддержки предпринимательства будет решаться (и уже решается) Палатой по трем направлениям, касающимся ее взаимодействия с: 1) территориальными палатами; 2) отечественными партнерами; 3) партнерами зарубежными.

Реализация перечисленных выше задач по трем кратко охарактеризованным направлениям создания информационной поддержки предпринимательства призвана уточнить находящуюся в фазе становления вышеупомянутую ЕИСС ТПП РФ, опирающуюся на сеть ИМЦ. Это позволит существенно улучшить как качество, так и спектр предоставляемых палатами услуг в области деловой информации, в том числе на платной основе.

Список литературы

Малый бизнес. Организация, экономика, управление: Учебное пособие для вузов / под ред. проф. В. Я. Горфинкеля, проф. В. А. Швандара - 2-е изд., переработан, и доп. - М.; Юнити - Дина, 2004. - 430.

Российский экономический журнал. - 2003. - № 7.

Российский экономический журнал. - 2004. - № 4.

В. Сунцов,

Вятский социально-экономической институт

г. Киров

РЕГУЛИРОВАНИЕ ОТНОШЕНИЙ НЕДРОПОЛЬЗОВАНИЯ

(на примере нефти)

В современной российской экономике топливно-энергетический сектор выполняет системообразующую функцию. На его долю приходится около 30% объёма промышленного производства, 32% доходов консолидированного и 54% федерального бюджета, 54% экспорта, около 45% валютных поступлений. Кроме того, нефтяная отрасль полностью обеспечивает внутренние потребности в жидком топливе. Поэтому требования к качеству и эффективности государственного регулирования в данном сегменте российской экономики чрезвычайно велики.

Мировая практика недропользования. В сфере освоения природных ресурсов мировая практика предполагает следующий механизм недропользования: принимающая сторона (государство) выбирает соответствующую контрактную форму соглашения с инвестором; наиболее распространенными вариантами являются лицензии как форма административного права и концессии/соглашения о разделе продукции (СРП) как форма гражданского права.

Главное отличие договорной системы кроется в самом факте заключения контракта между компанией-подрядчиком и государством, а также в соответствующем переходе отношений в гражданско - правовую плоскость. Если государство может отозвать лицензию в одностороннем порядке, то контракт этого сделать не позволяет (хотя в таких документах, как правило, присутствует пункт об одностороннем расторжении договора государством в «исключительных случаях», но позиция государства в любом случае должна быть обоснованной). Государство не может также изменять отдельные пункты договора, наиболее важным из которых являются фиксация налоговой нагрузки на весь срок его действия. При лицензионной системе налоговая нагрузка на лицензиата может меняться вслед за изменениями налогового законодательства. Государства с развитой экономикой и правовой системой отдают предпочтения лицензионной форме управления недрами. Подобная практика недропользования распространена в Норвегии, Австралии, США, Великобритании, Канаде и ряде других развитых стран.

Соглашение о разделе продукции предусматривает, что только часть добытого сырья становится собственностью компании-инвестора. Другая часть передается принимающей стороне в счёт оплаты за пользование природными ресурсами. Весь риск поисково-разведочных работ несет инвестор, так как связанные с этим затраты окупятся лишь в случае обнаружения на месторождении коммерчески рентабельных запасов. Если таких запасов не обнаружено, участок возвращается государству. На основе СРП недра разрабатываются в странах-членах ОЛЕК, Египте, Азербайджане, Мексике. Тот факт, что получение дохода в виде нефти позволяет минимизировать валютные риски, делает подобный режим наиболее эффективным в развивающихся странах и странах с переходной экономикой.

Российская система освоения недр. В России на данный момент сложилась двойственная и потому противоречивая система отношений недропользования:

• лицензионная на основе административного права в соответствии с

законом «О недрах», введённом в действие в 1992 г.;

• договорная на основе гражданского права, введённая в действие в

1995 году в соответствии с законом «О соглашениях о

разделе

продукции».

По итогам инвентаризации, проведённой Министерством природных ресурсов РФ в 2001 г., в России было выдано 27756 лицензий, из них половина утратила силу. То, что лицензионная система неэффективна, признаёт и руководство страны. Так, на заседании правительства РФ 10 октября 2002 г. было отмечено, что 91,2% всех разведанных извлекаемых запасов нефти и 83% запасов газа передано владельцам лицензий, но они постоянно нарушают условия лицензирования.

Действующее российское законодательство предусматривает лишь приобретения права пользования недрами: либо по решению уполномоченных органов исполнительной власти, либо по соглашению о разделе продукции. Предоставление недр в пользование во всех случаях оформляется лицензией, то есть регулирование недропользования в России строится по административному принципу. Между тем часть 2 ст. 9 Конституции РФ допускает различные формы собственности на землю и другие природные ресурсы, включая частную собственность. Гражданский кодекс РФ в ст. 130 вообще относит участки недр и земельные участки к категории недвижимости, которая находится в гражданском обороте. То, в какой мере возможно допустить или ограничить такой оборот, должно быть зафиксировано в специальных законах о природных ресурсах, которые в России пока не приняты.

В международной практике применяются как административные, так и гражданские формы недропользования, когда участки недр продаются и сдаются в аренду. В странах англо-американской правовой системы собственность на недра производна от собственности на землю. Так, в США собственник участка земли является и собственником полезных ископаемых, которые находятся в его недрах. Собственник участка платит налог на собственность исходя из стоимости участка с учётом стоимости запасов полезных ископаемых. Подобный подход стимулирует более полное изъятие жидкого топлива из недр вместо экстенсивного расширения территорий, на которых ведётся нефтедобыча. Добывающим компаниям нет смысла увеличивать доказанные запасы, так как за них придётся платить дополнительные налоги. Поэтому средняя обеспеченность доказанными ресурсами у ведущих международных нефтегазовых корпораций не превышает 10 - 15 лет, российских - достигает 50 и более лет. По данным Главного контрольного управления президента(2001 г.), запасов сырья «ЛУКойлу» хватит на 33 года, ЮКОСу - на 47 лет, а ТНК - на 80 лет. Такая обеспеченность запасами позволяет компаниям добывать всего 40-50% запасов, после чего они «бросают» скважины. Российские компании извлекают нефть варварскими способами, а многие скважины вообще не стоят у них на балансе. Новых месторождений почти не осталось, потому что многие компании обладают запасами на несколько десятков лет. В целом же ГКУ оценивает ущерб государства от неисполнения условий добычи за 2000 - 2001 гг. в 70 млрд. руб.

Кроме того, распространение частной собственности на землю, ставшее возможным после принятия Земельного кодекса, поднимает вопрос о том, как соотносятся права на земельные участки с правами на участки недр: обязан ли собственник земельного участка, в недрах которого обнаружено месторождение полезных ископаемых, предоставить этот участок для целей недропользования?

Другой вопрос, требующий законодательного решения, заключается в разграничении полномочий органов власти на различных уровнях. Конституция РФ относит вопросы владения, пользования и распоряжения недрами к совместному ведению Российской Федерации и её субъектов. Однако чётко данное разграничение нигде не прописано. Заложенный в законе «О недрах» 1992 г. принцип «двух ключей» (когда лицензия на право пользования недрами скрепляется двумя подписями - представителя Минприроды и главы субъекта РФ, где находится месторождение) вызывает массу разногласий и даже судебных разбирательств, порождает безответственность и коррупцию. Ведь если «один из двух ключей не поворачивается, то открыть дверь в подземную кладовую невозможно». По этой причине в первую очередь следует отказаться от двойственности в отношениях недропользования и распределить полномочия между органами государственной власти РФ и субъектов РФ. Например, основные законодательные и контрольные функции сосредоточить на федеральном уровне, а исполнительно - распределительные - на уровне субъектов РФ. Одновременно от лицензионной системы следует перейти к договорной, законодательная база для которой в России закреплена законом «О соглашениях о разделе продукции».

Соглашения о разделе продукции. Федеральный закон «О соглашениях о разделе продукции» был подписан 30 декабря 1995 г. В соответствии с действующим законом механизм реализации СРП таков. Произведённая продукция подлежит в обязательном порядке разделу по трём направлениям: компенсационная продукция предназначена инвестору в качестве возмещения затрат на выполнение работ по соглашению; прибыльная продукция делится между инвестором и государством; в свою очередь, часть прибыльной продукции инвестора составляют его платежи за пользование недрами - роялти, которые уплачиваются государству.

С момента принятия базового закона в Парламенте утверждено 29 нефтяных месторождений, которые могут разрабатываться на условиях

СРП. В настоящее время в нашей стране реализуются три соглашения, причём все они были заключены до подписания и вступления в силу данного закона: «Сахалин-1», «Сахалин-2» и Харьягинское СРП. Причины, по которым российские и зарубежные компании не заключили больше ни одного соглашения, кроются в самом законе. Но помимо этого влияние оказывают и внешние факторы, которые «перенаправили» иностранных инвесторов в другие страны. Это, например, поисково-разведочные работы в Каспийском море. Пока в России шли дискуссии и дебаты о СРП, в одном только Азербайджане были подписаны соглашения по 18 проектам. Многомиллиардные инвестиции привлекли такие проекты, связанные с открытием новых запасов нефти в Мексиканском заливе и на шельфе Западной Африки. Активные геолого-разведочные работы и разработки новых месторождений начались в Анголе, Нигерии, Конго и Экваториальной Гвинее.

По общему мнению, иностранные капитальные вложения отечественному нефтегазовому сектору необходимы. Если 10 лет назад в стране сосредоточено было 70% легкоизвлекаемых и 30 % трудноизвлекаемых ресурсов, то сейчас соотношение стало обратным. Лишь для освоения месторождений Восточной Сибири потребуется 50 - 70 млрд. долл. инвестиций, ещё столько же - для разработки залежей на арктическом шлейфе. В то же время капитализация российских нефтегазовых корпораций всё ещё несоизмеримо ниже аналогичного показателя зарубежных компаний. Суммарная капитализация пяти ведущих российских компаний в 3,5 раза ниже капитализации одной только американской нефтяной корпорации Exxon Mobil.

Что касается преимуществ, получаемых государством от реализации проектов на основании СРП, ясно одно. Режим СРП не может быть невыгодным государству. Ведь всё решается на базе соглашения. Поиска компромисса между государством и инвестором. При заключении соглашения государство подсчитывает свою прибыль, и если ему данное конкретное соглашение невыгодно, оно не соглашается, если невыгодно инвестору, то не подписывает он. Поэтому, если основной стратегией государства в отношении СРП будет упор на наполняемость бюджета, инвесторам этот режим будет невыгоден и они вкладывать средства в проекты не будут. Противоположные позиции МЭРТ, рассматривающего СРП как одну из самых перспективных форм инвестирования, с одной стороны, и Минфина и МНС, тормозящих реализацию СРП из опасений уменьшения налоговых доходов, - с другой стороны, не позволяет эффективно использовать этот режим. Если же целью государства является создание условий для нормального инвестиционного процесса и освоения «тяжёлых» месторождений, фискальные интересы придётся отодвинуть на второй план.

Кроме того, выигрыш государства нельзя оценивать только налоговыми поступлениями, ведь оно получит также и нефть, и в бюджет будут поступать средства от её реализации. Более того, параметры СРП можно подобрать таким образом, что доходы государства и инвестора будут практически равны значениям этих показателей при действующей налоговой системе.

Как положительный момент следует отметить, что в июне 2003 г. Налоговый кодекс РФ был дополнен новой главой 26.4 «Система налогообложения при выполнении соглашения о разделе продукции». Ею устанавливается специальный режим налогообложения для компаний инвесторов, заключивших соглашение о разделе продукции. Новая система налогообложения фактически предоставляет льготы инвесторам, поскольку в обмен на выполнение условий о разделе продукции компании разрешается уплачивать лишь часть установленных налогов. Перечень уплачиваемых налогов зависит от соглашения. Если оно предусматривает раздел всей произведённой продукции, то инвестор должен платить лишь ЕСН, государственную пошлину, таможенные сборы, НДС и плату за негативное воздействие па окружающую среду. Если же соглашение предусматривает раздел прибыльной части продукции, то дополнительно к перечисленным уплачиваются налоги на прибыль, на добычу полезных ископаемых, платежи за пользование природными ресурсами и водами объектами, а также акциз (за исключением акциза на природный газ). При этом, согласно новому режиму налогообложения, инвесторы уплачивают налог на добычу полезных ископаемых, налог на прибыль и НДС в особом порядке. Региональные (местные) власти могут освободить инвестора от уплаты региональных (местных) налогов и сборов. Если же такое решение не будет принято, инвестору должны возместить затраты на уплату региональных и местных налогов путём уменьшения доли продукции, передаваемой государству.

Список литературы

Ведомости Форум. - 2003, апрель.

Ведомости. - 2001. - 23 октября, № 195.

Артюхов В. Интервью // Коммерсант. - 2003. - 4 декабря, № 222.

Финансовые известия. - 2001. - № 591.

Конференция «Законодательство России о недрах: проблемы разграничения полномочий в сфере управления государственным фондом земли», 24 октября 2002 г.

Беляков А., Интервью. - Коммерсант. - 2002. - 5 ноября, № 202.

Ю.В. Клименкова,

Вятская государственная сельскохозяйственная академия

г. Киров

ИЗМЕНЕНИЯ В МОТИВАЦИИ ТРУДА РАБОТНИКОВ СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА НА СОВРЕМЕННОМ ЭТАПЕ

В последние годы в сельском хозяйстве все ярче проявляются негативные факторы, влияющие на снижение трудовой активности населения. Существующий диспаритет цен, низкий уровень и невыплаты заработной платы повлекли за собой надрыв материальной заинтересованности сельских тружеников. В связи с этим наряду с проблемами занятости, сельской безработицы, создания новых рабочих мест, развития новых форм хозяйствования одной из важных проблем является преодоление кризиса в системе мотивации труда.

Данные исследований по изучению мотивации труда, проведенных в последние годы в России, свидетельствуют о том, что у большинства работников суть трудовой мотивации сводится к желанию иметь спокойную рутинную работу с гарантированной заработной платой при низкой интенсивности и низком качестве труда.

В Кировской области ситуация также является сложной.

В ноябре 2004 года нами был проведен опрос специалистов хозяйств Богородского района по вопросам мотивации труда сельских тружеников. Богородский район является одним из депрессивных районов Кировской области  в сфере производства

сельскохозяйственной продукции, о чем говорят сокращение посевных площадей, ухудшение показателей отрасли животноводства.

Вследствие бедственной ситуации в производстве произошло сокращение численности работников (с 1496 человек в 1998 году до 800 человек в 2003 году). Среднемесячная заработная плата по району в 2003 году составила 960,4 руб., что меньше аналогичного показателя по Кировской области в 2 раза.

Сложившаяся ситуация вынуждает тружеников сельского хозяйства уделять больше внимания личным подсобным хозяйствам, что, несомненно, сказывается на их отношении к труду в общественном производстве. Средний стаж работников, участвовавших в опросе, составил 17 лет. Более 60 % респондентов на вопрос о том, почему они работают именно в этой организации, указали на необходимость и выработанную годами привычку. В то же время 40% специалистов не получают удовлетворения от выполняемой работы.

На наш взгляд, снижение трудовой активности в сельскохозяйственном производстве, как и в целом в сфере труда, можно объяснить не столько ухудшением качества рабочей силы, сколько приспособительной реакцией, адаптацией населения к массовому сокращению доходов и их несоответствию росту цен, а также ростом значимости для тружеников работы в ЛПХ.

Вопросам стимулирования труда на основе изучения основных мотивов в настоящее время уделяется значительное внимание. Это объясняется тем, что сейчас принципиально меняется его роль в организации сельскохозяйственного производства. Чтобы сформировать действенную систему стимулирования, следует выделить основные действующие в сельскохозяйственном производстве стимулы.

В экономической литературе 90-х годов исследователи называли следующие составные части механизма мотивации аграрного труда: материальная заинтересованность, самостоятельность и ответственность.

Большинство ученых считают, что материальные стимулы в настоящее время являются определяющими для работников агропромышленного комплекса.

Наше исследование показало, что денежное вознаграждение является определяющим стимулом только для 30 % опрошенных. Это можно объяснить наличием у работников других источников доходов (продукция, произведенная в ЛПХ, и деятельность родственников в несельскохозяйственных предприятиях). В то время как уважение в коллективе является значимым для 63 % респондентов.

Существует мнение о возвышении в настоящее время социально - личностых мотивов, но не в результате удовлетворения физиолого - материальных потребностей и последующей актуализации потребностей более высокого уровня, а вследствие резкого уменьшения возможностей удовлетворять в процессе труда в общественном производстве свои материальные потребности.

Возможность участвовать в управлении организацией имеет значение только для 37% специалистов, а 26 % хотели бы принимать участие в управлении только в масштабах своего подразделения.

Подобные опросы, проведенные в сельскохозяйственных организациях Орловской, Саратовской и Владимирской областей, показывают, что 65 % работников устраивает исполнительский труд с ориентацией на самоустранение от участия в управлении.

Третья часть эффективного механизма мотивации касается ответственности работников и трудовых коллективов за результаты и качество работы, а также права собственности на средства производства.

Практика показывает: чем сильнее зависимость оплаты труда от конечных результатов, то есть выше степень заинтересованности в них, тем жестче и ответственность работника.

Следует отметить, что в настоящее время чувства сельхозработников как собственников земельных долей утрачивают свою былую значимость. С этим утверждением согласны 65% участвовавших в опросе специалистов.

Проведенные нами исследования указали на значительные проблемы в сфере мотивации сельскохозяйственного труда и необходимость разработки действенных современных систем стимулирования, обеспечивающих преодоление кризиса в сельском хозяйстве, создающих предпосылки для эффективного производства.

ДУХОВНАЯ КУЛЬТУРА СОВРЕМЕННОГО РОССИЙСКОГО ОБЩЕСТВА

В.А. Кодолов,

Вятский социально-экономический институт

г. Киров

О НЕКОТОРЫХ ПРОБЛЕМАХ СОБЛЮДЕНИЯ ПРИНЦИПА

ЗАКОННОСТИ В РОССИИ

Актуальность проблемы. Любому россиянину, искренне любящему свою Родину, тягостно слышать фразы о том, что строгость российских законов компенсируется необязательностью их соблюдения и что если в российском Парламенте господствует правовой идеализм, то в Правительстве России - правовой цинизм, порождающий у российского народа правовой нигилизм.

Однако в этих фразах отражается горькая правда, и российскому обществу необходимо срочно принимать меры по выходу из этого кризисного состояния.

Для решения этой проблемы нужно знать порождающие ее исторические корни, и имеющаяся в научном обороте информация позволяет сделать следующие основные выводы относительно причин и условий, породивших российский правовой нигилизм:

Дореволюционная Российская Империя в основном была сформирована за счет завоевания территорий, населенных почти сотней различных народов и народностей. А для удержания завоеванных территорий во внутригосударственном подчинении было не до законности, т.к. управление держалось в основном на искусстве местных правительственных чиновников, православных миссионеров и местной знати с использованием приемов, далеких от соблюдения законности.

Российское самодержавие с его лозунгом «самодержавие, православие и народность» считало излишним принцип законности, поскольку соблюдение его могло привести к созданию препятствий в проведении этого лозунга в жизнь. И даже в последние годы существования самодержавного строя не был четко сформулирован этот принцип в российском законодательстве.

Внедренный большевиками принцип вначале «революционной», а затем «социалистической» законности был фактически одной из форм узаконенного беззакония, поскольку давал возможность не соблюдать те элементы законодательства, которые не вписывались в доктрину КПСС, которая согласно ст. 5 последней Конституции СССР 1977 (2) года являлась высшим руководителем многострадального российского народа, стоящим над законом.

По справедливому выражению К. Маркса, традиции и привычки всех умерших поколений как кошмар тяготеют над умами других. И этот кошмар дал буйные всходы в сознании людей, взрастив на подсознательном уровне ложное право на применение оценочных критериев полезности и вредности российских законов, возможности соблюдать и игнорировать выгодные или невыгодные законы в определенные моменты жизни и создав даже новую идеологию: «жить по понятиям».

Подобно грязной сорной растительности, заглушающей поле золотой пшеницы, данная идеология засоряет людское сознание, уродуя состояние правовой культуры российского населения. А без этой культуры невозможно построение правового государства.

Современное действующее законодательство России содержит в себе механизм борьбы с этой «сорной растительностью» правового цинизма (типа: закон, что телеграфный столб, его не перепрыгивают, а обходят и т.п.) и нигилизма (типа: закон, что дышло - куда повернул, туда и вышло и т.п.).

В частности, в Конституции РФ 1993 года (1) закреплена обязанность соблюдать действующее законодательство (ст. 15 п.2), которая является всеобщей и равной (ст. 19 п.1); государственная власть не только имеет права на привлечение виновных к ответственности, но и обязанность возмещать вред, причиненный незаконными действиями или бездействием своих органов и должностных лиц (ст. 53) и т.д.

Эти конституционные принципы соблюдения законности в России снабжены и необходимым правообеспечительным механизмом. В частности, кодексы гражданско-процессуальный, арбитражно - процессуальный, уголовно-процессуальный и другие законодательные акты обеспечивают гарантированную судебно-процессуальную защиту от нарушений законодательства; законы об исполнительном и уголовно - исполнительном производствах гарантированно обеспечивают исполнение вынесенных судебных решений и приговоров; специальное законодательство о порядке рассмотрения предложений, заявлений и жалоб граждан обеспечивает возможность несудебной защиты нарушенных прав.

Ушла в прошлое так называемая «социалистическая законность», выражающаяся в праве нарушать законы, оказавшиеся на конкретный момент неудобными для проведения «линии партии». Осталась в далеком прошлом тысячелетняя жизненная ситуация, когда законность олицетворялась в царе-батюшке, всероссийском самодержце.

Однако исторические последствия царского и социалистического режима эхом отдаются в нашей современной жизни: по-прежнему уходят от справедливой юридической ответственности за совершенные правонарушения «влиятельные» лица; караются мелкие воришки в угоду большим; остаются без юридических последствий нарушения, повлекшие за собой огромные убытки нашей многострадальной Родине при проявлении правоохранительными органами «принципиальности» в карательном реагировании на относительно мелкие нарушения; места лишения свободы наполняются в значительной мере криминальной мелочью, в то время как крупные акулы криминального бизнеса продолжают творить беспредел и т.д.

Важнейшее, по словам почившего в бозе пролетарского вождя (В .И. Ленина), искусство - кино - фактически стало рупором, воспевающим криминальные российский беспредел: почти каждый фильм показывает безнаказанность организованной преступности и неуязвимость коррупции российского государственного аппарата.

Стало считаться чуть ли не делом чести уходить от налогов; вызывают у значительной части населения чувство восхищения, а не презрения, воры в законе, как смелые и умные люди; криминальная терминология и песни с бандитским душком вытесняют с эстрады и из эфира духовно чистые музыкальные произведения и т.п.

Медленно, но неуклонно российское общество погружается в болото полукриминального бескультурья, и если оно увязнет там, то не может быть и речи о построении в России правового государства.

Это обстоятельство прямо и косвенно освещается как в обыденной, так и в научной литературе, предлагаются отдельные рецепты решения проблем, но до сих пор не выработано единой стратегии и тактики.

Основные варианты решения проблемы по результатам исследования вырисовываются в следующем аспекте.

1. Необходимо выработать четкие критерии законности как в теоретическом, так и в законодательном плане. Парадоксально, но в законах, принимаемых в последнее время в соответствии с требованиями правотворческой культуры, в составе терминов отсутствует термин «законность» и расшифровка определения этого термина.

Конституционное определение законности выражается лишь в том, что «органы государственной власти, органы местного самоуправления, должностные лица, граждане и их объединения обязаны соблюдать Конституцию РФ и законы» (ст. 15 Конституции РФ).

Однако соблюдать российские законы можно по-разному, в том числе и в противоречие с его целевым назначением, когда по форме происходит вроде бы все правильно, а по сути - извращение цели правового регулирования. Например, институт уголовного преследования за преступления в сфере предпринимательства иногда используется в некоторых регионах страны в качестве средства борьбы с конкурентами через организацию заказных уголовных дел в отношении этих конкурентов. В результате этот уголовно-правовой институт превращают в свою противоположность, т.к. вместо представителя борьбы с преступностью он становится средством достижения преступных целей криминальных группировок, действующих в сфере экономики.

Анализ научной информации в сфере данной проблемы приводит к выводу о том, что необходимо выделить три главных требования законности: точность, всеобщность и единообразие.

Точность - это обязательное требование законности, выражающееся в полном соответствии поведения всех субъектов правоотношений требованиям действующее законодательства.

При этом выделяется две стороны данного требования: соответствие и непротиворечие закону. И если соответствие - это точное совпадение фактического поведения субъекта с моделью запрограммированного законом поведения, то непротиворечие - это поведение, хотя и не совпадающее с данной моделью, но не входящее с ней во враждебную противоположность.

В частности, примером такого соответствия может послужить покупка объекта недвижимости (ст. ст. 549-558 ГК РФ), а примером непротиворечия - приобретение права собственности на недвижимость в порядке приобретательской давности (ст. 234 ГК), т. е. когда несобственник свыше 15-ти лет добросовестно и открыто и непрерывно владеет этим чужим объектом, как своим собственным (3)

Всеобщность соблюдения российского законодательства также предполагает наличие двух неразрывно связанных между собой требований: соблюдение всех без исключения действующих нормативно-правовых актов и всеми без исключения субъектами правоотношений.

Иначе говоря, это означает недопустимость выборочного применения законодательства (т.е. применения только выгодных его элементов при игнорировании невыгодных) и недопустимость «неприкасаемых» лиц. Так, выборочное применение наказаний к коммерсантам, которые неугодны чиновникам, при оставлении безнаказанными нарушителей-коммерсантов, находящихся в протекции к чиновникам, является полной противоположностью принципу всеобщности как элемента законности.

Лишь закон может допустить такое отступление от принципа всеобщности. Например, Федеральный закон РФ «Об оперативно- розыскной деятельности» (4) допускает в определенных пределах некоторое освобождение от ответственности коммерсантов, сотрудничающих с правоохранительными органами. Однако такое отступление имеет строго целевое назначение и компенсируется «отловом» более крупных нарушителей.

Необходимость единообразия законности удачно была выражена еще ленинскими словами о недопустимости того, чтобы законность была калужской, казанской, рязанской и необходимости того, чтобы она была единой российской.

Механизм обеспечения единообразия законности реализуется в России благодаря единству прокурорского надзора (ст. 129 Конституции РФ, Федеральный закон РФ «О прокуратуре в РФ» и др.) (5), наличию судебного контроля (ст. 126, 127 Конституции РФ, Федеральный закон РФ «О судебной системе РФ» и др.) (6), деятельности исполнительной власти РФ по обеспечению законности (ст. 114 Конституции РФ, Федеральный закон РФ «О Правительстве РФ» и др.) (7) и других правовых средств.

Однако необходимого единообразия не удается достичь и по сей день, а поэтому продолжает иметь место множество региональных видов законности, при которых в одних регионах России существует более - менее близкий

к требуемому уровень законности, а в других - лишь видимость ее.

2. Необходим четкий инструментарий, с помощью которого осуществляется создание необходимого уровня законности, а таковым в первую очередь является действующее российское законодательство, представляющее собой фундамент правовой системы страны.

Следует отметить, что правовые нормы выражены не только законодательством, немалый удельный вес правовых норм содержат и заключенные в рамках законодательства договоры нормативно - правового содержания, и правовые обычаи, и правовые прецеденты.

Любую работы невозможно успешно выполнить с плохим инструментом, соответственно, невозможно достигнуть необходимого уровня законности при несовершенном законодательстве.

Совершенство законодательства может быть обеспечено лишь при наличии необходимой системности его, а высшей формой систематизации является такой уровень кодификации, при которой все законодательство России было бы объединено в единый Свод законов Российской Федерации. Об этом свидетельствует и исторический опыт такой сводной кодификации, как Русская Правда 1016 года, Судебник 1497 года, Соборное Уложение 1649 года, Свод законов Российской империи 1834 года.

Попытки создания Свода законов СССР и Свода законов РСФСР были предпринятых в 70-80-х годах прошлого века, но были прерваны из-за реформирования строя и законодательства России.

Указом Президента РФ от 6 февраля 1995 года № 94 «О подготовке к изданию Свода законов Российской Федерации» (8) был взят, наконец, курс на эту главную цель систематизации российского законодательства, но до сих пор он находится за пределами должного внимания юридической науки.

Остается за пределами гласности и сам процесс этой работы, хотя его значение почти такое же, как и при выработке конституции государства, ведь структуру будущего Свода законов должен знать каждый человек, проживающий на территории России.

Лишь из содержания президентских актов можно угадать отдельные элементы «кухни» этой работы. В частности, из Указа Президента РФ от 14 февраля 1998 года № 170 (в редакции от 19.11.2003 года № 1356) «О мерах по повышению эффективности работы, связанной с формированием Свода законов РФ» (9) можно сделать вывод о том, что осуществляется процесс укрупнения нормативных актов, устранение их пробельности, подготовка контрольных текстов нормативных актов, подлежащих включению их в Свод законов РФ и т.д.

Создание Свода законов РФ наведет и порядок в законотворческой работе, которая осуществляется сейчас по календарным планам, не всегда учитывающим потребности практики, приводя порой к принятию законов, в которые вносятся изменения уже в первые месяцы их действия.

Свод законов РФ явится той конструкцией, которая устранит анархию в правотворчестве и введет правотворчество в конструктивно - плановое русло, позволяя сформировать качественный законодательный инструментарий.

3. Однако, каким бы эффективным ни был законодательный инструментарий, он - всего лишь средство обеспечения законности, а не сама законность, т.к. только в сказке можно заставить инструмент работать самому, без вмешательства человека (типа сказки «По щучьему велению, по моему хотению»).

Эффективность законодательства имеет два слагаемых - удачное закрепление в нем правовых норм (правил поведения субъектов) и удачный механизм реализации правовых норм (возможность применить эти нормы даже

ограниченными интеллектом и низкой профессиональной подготовкой людям). Например, Закон РФ «О плате за землю» обеспечен эффективной инструкцией о порядке применения этого закона, что позволяет безошибочно

применить этот закон, т.е. обеспечить законность в данной сфере правового регулирования.

При этом правоприменительная деятельность является решающим фактором, поскольку, каким бы ни был удачным тот или иной закон, его эффективность заключается только в результатах его реализации в жизнь.

Иначе говоря, хорош не писаный закон, а закон, реализованный в жизнь, что и придает особую социальную роль правоприменительной деятельности, состоящую из таких видов правовой деятельности, как соблюдение запретов, исполнение обязанностей, использование прав и применение правовых норм.

К примеру, собственник земельного участка, соблюдая запрет в применении экологически опасных приемов обработки земли, исполняет обязанности по охране почв от водной эрозии, реализует свое право на использование распространенных полезных ископаемых, находящихся на своем участке, и, обращаясь в суд с иском о незаконных ограничениях земельных прав со стороны администрации муниципального образования, принимает меры к исполнению земельного и муниципального законов (ст. ст. 40, 41 ЗК РФ, Федеральный закон «Об общих принципах организации местного самоуправления в РФ») (7).

Правоприменительная деятельность в России только тогда будет на должной высоте, когда не только должностные лица, но и все население страны будет иметь надлежащие правовое сознание и правовую культуру.

Эти социальные явления, имея субъективный характер, влекут за собой значительные объективные последствия. Тем не менее проблемы формирования правосознания и правовой культуры остаются недостаточно исследованными в правовых и социальных науках. В результате механизм правового регулирования общественных отношений продолжает оставаться таинственным и загадочным и законодатели «в потемках» ищут пути совершенствования законодательства.

Общеизвестно, что человек, будучи существом сознательным, не совершает ни одного действия без предварительного прохождения намерения осуществить такое действие через свой мыслительно - мотивационный механизм. И если от явлений, имеющих вещную или энергетическую природу, человек может действовать безмотивно (отшатнуться от ослепляющей вспышки, инстинктивно потянуться к ценной вещи), то, читая правовые нормы, он вначале оценивает их с позиций «выгодно-невыгодно, опасно-безопасно, необходимо-возможно и т.п.» и лишь после этого начинает действовать или воздерживаться от действий.

Таким образом у людей формируется правосознание (познание и оценка правовых норм, содержащихся в принятых законах) и правовая культура (формирование навыков правового мышления и поведения).

Правосознание и правовая культура - это мостик, через который писаное право (правовые нормы, содержащиеся во вновь принимаемых законах) переходит в сознание населения. И это отраженное в этом сознании является как бы «трамплином», с которого начинается претворение писаных законов в реальную жизнь.

Поэтому без надлежаще сформированных основ правового сознания и правовой культуры у населения России любой, даже самый прекрасный, закон превращается в несовершенный. Как справедливо заметил один великий мыслитель, «хорошая идея в дурной среде извращается до такой степени, что прекращается в дурную идею».

Несмотря на очевидность данной проблемы и ее огромную значимость, она продолжает оставаться вне поля зрения фундаментальных исследований, наука пока не дала эффективных рекомендаций по формированию правосознания и правовой культуры даже у должностных лиц, не говоря уже об остальном населении страны.

Лишь в некоторых научных трудах и в контексте исследования иных проблем даются отдельные разрозненные научные выводы о некоторых вопросах формирования этой важнейшей сферы, имеющей судьбоносное значение.

Судьбоносность правосознания и правовой культуры для государства и народа подтверждает пример Англии, где правосознание и правовая культура населения такова, что состояние законности весьма высоко даже при отсутствии в этой стране конституции. И как следствие этого, Англия, несмотря на островной характер и почти полное отсутствие природных ресурсов промышленного характера, является одной из богатейших держав мира.

Одной из главных проблем формирования правосознания, а через него - и формирования правовой культуры, является форма законодательных актов, которая предполагает максимальное сокращение текстовой части и выведение в законодательное умолчание значительной части правовых норм. Например, ст. 32 п.1 Конституции РФ, предусматривая текстовым изложением право граждан РФ на участие в управлении делами государства, умолчанием закрепляет отсутствие такого права у иностранцев и апатридов (лиц без гражданства), находящихся как на территории РФ, так и за ее пределами.

В квалифицированном молчании законодательства закреплено значительно больше норм, чем в его тексте. Так, устанавливая текстом основание увольнения с работы «утрата доверия» для лиц, непосредственно обслуживающих товарные или денежные ценности (ст. 81 п. 7 Трудового кодекса РФ), закон молчанием устанавливает запрет увольнения по такому основанию для сотен тысяч работников, не подпадающих под данную категорию.

Наконец, даже и в самом тексте закона закреплены не все элементы закона, а лишь те знаковые элементы, которые необходимы (без которых не обой - тись) для вычисления наличия или отсутствия в данном законе соответствующих правовых норм и их содержания. Например, ст. 129 УК РФ, устанавливающая ответственность за клевету, содержит лишь условия применения наказания и содержание самого наказания за это деяние. Правило же поведения (что нужно, чтобы не попасть при передаче информации под данное наказание) читается путем сопоставления элементов этой статьи: прежде чем распространять эти сведения, субъект должен проверить их на предмет соответствия их действительности и т.д.

Кроме того, законодательные акты действуют не изолированно, а во взаимодействии друг с другом, эта взаимосвязь представляет собой один из знаковых элементов закона. Так, обвинение в вымогательстве денег (ст. 163 УК РФ) может оказаться переквалифицированным в самоуправство (ст. 330 УК РФ), если будет доказано, что обвиняемый имел право по суду взыскать с потерпевшего не возвращаемый последним денежный долг.

Форма законодательства - это объективно обусловленное явление, правильное понимание которого полностью под силу только специалистам. Причем и они допускают ошибки, неправильно толкуя порой содержание применяемых законов. Например, Бюллетень Верховного Суда РФ ежегодно печатает не менее сотни извлечений из судебных постановлений Верховного Суда РФ, указывающих на ошибки судов субъектов РФ в применении законодательства, т.е. на неправильное его толкование.

Допускают ошибки при принятии российских законов и законодатели, а поэтому Конституционный Суд РФ выносит немало постановлений, признающих не соответствующими Конституции РФ те или иные элементы данных законов.

Из перечисленного следует вывод о том, что формирование правосознания и правовой культуры населения требует применения специалистов в сфере юриспруденции, способных высокие правовые материи доводить до уровня рядового обывателя, понятно и популярно излагать их.

Представляется целесообразным использовать опыт советского периода, когда рупором проведения партийной политики в народные массы служило Всесоюзное общество «Знание», лекторы которого провели большую работу по формированию положительного имиджа КПСС в сознании людей, который остается у некоторых людей и по настоящее время.

По типу такой структуры и с использованием эффективных элементов опыта ее прошлой работы целесообразно было создать нечто подобное из опытных юристов-лекторов, которые проводили бы разъяснительные учебы с населением по формированию правосознания и правовой культуры.

4. Россия конституционно определена как правовое государство (ст. 1 п.1 Конституции РФ), а это - особая идеология, требующая перестройки всего правосознания и правовой культуры.

Ситуацию можно сравнить с уличным перекрестком, на котором регулировщик (образ неправового государства) заменен автоматическим светофором (образ правового государства, в котором движение регулируется не человеком-чиновником, а автоматическим бездушным средством - светофором). В неправовом государстве все уповают на «регулировщика» (мудрого царя-батюшку), который не допустит несправедливости, в правовом могут возникнуть и несправедливые ситуации (например, скопление машин на одной стороне, а светофор бесстрастно отпускает отрезок времени на проезд одинаково мало как для переполненной, так и для пустынной стороны улицы, усугубляя создание машинных пробок). Поэтому в правовом государстве требуется уповать на себя, чтобы не оказаться в невыгодной ситуации, уметь предусматривать возможные негативные ситуации и самому преодолевать их, не надеясь на чью-либо помощь.

К сожалению, по идеологии правового государства нет специальных исследований и нет рекомендаций о том, какими путями ее формировать, если не считать общих пожеланий, не подкрепленных конкретными формулировками.

Анализ этой проблемы наводит на мысль о том, что формирование как правосознания, так и правовой культуры должно базироваться на добросовестности российских граждан. А поскольку основой добросовестности является свобода совести, то использовать в полной мере эти факторы: положительные традиции и обычаи народов России, мораль и нравственность, выработанную веками, помощь религиозных конфессий и другие положительные общественные факторы.

В использовании этих неправовых вспомогательных средств очень много различных вариантов и возможностей, комбинаций и приемов, однако вырисовывается единая и обязательная конструктивная линия - работа должна вестись одновременно по двум взаимосвязанным и взаимопротивоположным направлениям: а) вырабатывать позитивное отношение ко всему положительному и правомерному в жизни общества; б) вырабатывать негативное отношение ко всему отрицательному и неправомерному. При этом наибольшее усилие должно быть направлено на второе направление, т. е. борьбу с правонарушениями, подобно тому как борьба с сорняками в земледелии требует больших усилий, чем работа по поддержанию естественного процесса произрастания с.-х. культур.

До сих пор в правовых науках не выработано окончательного и бесспорного понятия права, подобно тому как ни одна религия мира не сформулировала понятия Бога. Остается пока не превзойденным определение, выработанное древними юристами о том, что «право - это искусство добра и справедливости». Ориентация на одно лишь добро приведет к несправедливости, а ориентация на одну лишь справедливость - к жестокости, т.е. к недоброму.

Дойти до глубин правового искусства можно через сферы, занимающиеся искусством, главным проводником которых являются средства массовой информации (СМИ): телевидение и радиовещание, периодическая печать и литература и т.п.

Как уже упоминалось, СМИ в настоящее время больше проводят работу по правовому антивоспитанию, чем воспитанию. Например, по свидетельству министра обороны, сделанному на заседании Правительства РФ, при проверке факта убийства дезертирами работников милиции выяснилось, что последней книгой, которую прочитали эти дезертиры в своей воинской части, была книга «Убить мента».

Общеизвестно, что СМИ недаром называется четвертой властью, и криминальный бизнес стремится завоевать эту сферу. В психологической войне, например, доктрина которой разрабатывалась в начале 80-х годов в США и ряде других государств против социалистических стран, средствам массовой информации уделялось ведущее место. И настало время разработать доктрину психологической войны против преступности одновременно с разработкой доктрины формирования правосознания и правовой культуры россиян.

В последнее время на телевидении стали появляться праворазъяснительные передачи («Час суда», «Дежурная часть», «ЧП», «Агентство криминальных новостей» и т.п.), в газетах появляются рубрики с разъяснительными консультациями юристов и т.п., однако эта безусловно положительная деятельность осуществляется бессистемно, носит в основном информационный, а не правовоспитательный характер.

Представляется целесообразным, принимая во внимание великую публичную значимость СМИ, ввести для системы СМИ специальную государственную возмездную (т. е. с финансированием за счет бюджета) «повинность» обязательного выделения специально отведенного времени на теле - и радиоканалах, специальных рубрик в газетах, журналах для осуществления специально уполномоченными должностными лицами работы по формированию правосознания и правовой культуры российского населения.

5. Одновременно требуется разработка эффективных программ и приемов по проведению этой правовоспитательной работы с использованием лучших достижений педагогических, психологических, юридических и иных наук, позволяющих возбудить у населения интерес, понимание и стремление к правовым знаниям и к овладению правовой культурой.

При этом разрабатываемые программы при единстве конструктивной основы должны учитывать особенности правосознания и правовой культуры конкретного региона, т. е. обеспечивать дифференцированный подход в рамках единой методики правового воспитания.

Наконец, программы должны строиться на задействовании мотивационного механизма людей, основой которого является не только логическое осмысление информации, но и эмоциональное восприятие ее. Например, разъясняя технологию судебной защиты, целесообразно каждый ее элемент иллюстрировать ярким и запоминающимся примером. И если, к примеру, слушатель получит иллюстрацию примером проигранного в суде миллиона рублей из-за одного судебно - процессуального нарушения, то он поймет и глубоко запомнит на фоне этой ошибки данное процессуальное правило.

Однако научные исследования в этой сфере также не дают четких, конкретных и эффективных рекомендаций по правовой мотивации и способов работы с этим таинственным психологическим феноменом. Практические же работники не торопятся помогать ученым в этой сфере, и в научном плане вскрывается еще один весьма большой пробел, нуждающийся в срочном восполнении.

Суммируя вышеизложенное, можно сформулировать следующие окончательные выводы:

Является судьбоносной для страны проблема обеспечения законности, которая остается не решенной до сих пор, несмотря на наличие необходимых правовых средств;

Хотя действующее законодательство России в целом выглядит удовлетворительным, но до сих пор оно не систематизировано в Свод законов РФ, чем снижаются возможности решения проблем с законностью;

В законодательстве не сформулировано критериев законности, которые представляется целесообразным выразить в трех основных требованиях: точности, всеобщности и единообразия при исполнении законов;

Россия, как правовое государство, нуждается в особой идеологии формирования правосознаний и правовой культуры, которая не выработана до сих пор;

Обеспечение законности невозможно без формирования надлежащего правосознания и правовой культуры населения;

Необходима специальная государственная функция - формирование идеологии правового государства, правосознания и правовой культуры населения, через которые может быть достигнут необходимый уровень законности в стране;

Необходима единая эффективная программа правовоспитательной работы населения при дифференцированном подходе к местным условиям и особенностям регионов России;

Необходимы правовые рычаги использования СМИ в реализации этой программы и стимулирования привлечения к данной работе наиболее способных специалистов, без которых невозможна реализация правовоспитательных программ.

Список литературы

Конституция Российской Федерации 1993 года.

Конституция СССР 1977 года.

Гражданский кодекс РФ.

Федеральный закон РФ «Об оперативно-розыскной деятельности».

Федеральный закон РФ «О прокуратуре Российской Федерации».

Федеральный закон РФ «О судебной системе Российской Федерации».

Федеральный закон РФ «О Правительстве Российской Федерации».

Указ Президента РФ от 6 февраля 1995 года № 94 «О подготовке к изданию Свода законов Российской Федерации».

Указ Президента РФ от 14 февраля 1998 года № 170 ( в редакции от 19 ноября 2003 года № 1365) «О мерах по повышению эффективности работы, связанной с формированием Свода законов Российской Федерации»

А.Н. Сюткин,

Вятский социально-экономический институт

г. Киров

ВЛИЯНИЕ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ НА ДУХОВНОЕ РАЗВИТИЕ РОССИЙСКОГО ОБЩЕСТВА

«Провал»     - характеристика идейно-духовного состояния русской нации. Национализм или обновленная вера - взаимоисключающие варианты русской национальной идеи.

Внешняя      покорность и внутренняя агрессивность - менталитет русского народа, имеющий исторические корни и определяемый в том числе и религиозными представлениями. Русская православная церковь - важный элемент, определяющий мировоззрение русских.

3 .Исторические условия возникновения христианства как религии угнетенных и униженных римлянами евреев. Новое видение личности Иисуса в свете последних разработок историков и независимых теологов. Дискуссия о том, где (в Индии?) провел Иисус «неизвестные» 18 лет жизни. Возможно ли воспринимать его не как сына Бога, но как человека, стремившегося к совершенству и максимально возможному взаимодействию с силами природы. Имеет ли православие иудейские языческие корни?

Православие          - наиболее театрализованный вид христианства. История его проникновения в Киевскую Русь. Конкуренция исконных верований русских и православия в 10 веке. Языческая реформа Владимира 980 года и его стремление избавиться от навязчивой религиозной опеки Византии.

Сохранение элементов языческих верований русских в наши дни - РПЦ называет это «суевериями». РПЦ - элемент внутренней политики государства, как в дореволюционной России, так и в современной. Страх руководства РПЦ перед конкуренцией с другими религиозными верованиями. Протекционизм государства в отношении РПЦ. Дискуссии о введении обязательных для изучения предметов по истории религий (читай - РПЦ) в средних школах Неспособность РПЦ выступить в качестве носителя национальной идеи в стране с достаточно образованным и развитым населением.

Необходимость      обращения к Богу и взаимодействия с ним - один из инстинктов человека. «Женский» характер РПЦ. Альтернативные РПЦ виды верований, как традиционные, так и новейшие, сочетающие в себе теологические и научные представления о Боге.

ВЫВОД. Православие — течение христианства, адаптированное для нужд русского государства, является искусственным для России и не всегда способно должным образом выполнять поставленные перед ним задачи.

Список литературы

История религий // под ред. Д.П.Ш. де ля Соссей. - М, РФМ, 1996.

Рыбаков Б.А. Язычество древней Руси. - М.: Наука, 1988.

Шмит Э.Э. Евангелие от Пилата. - М.: ACT, 2003.

Мень А.В. История религий. - М: Форум, 1997.

О.Н. Ордина,

Вятский социально-экономический институт

г. Киров

К. ЛЕОНТЬЕВ: ПОИСК ДУХОВНОГО СОВЕРШЕНСТВА

В лице К. Леонтьева русская культура XIX века обрела мыслителя, который высказался за независимое и творческое православие, за право личности иметь собственное мнение о догматах церкви, об иерархии нравственных ценностей христианства. Это право Леонтьев отстоял своей повседневной жизнью, в которой православие стало личным подвигом, обрело опосредованный опытом свободного философствования эсхатологический оттенок. Причастный в молодости к дипломатической службе, он был совершенно холоден и равнодушен к вере в Бога, но после чудесного исцеления от холеры дал обет уйти в монахи, духовно возродившись под влиянием бесед с Афонским старцем Иеронимом. Познакомившись в 1874 году со старцем Амвросием, Константин Николаевич Леонтьев стал его духовным сыном. В 1887 году К. Леонтьев вышел в отставку и вместе с женой поселился в домике, расположенном близ стен Оптиной пустыни. 3 февраля 1888 года Леонтьев из Оптиной пустыни писал А. Фету: «Мне здесь живется очень хорошо» (1, с.340). В Оптиной пустыни с ее знаменитыми старцами Леонтьев обрел мир в душе, забывая мир внешний. В оптинской аскетике он искал твердые, правильные и праведные формы для своей натуры. Старец Амвросий благословил его на продолжение литературной деятельности и после смерти о. Климента Зедергольма стал его постоянным духовным руководителем. Как и афонские старцы, Амвросий не советовал Леонтьеву идти в монастырь, считая, что писатель еще не созрел для иноческого подвига. Даже в условиях уже формально завершившегося отхода от мира старец Амвросий не счел возможным окончательно закрыть Леонтьеву писательский путь. Священник Кирилл Зайцев писал: «Старцам, только старцам обязаны мы тем, что не только не оборвалась литературная деятельность Леонтьева с момента его духовного перелома, а, напротив, вошла в период своего полного цветения» (2, с.210). Константин Николаевич оставил необычное свидетельство об уме знаменитого старца: «Это удивительно тонкий ум, и именно в практическом направлении, а не в собственно-мыслительном. Мудрость, скажу просто - даже ловкость батюшки о. Амвросия изумительны и в способе духовного руководства, и в хозяйственных делах...» (1, с. 308­309).

Перед нами единственный в истории литературы пример длительного светского писательства, духовно окормляемого высоким, непререкаемым церковным авторитетом. Можно ли все, что вышло из - под пера Леонтьева во время духовного подчинения старцам, считать бесспорным выражением православной мысли? Само писательство Леонтьева в глазах старцев было не орудием православной пропаганды, а было средством личного спасения его самого, было искусом, им проходимым, делом жизни, в котором осознавала себя его ищущая спасения душа. С другой стороны, несомненно и то, что направленность воли, находящая свое выражение в писательстве Леонтьева, признавалась старцами правильной и встречала их полное и одобрение, и даже ободрение. В подвиге литературного творчества Леонтьев не просто искал, а и достигал личного спасения, окормляемый афонскими и оптинскими старцами. Поэтому в литературном наследии Леонтьева присутствует положительный с точки зрения истины православия заряд. В частности, в Оптиной написаны критические работы «Анализ, стиль, веяние», «Записки отшельника», «Тургенев в Москве». Старцы одобряли также и внутренний духовный путь К. Леонтьева, считали его истинно православным. В августе 1891 г. он принял тайный постриг и с благословения старца Амвросия переехал в Троице-Сергиеву Лавру. Прощаясь, о. Амвросий сказал: «Скоро увидимся». Этим он предсказал и себе, и Леонтьеву скорую смерть.

Православие для Леонтьева - авторитет абсолютного значения и единственный путь спасения. Но при этом Леонтьев сохранял внутреннюю независимость духа от взглядов оптинских старцев. В одной из своих статей он писал: «Даже и при полнейшей готовности подчинить мою личную жизнь воле избранного «духовного» старца, ум мой (я) оставлю свободным и свободно мыслящим в пределах известного мне и другим общеправославного догмата и предания» (2, с.576). Для чего же К. Леонтьев отстаивал независимость мысли от тех авторитетов, которые он считал абсолютными, - от Церкви, от оптинских старцев? Конечно, не во имя каких-то либеральных принципов, а для борьбы за независимую, сильную Церковь, активную в плане историческом, а не только в плане духовном. Константин Николаевич писал А. Александрову 20 сентября 1890 г. о том, что монахи не учитывают, «какую историческую великую роль играет в XIX веке в России Оптина Пустынь и как важно для мирян ее идеальное влияние... Они все не ясно понимают, что кругом них на свете теперь делается; а живут мыслью все «по старинной простоте» (1, с.511). Ему хотелось, чтобы монахи осознали историческое значение монастыря.

Итак, Леонтьев признавал и утверждал абсолютный авторитет православной Церкви, но сохранял за собой право иметь свое особое мнение и о своем историческом призвании, и о догматах, которые, оставаясь неизменными, могут в будущем развиваться. Старец Амвросий указывал Леонтьеву вертикальный путь спасения, а по горизонтали истории писатель видел лучше и дальше, чем современные ему монахи, архиереи, богословы. Существенно то, что Леонтьев любил православную Церковь не за одно только византийское благолепие. Спасение души под руководством старца - вот что крепче всего связывало его с православием.

Старец Амвросий, один из великих старцев Оптиной пустыни, сердцевидец, прозорливец, хорошо понимал Константина Николаевича, но едва ли выделял его из числа других многочисленных постоянных посетителей. У него была своя духовная мерка для каждого человека, и ему, несомненно, в голову не приходило как-то использовать писательское перо Леонтьева для «пропаганды» оптинских идей, хотя сам мыслитель очень к этому стремился. Для старца Амвросия не было различия между вернувшимся в Церковь выдающимся писателем и женщиной, которая просила научить ее ходить за индюшками. Если было различие, то не социальное, а духовное: старец знал, чья душа чище, возвышенней, совершенней, но он об этом никому не говорил. Старец знал, что Леонтьеву очень трудно жить в Церкви, но он знал и то, что у его духовного сына была добрая воля к преодолению страстей. Старец Амвросий, знавший Константина Николаевича, много от своего духовного сына не требовал, а понимал его и любил. Старец не забывал о данном Леонтьевым обещании постричься, но не торопил его и допускал для него разные послабления в исполнении обрядов. Так, Константин Николаевич иногда выслушивал всеношную, сидя в креслах. Старец понемногу отучал его от мясоедения, но не от курения. Леонтьев говорил ему, что не может писать без папирос, и эта «слабость» извинялась. Отец Амвросий всегда советовал лечиться, ибо тело было создано прежде души, и именно поэтому о нем нужно заботиться в первую очередь. Судя по леонтьевским письмам, старец верно угадывал скрытые истинные желания своего духовного сына. Ю. Иваск в своем исследовании о жизни и творчестве Леонтьева указывает, что в 1891 г. о. Амвросий советовал ему поменьше писать, разве что для уплаты долгов, и мы знаем, что в то время Леонтьеву надоело заниматься литературным трудом (2, с.578).

Наперекор общей тенденции к позитивному упрощению всех проблем, к прагматическому «снижению» смысла философских построений, Леонтьев неизменно апеллировал к глубокому духовному, мистическому смыслу жизни и культуры. По мнению И. Евлампиева, «демократической простоте материального прогресса он противопоставлял иерархическую сложность вечного духовного бытия, в котором и заключено главное для человека. Взаимосвязь человеческой личности с этим бытием и стала важнейшей темой для философов нового поколения» (3, с. 176).

Ключ к идейной диалектике Леонтьева надо искать в его антропологии, которая находится в оппозиции к пониманию человека в секулярной идеологии. Он восставал против «антрополатрии» - «новой веры в земного человека и в земное человечество, в идеальное, самостоятельное, автономическое достоинство лица... того индивидуализма, того обожания прав и достоинств человека, которое воцарилось в Европе с конца XVIII века» (3, т.8, с. 160). «Европейская мысль теперь поклоняется человеку потому только, что он - человек» (3, т.7, с. 132). Леонтьев считал, что для такого возвеличивания человека нет ни эмпирических, ни метафизических данных. «Наивный и покорный авторитетам человек оказывается, при строгой поверке, ближе к истине, чем самоуверенный и заносчивый человек», - полагал Леонтьев (3, т. 5, с.237). Данная мысль выражает решительную оппозицию Леонтьева антропоцентризму, который глубоко связан с системой секуляризма и который так силен именно в русской мысли, в русской душе. Неверие в человека, в человеческий разум, в современную культуру связано у Леонтьева с тем, что он в своей собственной жизни пережил действие «таинственных и непонятных» сил. Любимой темой Леонтьева становится признание «невидимых сил, таинственных и сверхчеловеческих» (3, т.6, с. 121). Леонтьев критиковал западную цивилизацию и западную культуру. В стремлении к материальному благополучию и всеобщему земному благоденствию он усматривал забвение религиозных, мистических основ нашего бытия и извращение подлинных целей человеческой жизни.

Леонтьев ставил вопрос о спасении души потому, что это самое главное, чему учил его старец Амвросий. Именно для этого поселился писатель в Оптиной пустыни. Амвросий говорил о том, что начало спасения - страх Божий, потому что, проникнув в сердце человеческое, страх Божий пробуждает человека от греховного сна и вселяет стремление жить по заповедям Божиим. «Советую Вам, - писал о. Амвросий, - держаться страха Божия и хранения своей совести, так как это более всего содействует христианину удержаться на настоящем пути» (5, с.94). Страх Божий изгоняет гордыню, а потому необходим тем, кто совершает внешние добрые дела. В душах святых страх преображается в сознание полной и светлой преданности Богу. Такой страх не изгоняется никакой самой совершенною любовью и достигается на самых вершинах подвижничества. «В любви нет страха, но совершенная любовь вон изгоняет страх» (I Послание Иоанна, 4,18).

Самоспасение Леонтьев определял как «трансцендентальный эгоизм», который не всегда оборачивается самозамыканием. Старец, по его словам, тоже думает о спасении, «а сколько спас... и меня». Вероятно, отец Амвросий говорил с Леонтьевым и о страхе Божием, без которого нет спасения, а также и о неизбежном конце мира. Но, несомненно, не только об этом. Судя по его поучениям и отзывам о нем, старец жил не одним страхом Божиим, а любовью к Богу и к человеку.

Константин Николаевич плохо знал Священное Писание, что, однако, не мешало ему очень произвольно истолковывать Новый Завет. Он подчеркивал в Евангелии то, что ему особенно нравилось: так, он постоянно выискивал там тексты о страхе Божием и о конце мира, чего старец, постигший дух евангельской истины, никогда не делал. Старца мало занимал вопрос о том, по каким леонтьевским рецептам следует лечить Россию, «замораживанием», т.е. реакцией, или же «переливанием крови в социалистической монархии...». Старец понимал жизнь, понимал людей, соприкасался с вечностью, но был вне политики, вне истории. Не заботясь о политических судьбах мира, он, однако, оказывал влияние на мир, на паломников, приезжавших к нему со всех концов России.

В деле спасения души для Леонтьева важно сначала приобрести «смирение», т.е. «добровольное уничижение о Господе». «Многие праведники предпочитали удаление в пустыню деятельной любви; там они молились Богу сперва за свою душу, а потом за других людей; многие это делали потому, что ... находили, что покаяние и молитва, т.е. страх и своего рода унижение, вернее, чем претензия мирского незлобия...». (6, 324). Еще в марте 1879 г. из Оптиной пустыни Леонтьев писал Вс. Соловьеву: «любы есть плод», а начало христианской премудрости есть страх Божий... Я смею думать, что проповедь бесстрашной любви есть не что иное, как бессознательная подготовка имманентной религии, антитрансцендентальной, т.е. антихристианской, т.е. Царства Антихриста...» (1, с.230-231). Страх и «смирение» ведут, по мнению Леонтьева, к послушанию и к Богу. А венцом, итогом этого пути является Любовь. «Страх же доступен всякому: и сильному и слабому, - страх греха, страх наказания и здесь, и там, за могилой... Кто боится, тот смиряется; кто смиряется, тот ищет власти над собой... он начинает любить эту власть духовную, мистически оправданную пред умом его...».(6, 332). 22 сентября 1889 года Леонтьев в письме к Н. Наумову писал: «Истинный христианин при ... смирении (то есть сознании и понимании грехов) совершенно покоен» (1, с.380). На основании вышеизложенного Леонтьев делал вывод, что согласно святоотеческому учению «начало премудрости есть страх Божий». Любовь, которая не сопровождается страхом перед ним (или смирением), любовь без смирения и страха - не христианская, несмотря на всю свою видимую привлекательность и практическую пользу. Он считал: «Та любовь к людям, которая не сопровождается страхом перед Богом, не зиждется на Нем, - такая любовь не есть чисто христианская» (4, т.8, с. 159). Без страха Божия любовь к людям теряет свой глубокий источник, легко превращается в сентиментальность, в поверхностную жалость. Эта «естественная доброта - субъективна, часто ограниченна, потому только та любовь к людям, которая питается из религиозного родника, ценна и глубока - и доступна даже черствым натурам, если они живут верой в

Бога» (4, т.8, с. 179). Леонтьев критиковал Достоевского за то, что, говоря о любви, он забывал о страхе перед Богом.

Очень важно, по Леонтьеву, различать любовь моральную и любовь эстетическую. Первая есть подлинное милосердие, а вторая - просто «восхищение». Эстетическая любовь - это своевольная, скрыто гордая и тщеславная, исходящая не из учения Церкви, а от «антрополатрии», новой веры в земного человека и в земное человечество. Любовь без страха и смирения, по мнению Леонтьева, - одно из проявлений индивидуализма, который преобладал в Европе с конца XVIII века и уничтожил в людях веру в нечто высшее, который привел к потере веры в Бога и святость Церкви. «Любовь к человечеству самовольная, чисто утилитарная, ничем не сдержанная и не направленная есть односторонность и ложь», - писал он (6, с.332).

Леонтьев в своих выводах опирался на святоотеческое учение, вдумывался в ход мысли Исаака Сирина: «Многая простота есть удобопревратна: страха убо потребно есть человеческому естетсву, да пределы послушания еже к Богу сохранит. Любы же яже ко Богу подвижет к вожделению делания добродетелей и тою восхищается к делам добродетели. Духовный разум вторый есть естеством делания добродетелей. Предваряет же обоя страх и любы. И паки предваряет любовь страх» (7, с.27). Эта простая, «односторонне-своевольная», гордо - болезненная любовь к человечеству может довести до забвения всех других сторон христианского учения, даже до ненависти к ним - к покорности, к смирению, к страху, к воздержанию: «Вот как «удобопревратна» простота этой любви, не нуждающейся ни в страхе, ни в смирении. Такая любовь хотя нередко и ведет свое начало от привычек христианской мысли, но приводит на пути своем к самым антихристианским результатам» (6, с.333).

Леонтьев различал «любовь к ближнему» и «любовь к дальнему» (к человечеству вообще). Первая касается реального живого человека, а не «собирательного и отвлеченного человечества» с его «многообразными и противоречивыми потребностями и желаниями» (4, т.8, с.207). Первую любовь (к человеку) Леонтьев защищал, вторую (к человечеству) высмеивал за ее надуманность и неправду, за непонимание «непоправимого трагизма жизни». Однако и в отношении любви к «ближнему» Леонтьеву чужда всякая «близорукая сентиментальность». Он, как и Достоевский, считал страдание неизбежным и очень часто целительным моментом в жизни. Писатель едко высмеивал то «утешительное ребячество», которое успокаивает себя в благодушном оптимизме, он звал обратиться к «суровому и печальному пессимизму, к мужественному смирению перед неисправимостью земной жизни» (4, т.8, с. 189), отвергал «безумную религию эвдемонизма» (4, т.5, с.251).

Для Леонтьева любовь к дальнему (лежащая в основе всего европейского гуманизма с его идеалом всеобщего благополучия) есть мечтательное восхищение перед «идеей человека вообще», ни к чему не обязывающее и ни к чему не зовущее поклонение человечеству. В нем нет добра, но много пылкости, переходящей в революционизм, Леонтьев очень глубоко почувствовал мечтательность в идеале всеобщего благополучия. Никакой подлинно моральной ценности в этом идеале он не видел. В гуманизме нового времени он чувствовал «психологизм», сентиментальность. Сам же он ощущал «потребность более строгой морали». Внутренняя суровость, присущая Леонтьеву после его религиозного перелома, определена пониманием, что в моральном сознании нового времени скрыто много подлинной (хотя и «изящной») безнравственности. «Крикливый гуманизм» нового времени есть простое порождение религиозного и историософического имманентизма (замысла «быть добрым без помощи Божией»),

Леонтьев полагал, что в своей высшей форме христианская любовь никому не доступна, кроме святых. «Высшие плоды веры, - писал он, - например, постоянное, почти ежеминутное расположение любить ближнего, - или никому не доступны, или доступны очень немногим: одним - по особого рода благодати прекрасной натуры, другим - вследствие многолетней молитвенной борьбы с дурными наклонностями» (6, с.332).

Современность, заполненная заботами о том, как на земле устроить жизнь, отрывающая дух от мыслей о вечной жизни, стала чужда Леонтьеву прежде всего религиозно. Эта идея, как известно, в дальнейшем станет предметом глубоких размышлений и исследований в философии русского религиозного возрождения. В «Автобиографии» Леонтьев говорил, что лишь идея образа Божия может примирить нас с пошлостью «множества прозаических, неумных, тошных людей». Это значит, что в свете религиозном еще резче и болезненнее выступает эстетическая мизерность человека. В антропологии Леонтьева мы видим борьбу религиозного понимания человека с тем обыденным, секулярным пониманием, которое не ищет высоких задач для человека, не измеряет его ценности в свете вечной жизни, а просто поклоняется человеку вне его отношения к идеалу.

Перед К. Леонтьевым стал образ мещанства как последний результат либерально-эгалитарного процесса, которым захвачена Европа. Мыслитель почувствовал сначала эстетическую, а потом и религиозную ненависть к «прогрессу», который ведет к царству мещанства. Он возненавидел свободу и равенство как главные, по его мнению, орудия мещанского царства. Он писал: «Вообразим себе нынешнюю Швейцарию и нынешнюю русскую губернию... В русских губерниях еще возможны и в наше время и отец Амвросий, и какой-нибудь блестящий воин... В

Швейцарии же на такое почти население морали средней наверное больше, но зато ни о. Амвросия, ... ни Толстой уже невозможны» (8, с.39). Нелепая и мелкая мечта о земном благоденствии противоречит всему: и эстетическим идеалам, и религиозным верованиям, и нравственным понятиям, и науке. Человеку нужен опыт, и он на опыте убедится, что «прогресс равномерного счастья» невозможен и что он лишь готовит почву для нового неравенства и новых страданий. Для Леонтьева земное благоденствие, как царство равномерной свободы и всеобщей человеческой правды на земле, невозможно. Божественная истина Евангелия обещала не земную правду, не юридическую свободу, а только нравственную, духовную свободу.

Эвдемонизму, понятому как (ложная) «вера в то, что человечество должно достичь тихого, всеобщего блаженства на этой земле» (6, с.28), он противопоставил радикальный христианский аскетизм, как единственно верную форму отношения к миру и к своей жизни. Идеалом человеческого бытия для него было монашество. В монашеской жизни с наибольшей полнотой реализуются все главные позитивные цели жизни, поэтому каждый человек должен не только уважать монахов за их святость, но и понимать, что различие между монахом и правоверным мирянином носит только количественный характер. «Монах, в сущности, - все тот же православный христианин, как и не монах, только поставленный в особые, благоприятные для строгой жизни условия; и мирянин верующий. В сущности, - все тот же аскет, только с большею свободой» (6, с. 189).

Сильно было у Леонтьева чувство покаяния. Он считал себя грешным человеком, вспоминал все свои грехи и каялся в них. В записке «Где разыскивать мои сочинения после моей смерти?», написанной в 1882 г. и пополненной в 1890 г., т.е. за год до смерти автора, мы находим отзыв на повесть «Исповедь мужа», одну из ранних работ писателя: «В высшей степени безнравственное, чувственное, языческое, дьявольское сочинение, тонко развратное, ничего христианского в себе не имеющее... я бы просил в этом чистом виде ее не печатать: грех! и грех великий!» (9, с.212). «Исповедь мужа» была ориентирована изначально на «высокое обожествление плотской любви», против «переживаний» морали XIX в. (9, с.45). Автор отмежевался от своего творения, иначе написание этого произведения легло бы тяжелым грехом на душу писателя.

5 февраля 1888 года из Оптиной пустыни Леонтьев писал А. Алексан-дрову: «Аскетические писатели различают в деле греховной борьбы несколько степеней: 1.Прилог; 2.Сосложение и т.д. до настоящей страсти. Первый прилог не от нас, он от дьявола; человеку набожному встречается молодая женщина, он обратил внимание на ее красоту (прилог). Начинает он думать, с услаждением останавливается на этом, мечтает - это сосложение. Незнающему - простительно, знающий должен сделать усилие ума и воли, молитвой или другим занятием отогнать прилог этой мысли и т.д. Тогда он прав (хотя все-таки не безгрешен)... То, что я сказал о женщинах (о блуде), приложимо и к гневному движению, и к зависти, и к корысти, и ко всем грехам. Писано по благословению Оптинского старца Амвросия» (1, с.348). В письме от 14 мая 1891 г. к К. Губастову находим: «Должно по-христиански считать себя во всем грешным, ибо зародыши всякой «скверны» есть во всех... Сам старец за многое корил меня строго» (1, с.571).

Леонтьев - художник слова и один из выдающихся русских мыслителей, о чем свидетельствует его глубокое понимание современной ему жизни и ее проблем. Наперекор общей тенденции к позитивному упрощению всех проблем Леонтьев неизменно апеллировал к глубокому, духовному смыслу жизни и культуры. Являясь эстетом, он понимал все явления пошлости и измельчания, как симптомы конца и увядания культуры. В своем творчестве он отстаивал греко-российское православие, утверждая, что сущность русского православия ничем не отличается от византийского.

Итак, православие было для Леонтьева личным подвигом, совершаемым постоянно в повседневной жизни посредством усмирения страстей, тщеславной гордости своего ума, поэтому он так нуждался в духовной поддержке со стороны старца. Православие помогало ему творить самого себя, свою личность, свое миросозерцание и мировоззрение.

В деле спасения для Леонтьева было важно приобретение смирения, любви и духовной свободы. Он считал, что страх Божий пробуждает человека от греховного сна, наставляет на праведный путь. Согласно Леонтьеву, любовь без смирения и страха Божия не есть любовь христианская, несмотря на привлекательность, искренность порывов и практическую пользу.

Леонтьев религиозно верил в положительную силу христианства, в узко монашеском смысле личного спасения. В монашеской аскетике он искал пути к праведности. Леонтьев считал, что жизнь монахов облагорожена духовным смыслом, т.к. она направлена на развитие и утверждение духовности, святости, подвижничества. В византийском православии он видел единственное противоядие эвдемоническому прогрессу.

Со всей строгостью и силой своего ума Леонтьев выступил против новой веры - эвдемонизма, разоблачая его несостоятельность и гибельный характер для человека и человечества. Стремление к материальному благополучию и довольству парализует духовные потребности и устремления человека, отвращает его от Бога, обрекая его на бездарное прозябание и духовное умирание.

Список литературы

Леонтьев К.Н. Избранные письма, 1854-1891 / публ., предисл. и коммент. Д. Соловьева. Вступит. Ст. С. Носова. - СПб: Пушкинский дом, 1993.

Константин Леонтьев. Pro et contra. Книга 2 / сост. А.П. Козырев и А.А. Корольков. - СПб.: Изд. Русского Христианского гуманитарного института, 1995. (Руссский путь).

Евлампиев И.И. История русской философии. - М.: Высшая школа, 2002.

Леонтьев К.Н. Сочинения в 9-и томах. - Т. 5-8. - М., 1913-1914.

Собрание писем оптинского старца иеросхимонаха Амвросия к монашествующим. - Вып. 1,- Сергиев Посад, 1908.

Леонтьев К.Н. Восток, Россия и Славянство: Философия и политическая публицистика. Духовная проза (1872-1891) / общ. ред., сост. и коммент. Г.Б. Кремнева; вступит ст. и коммент. В.И. Косика. - М.: Республика, 1996.

Сирин Исаак, св. авва. Слова подвижнические. - М.: Православное издательство, 1993.

89. Леонтьев К.Н. О Владимире Соловьеве и эстетике жизни. - М., 1912.

Сумбатян М.Б. Грех и покаяние Константина Леонтьева // Русская литература XIX века и христианство. - Издательство Московского Университета, 1997. - С. 211-217.

Н.Е. Камионко,

Омский государственный университет

г. Омск

ГИМН КАК ФАКТОР СОЦИОКУЛЬТУРНОЙ КОММУНИКАЦИИ

Соотнесение с идеей государства, и как формы социальной организации, и как некоторой территории, имеющей свою историю, судьбу, а также ощущение себя его частью возможно в различных ситуациях, одной из которых является звучание государственного гимна.

Гимн предстает формой геральдики (понимаемой нами в широком смысле), которая, существуя во времени, указывает на государство, его мощь, его народ, граждан, то есть людей, объединенных общей исторической судьбой.

Важен не только и не столько гимн сам по себе. Значимым и продуктивным он оказывается в своего рода чрезвычайные (уникальные) моменты, будь то мероприятия на государственном уровне, спортивные победы, ситуации смены дат и так далее. Зачастую он существует и воспринимается как своего рода указание на такие события (как уже пережитые, так и только возможные), является способом единения как всех непосредственно слушающих его, так и тех, кто его когда-либо слышал или еще услышит. Не музыка сама по себе, а то место, которое ей отведено культурой в социальных отношениях, несет в себе едва ли ни мистическое напряжение, когда наряду с внешним «застыванием» времени (выражаемым в бездеятельности в период слушания/звучания) налицо «уплотнение» времени, то есть смыкание прошлого, настоящего и будущего, их личностное, взаимосвязанное переживание.

Существует целый ряд «параметров человеческих потребностей», которым должен отвечать государственный гимн, среди которых поддержание традиции, выделение из массы себе подобных, инстинкт солидарности и чувство принадлежности к определенной группе людей, потребность в участии, ласке, чувство безопасности и т.д. [1]. Гимн самим фактом звучания сообщает многое о стране, которую представляет, причем адресатами такого послания становятся не только «внутригосударственные слушатели», но и «слушатели заграничные», для которых такое соприкосновение также информативно. Ну а как еще возможно продемонстрировать собственную культуру поведения представителям других государств, как ни трепетным, подчеркнуто уважительным отношением к символам своей страны?

Тем важнее для России уделить особое внимание месту государственной символики в современной культуре, ведь такие простые, на первый взгляд, вещи способны сформировать отношение россиян к государству и Отечеству, помочь становлению восприятия истории и культуры страны, выступить мощным фактором сплочения нации.

Список литературы

1. Карасева М.В. Дипломатия на языке музыки: Государственный гимн как жанр мультикультурной коммуникации // Профессионалы за сотрудничество. Вып. 5. - М., 2002. - С. 196-206.

JL Долбякова, Е.В. Штрамель, С.Н.Толумбаева,

Оренбургский государственный университет

г. Оренбург

ПРОБЛЕМЫ ДУХОВНОГО ВОЗРОЖДЕНИЯ РОССИИ

Проблеме нравственности в России уже сто лет так не везет, что даже ее упоминание настораживает. Однако опасность нравственного беспредела так велика и так очевидна, что эту проблему надо решить немедленно. Успех этого решения заключается в поиске такой формы обсуждения, которая будет принята обществом. Положение, когда в стране никто никому не верит, когда всей стране не верят ни её союзники, ни противники, едва ли можно считать нормальным. Убеждать в пользе нравственности - это ломиться в открытую дверь. Нравственность есть, потому что люди острейшим образом реагируют на ложь, клевету, беззаконие в отношении их лично.

Жизненные ценности, в действительности, являются ценностями вторичными по отношению к первичным, высшим человеческим ценностям.

Именно высшие человеческие ценности привносят нравственность в желанную для граждан семью, безопасность, достаток, закон, мир, права человека. Они не "выпрыгивают" из большой кучи денег или ствола автомата - они порождаются согласованными стандартами личного и общественного поведения людей. За образом жизни стоит высшая ценность, которая дает силы делать невозможное. Никакие стандарты образа жизни, которые требуют для исполнения мощного внутреннего усилия, не могут обойтись без стремления к такой ценности, как любовь. Немногие знают, что только она "долго терпит, милосердствует, не завидует, не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не раздражается, не мыслит зла, всё покрывает, всему верит, всего надеется, все превозносит". Человек, так относящийся к другим людям, в состоянии преодолеть любые невзгоды. В практических интересах любого человека следовать этим заповедям.

Массы людей в России не верят никому и ничему, они считают, что весь мир враждебен им, что им в этом мире ничего не принадлежит. Поэтому они разрушают вокруг себя все, что могут. Ни сила, ни деньги не могут быть эффективны в управлении этой частью общества. Люди лишены веры, поэтому основные усилия общества и государства должны быть сосредоточены на возвращении людям веры, сила которой многократно превосходит власть денег и оружия. Не столь важно, какова вера того или иного гражданина России - важно, чтобы она была.

Из-за гуманитарного вакуума в области фундаментальных основ жизни в обществе распространяется понимание счастья как чувства высшего довольства чем-либо. Это надо понимать государству, чтобы оно раскрепостило своих граждан и дало возможность проявиться их лучшим качествам. В этом случае оно получит их массовую поддержку, и проблема восстановления нравственности исчезнет. Только тогда исчезнет угроза национальной безопасности.

О. Плаксина,

Вятский социально-экономический институт

г. Киров

THE VELIKORETSKIY RELIGIOUS PROCESSION - A WAY ТО THE SPIRITUAL REVIVAL OF RUSSIA

Today our Motherland is suffering a very complicated period of its historical development. It is a period of restoration the Russian church, its orthodox customs and traditions. All russian people need patience, unity and understanding at this period. Entering the third millennium they realize more and more the great spiritual heritage the roots of which lie deeply in the orthodox faith.

In 2000 our Vyatka land commemorated a great religious event - 600 anniversary of the Velikoretskiy religious procession , one of the most crowded and magnificant procession to the Velikoretskoye village with a miracle - working icon of Nickolay prelate. It was at this holy place on the bank of the Velikaya River, where the icon appeared in 1383.Thousands of people come to the Vyatka land from different cities and towns of Russia today to take part in this religious procession. They go to this holy place on the bank of the Velikaya River to build up their souls, to pray for dear people, for the Vyatka land, for Russia. This old tradition unites Russian people more closely, fills their hearts with love, beauty and truth, which is so necessary nowadays.

Fame came to this village from heaven, when in 1383 a peasant Agalakov of Krutitsy village discovered the appearing miraculously icon on the bank of the Velikaya River. Soon the icon began to cure: blind persons recovered their sight,paralysed persons stood up on their feet, sterile women gave a birth to children. The fame spread all over the Vyatka land.

In 1400 the inhabitants of Khlynov, the capital of the Vyatka land, wanted to retain the icon for themselves in Khlynov and promised to bring it to the place of appearance annually - the Velikoretskoye village. That is how the Velikoretskiy religious procession came into being about 600 years ago.

In 1555 the icon of the Miracle - worker made its first trip to Moscow. The Russian tsar Ivan the Terrible met the icon in the capital.

In 1614-1615 the icon made its second trip to the capital at the tsar Michail Fedorovich's Request. In 1668 on May 24 (according to the old style) the first Vyatka archbishop Alexander issued the edict about the celebration of the Velikoretskaya icon appearance. Since that time thousands of pilgrims gathered on the banks of the Velikaya River on May 24 (June 6) annually. They went there by boats, as the religious procession had the waterway at that time. The icon was delivered by a boat too. They say, that one drop of water under the boat's oar could cure a sick person from his

illness, so great was the power of the miraculous icon.

In 1778 the religious procession became a land one. Thousands of pilgrims took part in it. It was the most crowded and the most prolonged religious procession in the orthodox world. In 1917-1918 the political situation in Russia changed. Religious processions were prohibited, but pilgrims followed the ancient tradition and continued to go to the place of appearance of the miracle-working icon of Nickolay prelate. The Troitskiy Cathedral in Vyatka was the keeper of the ancient icon, but in 1935 the Cathedral was exploded and the icon disappeared completely. The pilgrimage to the Velikaya River was persecuted strictly, besides the special decree about its prohibition was issued. In 1960 the tree, where the icon of Nickolay prelate appeared, was cut in order to kill people's faith in God.

The celebration of 1000 anniveriary of Russia's Cristening was marked by the cardinal changes in the relations between the church and the state. And in 1990 the religious procession to the Velikaya River was completely revived.

In 2000 by the blessing of Moscow and Russian St. Patriarch Alexiy II the Velikoretskiy religious procession got the status of all Russian.

The religious procession lasts 6 days and covers the distance of 90 km: for 3 days the pilgrims go to the Velikaya River, for one day - they stay in the Velikoretskoye village and for 2 days they go back.On the first day there are morning church services in Seraphimovskiy,Uspenskiy,Troitskiy Cathedrals.

The Velikoretskiy religious procession starts from the St. Seraphimovskiy cathedral and goes across the villages: Makarievskoye, Bobinskoye, Zagarskoye, Monastyrskoye, Gorochovskoye and finally Velikoretskoye (90 kilometres).

On June 3, after the liturgy service in the St. Seraphimovskiy Cathedral the pilgrims go to the Uspenskiy Cathedral of the Triphonov Monastery for the church service with the water-sanctification. After that the Velikoretskiy religious procession goes to the St. Troitskiy Cathedral, then across several villages to the Bobinskoye village, where the pilgrims put up for the night.The covered distance on the first day is 15 kilometres.

On June 4, the religious procession goes from the Bobinskoye village across several villages to the Monastirskoye village, where the pilgrims put up for the night. The covered distance on the second day is 50 kilometres.

On June 5, the pilgrims go from the Monastirskoye village to the Velikoretskoye village. The covered distance on the third day is 25 kilometres.

The churchmen and the people of the Velikoretskoye village come to meet the pilgrims with their own religious procession. After the both processions meet they go to the St. Nickolskiy Cathedral for the church service and after that put up for the night in the Velikoretskoye village. Many pilgrims take part in the night service on the bank of the Velikaya River and confess their sins. The faith of the pilgrims in this holy place rewarded it with

a particular symbolity: the Velikaya River reminds the Jordan River, the hill climbing reminds the Golgofa mountain, the bank of the river reminds the Favor mountain. The naked roots of two large pines symbolise the hell, the rising up symbolise the Easter and the top of the hill symbolise the Ascension.

On June 6, there is a liturgy service on the bank of the Velikaya River and the morning service with the water sanctification of the holy spring. It's headed by the Vyatka and Slobodskoy archbishop Chrisanf. After the water sanctification people take a ritual bathing in the holy waters of the Velikaya River which is belived to cure them from illnesses.The icon of the Miracle - worker is transfered to the Spaso-Preobrazhenskaya church in the Velikoretskoye village, where it is kept till the leaving of the religious procession.

On June 7, the pilgrims leave the village and go back to Vyatka.

On June 8, the procession reaches the Seraphimovsky Cathedral in Vyatka, where there is a Thanksgiving service with Acathistos.

The procession has been to the Velikaya River and has gone from it. Everything is peaceful and quiet here again. Nobody is taking water from the holy spring, nobody is saying the prayers. But why do people come to this place every year? What makes them walk many kilometres a day for 6 days, bitten badly by mosquitoes and absolutely worn out? And why do they say when parting: "Oh, God, let us live till the next religious procession!" Those people who don't take part in the religious procession can't understand it. But those who do are sure that they go to save their soul and pray for dear people, for the Vyatka land, for Russia. The inner movement of their souls, their prayers help pilgrims to overcome all the difficulties. Even at the period of wild atheism everybody knew: till religious procession hasn't visited the Velikaya River, the weather wouldn't be warm in Vyatka. But the most important thing is that the pilgrims go to this sacred place to build up their souls, pray their sins, become better.

A professor Larry Holmes (South Alabama,USA) took part in the religious procession in 2002. That is what he says: "If the Americans saw the Velikoretskiy religious procession, they wouldn't understand many things: why is it necessary to get up at 2 o'clock at night and walk, why there are not any

food and drink shops on the way? But I'm happy that I'm taking part in this religious procession, I feel the unity of the Russians and I admire their faith."

A priest Andrei Kononov says: "When a person walks the distance of 90 kilometres, not alone, but together with other people, he feels close connection of times: I take part in this procession, my grandfather did and my greatgrandfather did."

A writer Viadimir Krupin writes: "No devils can overcome those roads and paths, those fields and forests which we, Russian people, can. People who think that they can do harm to Russia will always fail. We don't take part in meetings, but we take part in religious processions, we don't shout, but we pray. And there is nothing more powerful, than the orthodox prayer."

The religious procession is 600 years old. The enemies attacked, the systems changed, the churches were ruined and built again-the religious procession existed. The spiritual revival of Russia is impossible without Russian church, people's trust in God and their prayers. And the congition of Russia is impossible without touching its national sacred things. Velikoretskoye is a sacred place in a true sense of the world.

I'm sure that if all Russian people realize great power of religious processions to sacred places and take part in them, they'll become better, their life will change for better. And if every russian person prays for dear people, for his land, for Russia, our Motherland will enjoy its prosperity one day. Let God hear Russian people's prayers!

K.A. Кондакова,

Оренбургский государственный университет

г. Оренбург

ИДЕАЛЫ ЛЮБВИ В РОССИЙСКОМ ОБЩЕСТВЕ

Актуальной в современное время, на наш взгляд, является проблема отношений людей друг с другом, в особенности отношений мужчины и женщины. Любовь - это самое лучшее из созданного Богом. Самое высшее счастье в мире - это любить и быть любимым. Настоящую любовь нельзя заменить ни деньгами, ни славой, ни работой - ничем. Если посмотреть вокруг, то вряд ли увидишь так уж много людей, счастливых в любви. Хотя Бог каждому из нас дает в жизни шанс стать счастливым и обрести настоящую любовь.

Чувства людей в любой ситуации складываются исходя из их возрастного, экономического, образовательного, тендерного статуса и соответствующих им ценностей, идеалов, убеждений. Именно социальные нормы указывают человеку на то, каким образом себя вести и какие чувства испытывать.

В европейской культуре складываются любовь рыцарская и любовь романтическая. Исследования показывают, что идеалом отношений выступает рыцарская любовь. Сравнение связи чувства любви с браком, условий сохранения любви в браке и семье, критериев верности партнеров в образцах любви показывает, что в условиях нестабильной социальной ситуации современного российского общества рыцарская любовь делает отношения любящих более прочными с точки зрения разрушения их неблагоприятными факторами [1, 281]. Стереотипом поведения для людей молодого поколения также является и пример из их собственной жизни - пример их родителей. Молодые люди постараются перенести взаимоотношения родителей на свою личную жизнь, хотя не всегда подобный пример является положительным.

Девушка-подросток ориентируется на собственный выбор партнера и редко отказывается от него, если решила, что ей «кого-то нужно любить». Мнения родителей, друзей, знакомых почти не играют роли при выборе «предмета любви». У юношей отсутствует желание пожертвовать собой, отказаться от своих интересов ради любимой. По их мнению, их любовь и длительность отношений зависят от сексуальных желаний мужчины. Девушки рассматривают любовь как необходимое для жизни чувство, но тем не менее не считают любовь целью брака и семьи. [1, 286]. Очень много пар живет сейчас гражданским браком. Также следует отметить, что в современных условиях у женщины формируется чувство собственного достоинства, она стремится построить карьеру, заработать деньги, забывая иногда о детях, семье и об искренних чувствах. Хотя, возможно, это происходит от безысходности.

В заключение можно сказать, что умение любить - это великое искусство. Важно знать, что такое настоящая любовь. Это любовь, когда два человека могут переносить Друг друга безграничное количество времени. Влюбленные становятся как бы двумя половинками единого целого. И это не просто влюбленность, привычка друг к другу, а чувство уважения, поддержки и взаимопонимания.

Список литературы

1. Климова С.В. Идеалы и образцы любви в российском обществе // Социально - гуманитарные знания. - 2003 г.- №1.

Е.С. Галкина, Ж.М. Седракян,

Оренбургский государственный университет

г. Оренбург

ВОССТАНОВИТЬ В ЧЕЛОВЕКЕ ОБРАЗ БОЖИЙ - ВОТ ЗАДАЧА

ИСТИННОГО ОБРАЗОВАНИЯ

Каким путём пойдёт сегодня образование? Будет ли оно давать учащимся сумму обезличенных сиюминутных знаний и умений или займётся главным, к чему оно и призвано: восстановить образ Божий в человеке как в Его творении? От этого зависит судьба России в новом тысячелетии, её место среди народов. Каким мы хотим видеть наше общество завтра, довольны ли мы тем, каково оно сейчас? Современный мир, к сожалению, не обременяет себя поисками Божественной истины. Потеря правильных духовных ориентиров ввергла человечество в духовный кризис, который грозит нравственный распадом. Не обошла эта беда и нашу Россию, особенно её молодёжь. Учёные вынуждены констатировать: подрастающее поколение находится в опасности, да и всё российское общество озабочено духовным здоровьем наших детей и юношества. Статистика свидетельствует о демографическом кризисе, происходящем в нашем государстве. Не менее трагичен и кризис личности, порождающий кризис семьи. А результат вызывает тревогу: 4,5 млн. детей-сирот при живых родителях, общество одолевают страшные болезни: СПИД, наркомания, преступность. Наступило время, когда государство и Церкви необходимо объединиться и помогать тем, кто оступился и пал, и тем, кто ещё на пороге взрослой жизни. Возникла насущная потребность в переориентации подрастающего поколения на истинные духовные ценности. Наиболее плодотворно решаются эти вопросы через взаимосвязь властей: церковной и государственной. У каждой - свой путь, но не надо забывать: цель - общая. Правовое законодательство - прерогатива государства, а за Церковью - нравственное здоровье общества. В самые трудные для России времена именно Церковь всегда помогала и помогает государству. Программный документ Русской Православной Церкви «Основы социальной концепции», принятый Юбилейным Архиерейским Собором 2000 г., выражает церковную позицию по вопросу об образовании: «С православной точки зрения желательно, чтобы вся система образования была построена на религиозных началах и основана на христианских ценностях. Тем не менее Церковь, следуя многовековой традиции, уважает светскую школу и готова строить свои взаимоотношения с ней исходя из признания человеческой свободы. При этом Церковь считает недопустимым намеренное навязывание учащимся антирелигиозных и антихристианских идей, утверждение монополии 1 материалистического взгляда на мир» (Раздел 14. «Светские наука, культура, образование»). Церковь видит цель образования в формировании нравственно и интеллектуально целостной личности. Современная же система образования, наоборот, воспитывает человека, идущего «широким путём», который, по Евангелию, не ведёт в жизнь вечную. Последствия этих поистине богоборческих принципов мы в полной мере ощущаем уже сейчас. Не может существовать общество, состоящее из эгоистов, не может жить и развиваться культура, основанная на индивидуализме! Без поддержки Церкви, без православного духовенства, ведущего подрастающее поколение к святоотеческой вере, нет сегодня образования полного, подлинного. Ведь изначальный смысл слова «образование» - это восстановление в душе образа Божиего.

О.В. Челяпина,

Оренбургский государственный университет

г. Оренбург

СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПРОБЛЕМА В РОССИИ

Должна ли наша страна ориентироваться на Запад в вопросах культуры, воспитания и образования!?

Сегодня в нашей стране идут глубокие перемены - обновление содержания культуры, воспитания, образования. От воспитания зависит отношение человека к социуму и формированию многих личностных качеств человека. Каждый человек обязан заботиться о своем образовании и интеллектуальном развитии. Это его обязанность перед обществом и самим собой.

За последние десятилетия мировое положение России претерпело существенные изменения, и это в конечном счете создает хаос в стране. События, которые происходят в нашей стране, отражают объективную реальность сегодняшнего дня.

В бывшем Советском Союзе советский народ жил изолированно от Запада. Изолированность, слабые связи с развитыми западными странами не могли не привести страну к экономическому развалу, поэтому сегодня России как никогда нужны профессионалы - люди, владеющие научными знаниями, высокой общей культурой... Мы видим, как непросто, порой противоречиво разворачиваются в нашей стране процессы модернизации. Особенно тревожит тот факт, что по целому ряду вопросов наши руководители не могут добиться согласия. Не секрет, что, увлекаясь новыми подходами, новаторы не всегда четко понимают, что строят, на каком фундаменте, что хотят в результате получить.

Вот здесь и подумаешь о Западе! А почему бы не воспользоваться их опытом, их наработками? В этом деле должен быть сориентированный подход к внутренним особенностям нашего государства, его национальной характеристики.

Чем дольше Россия будет на распутье, тем труднее будет выйти из экономического кризиса. Амбиции (Россия - великая держава!) сегодня ни к чему. Так хочется, чтобы наше государство заботилось о своих гражданах, обеспечивая хорошей заработной платой и солидной пенсией, возможностью карьерного роста, достойной жизнью.

Нельзя так жить, как живем сегодня, когда-то и мы были великой державой, а сегодня, я считаю, не будет стыдно поучиться и у Запада. Материальное положение населения накладывает отпечаток на моральное состояние человека. Люди на сегодняшний день унижены. Смысл жизни человека должен быть в том, чтобы «семь раз упасть и

восемь подняться». Россия из великой державы превратилась в

государство, не вошедшее даже в тридцатку развитых стран.

Хочется надеяться, что Россия найдет силы подняться в очередной раз.

АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ПСИХОЛОГИИ

И ПЕДАГОГИКИ

Н.В. Булдакова,

Вятский социально-экономический институт

г. Киров

ПОДГОТОВКА БУДУЩИХ УЧИТЕЛЕЙ НАЧАЛЬНЫХ КЛАССОВ КАК ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ ПРОБЛЕМА

Общество на всех этапах своего исторического развития предъявляло высокие требования к специалистам в области образования, поскольку именно от них зависит образовательный уровень в целом, возможность создания условий для дальнейшего его развития. Конечно, эти требования каждый раз выражали специфические особенности той или иной эпохи. Общественно-экономические изменения, происходящие в нашей стране, обусловили потребность современного общества в педагогической деятельности нового качества. Педагогический процесс в школе обеспечивается деятельностью целостной личности учителя как главной фигуры и творца этого процесса, поэтому личностное развитие будущего учителя имеет для педагогики особую значимость. Отдельного внимания заслуживает разработка проблемы подготовки учителя начальных классов, т. к. он не только первым вводит учащихся в новую сферу деятельности - учебную, но и в числе первых закладывает основы познания мира, нравственности, целенаправленно ориентирует детей в социокультурных ценностях жизни. Прогнозируя личностное развитие ребёнка, учитель начальной школы закладывает основы мировоззрения учащихся, вырабатывает определённые стереотипы их отношения к миру, себе, обществу, знаниям, что в значительной мере определяет всю дальнейшую жизнь человека.

Динамизм развития общества обусловил создание новой системы образования, характеризующейся разнообразием типов школ, развитием педагогических систем, многообразием педагогических проектов и новых технологий воплощения педагогических идей. Поэтому созданы и функционируют научные школы по проблемам педагогического образования при педагогических вузах Москвы, Нижнего Новгорода, Волгограда, Омска, Барнаула, Белгорода, Курска, Ставрополя. Однако теоретический анализ свидетельствует о недостаточности разработки научных основ среднего профессионально-педагогического образования, что указывает на невнимание к подготовке будущих учителей начальных классов, т. к. в основном их подготовка осуществляется в педколледжах.

Совершенствование профессионально-педагогической подготовки студентов педколледжей предусматривает развитие не только профессиональной компетентности и педагогических способностей, но и личностно-профессиональной позиции у будущих учителей начальных классов. Данные требования нашли своё отражение в концепции общепедагогической подготовки студентов, разработанной учёными Е.А. Бондаревской, В.А. Сластёниным, Е.Н. Шияновым, включающей идеи фундаментализации, гуманизации и индивидуализации. Теория гуманизации образования, являющаяся основой данной концепции, позволяет нам, вслед за авторами, выделить основные компоненты профессиональных требований к современному учителю: ролевой компонент - качественные характеристики учителя (знания, умения, навыки) и личностный компонент, включающий в себя личностно- профессиональную позицию, гуманистическую направленность, систему ценностных ориентаций и убеждений, а также новое педагогическое мышление, подразумевающее педагогическое прогнозирование, проектирование, конструирование, целеполагание и др.

В российской педагогической науке O.JI. Базаровой, О.В. Журавлёвой, А.Н. Молодцовым, Л.Ф. Спириным и др. разработана концепция реорганизации системы педагогического образования будущего. Демонополизация образования привела к необходимости разработки и реализации новой модели учителя, так как на смену традиционной системе образования, которая в большинстве школ всё ещё имеет место быть, пришли новые образовательные модели (системы). Социально-коллективистская модель, ориентированная на типового массового учителя, всё более заменяется социально-личностной, то есть индивидуально-ориентированной моделью. Радикальный тип моделей отличается изменением форм, в которых реализуется образование, соответствующее изменениям в целях и содержании образования. В этих системах образование построено на основе общих интересов учеников и учителя по решению проблем, в конечном результате ориентированных на общечеловеческие идеалы. Но анализ образовательных процессов показал, что в целом доминирует так называемая «традиционная» начальная школа, в которой реализируются субъект-объектные отношения между учителем и учащимися; цели образования - предметные, связанные с формированием определённых программой знаний, умений и навыков; содержанием образования является чётко фиксированный учебный материал: содержание реализуется в отстранённых, обезличенных формах трансляции готовых знаний. Эта «традиционная» модель распространяется также и на обучение студентов в педагогических колледжах, что ещё раз указывает на необходимость совершенствования содержания обучения в них с целью подготовки более компетентных специалистов - учителей начальных классов.

Проблемой подготовки будущих учителей занимались многие учёные. Так, теоретические аспекты основ профессиональной готовности будущих учителей разработаны в исследованиях С.И. Архангельского, К.М. Дурай-Новаковой, Н.В. Кузьминой, М.М. Левиной, В.А. Сластёнина, А.И. Щербакова и др.; готовность личности к деятельности как совокупность её отношений к процессу, объекту, результату деятельности и себя как субъекту деятельности рассматривается в работах В.Н. Мясищева, Н.В. Кузьминой, А.В. Петровского и др. В частности, В.А. Петровский отмечает, что устойчивость профессиональной готовности личности зависит от степени осознания этих отношений личностью. При теоретическом обосновании содержания, структуры и функционирования профессиональной подготовки учителя В.А. Сластёнин определяет его готовность к профессиональной деятельности как «особое психическое состояние, как наличие у субъекта образа структуры определённого действия и постоянной направленности сознания на его выполнение» [8]. Учёные Э.А. Гришин, А.В. Запорожец, Б.Ф. Ломов, А.В. Петровский рассматривают профессиональную готовность как свойство личности, как совокупность профессиональных знаний, умений и навыков, которые обусловливают способность выполнения определённой деятельности на достаточно высоком уровне.

Каждая ступень и уровень общего и профессионального образования решают цель развития личности разными средствами, в разных формах, разными (соответствующими возрастным особенностям) способами. В настоящее время это приобретает особенно отчётливые черты не только в высшем, но и в среднем профессиональном образовании, готовящем выпускников и к самостоятельной профессиональной деятельности, и к продолжению своего образования в высшей школе. Подготовку специалиста в среднем профессиональном педагогическом заведении, в частности в колледже, по мнению В.Г. Чумаченко, сегодня отличает: усиление фундаментальной подготовки; усиление гуманитарной и социально-психологической подготовки; изменение соотношения теоретической и практической подготовки (увеличение доли теоретической подготовки); расширение содержания подготовки; усиление ориентации на овладение новыми информационными технологиями [9]. Как отмечается в сборнике нормативно-методических документов для образовательных учреждений среднего педагогического образования, выпускник должен обладать совокупностью знаний, умений, навыков, приобретённых в результате образования и обеспечивающих постановку и решение соответствующего класса профессиональных задач, возможность определённого вида деятельности в соответствии с присваиваемой квалификацией. Это характеризует систему подготовки современного специалиста в целом в условиях многоуровневого обучения (колледж-вуз).

Все задачи по полноценной подготовке специалиста в педколледже не могут быть решены одномоментно. Их решение требует поэтапного, градуированного подхода, причём должна быть учтена характеристика студентов, в нашем случае будущего учителя начальных классов, как субъекта познавательной деятельности.

Позиция Н.И. Мешкова по проблеме подготовки студентов педагогических учебных заведений заключается в следующем: информационно-рецептивная модель специалиста обучения доминирует в учебном процессе, нанося непоправимый ущерб развитию личности будущего учителя. Поэтому мы, разделяя его точку зрения, считаем, что особое внимание в процессе подготовки педагогических кадров необходимо уделить таким формам и методам обучения, которые позволяют студенту активно включаться в самостоятельный поиск и открытие нового, профессионально необходимого знания, прогнозирования своего личностного роста, чему способствует развитие прогностической способности у будущего педагога. Также автор, при рассмотрении модели педагогической подготовки, определил необходимость отражения ею вопросов, связанных с отбором, подготовкой и оценкой деятельности будущего учителя (в том числе и учителя начальных классов). В педагогической науке выделяют два подхода к построению моделей: один предполагает идти от профессии, другой - от личности. Однако автор замечает, и мы разделяем эту точку зрения, что отмеченные подходы не противоречат друг другу, а чаще всего пересекаются в процессе практики между собой.

На основе научного анализа современных направлений развития средне-специального образования учёными П.И. Пидкасистым, Н.В. Кузьминой, В.А. Сластёниным, Н.И. Мешковым, А.И. Щербаковым, C.JI. Зверевой, Н.А. Ряписовым и др. предлагаются концептуальные основы многоуровневой подготовки учителя начальных классов. В частности, некоторые подходы к концепции многоуровневой подготовки учителя начальных классов рассматривают C.JI. Зверева, Н.А. Ряписов. Авторы считают, что данные концептуальные основы призваны вскрыть основные проблемы, стоящие в настоящее время перед системой начального образования, тенденции их становления и развития, основные перспективы развития начальной школы и системы подготовки учителя начальных классов. Поддерживая мнение учёных, мы считаем, что большинство учителей начальных классов - ярко выраженные технологи, не обладающие собственным, субъективным мышлением, способные внедрять в практику декларативные модели. Это подтверждается исследованиями данных авторов и обусловливает необходимость развития качеств мышления у студентов педагогических колледжей. Факторы, определяющие специфику профессии учителя начальных классов, также названы С.В. Зверевой и Н.А. Ряписовым. Они зависят:

Во-первых, от особенностей детей младшего возраста. «Нужность» профессии учителя начальных классов объясняется, прежде всего, не необходимостью учить, а стремлением детей младшего школьного возраста построить общение на личностном уровне типа отношений со своими близкими людьми.

Во-вторых, ребёнок приходит в начальную школу, имея ответственное стремление получить ответы на многочисленные смыслообразующие вопросы, но вместо организации мышления по поводу нахождения ответов на эти вопросы традиционная система начального обучения рекомендует развивать память школьников на формально-оперативном уровне, ссылаясь на всё те же особенности ребёнка младшего школьного возраста.

В-третьих, в течение многих десятков лет обществу был нужен учитель средней квалификации, ориентированный на технологический тип подготовки, на чёткий государственный стандарт обучения младшего школьника, на исполнительскую деятельность, на внедрение в практику готовых методических рекомендаций. В системе образования до сегодняшнего дня этот тип образования не прёодолён, более того, ослаблен практический компонент образования.

В-четвертых, подготовка учителя начальных классов осуществляется в системе многих учебных предметов, и реально осуществляется многообучение, в результате - нет квалифицированного учителя начальных классов.

Мы согласны с мнением учёных П.И. Пидкасистого, Н.В. Кузьминой, В.А. Сластёнина, Н.И. Мешкова, А.И. Щербакова и др., что в условиях средне-специального образования очевидна необходимость в принципиальном обновлении процесса профессиональной подготовки будущего специалиста, обеспечивающем высокий уровень его компетентности, мобильности, максимально благоприятные условия для развития личности будущего учителя начальных классов. С точки зрения П.И. Пидкасистого, в условиях информационно-объяснительного обучения педагог выступает в основном в роли информатора (сообщает знания, объясняет их и т.д.), поэтому познавательная деятельность не может быть предметом обучения, т. к. она сама выступает следствием поступления информации. Информация поступает - познавательная деятельность совершается, подача её прекращается - прекращается и познавательная деятельность. Значит, необходимо способствовать также активизации познавательной деятельности будущего педагога, поскольку в процессе этой деятельности развивается его прогностическая способность, способствующая предвидению близкого и отдалённого будущего своих действий, предвидению действий и поведения детей в ответ на воспитательное действие педагога, прогнозированию и проектированию развития учебной деятельности и личности каждого ученика, что выступает в качестве одной из важнейших задач учителя начальных классов. Это ещё раз подтверждает необходимость совершенствования подготовки студентов педколледжей.

В отечественной психолого-педагогической науке в разработке моделей педагогической подготовки студентов проявили себя научные школы Н.В. Кузьминой, В.А. Сластёнина, А.И. Щербакова, В.А. Якунина. К сожалению, данные авторы отмечают невостребованность психолого - педагогических «изысканий», которая выступает как сдерживающий фактор повышения профессионально-педагогической подготовки студентов, особенно педагогических колледжей. Учёный В.А. Ситаров отмечает, что реализация процесса обучения будущих учителей происходит по обновлённым программам и схемам, лишь создающим условия для воспроизведения административно-командной системы в педагогике.

Итак, нарастание противоречий в процессе профессиональной подготовки учителя начальных классов, усиление разногласия между потребностями общественной практики, содержанием и уровнем средне- специального образования требует поиска новых основ профессиональной подготовки студентов педколледжей и позволяет войти в число приоритетных научных направлений системы образования. Исходя из этого, проблема профессиональной подготовки учителя начальных классов, а именно их профессиональную подготовку осуществляют в педколледжах, нуждается в дальнейшем исследовании. Переосмысление педагогических ценностей в XXI веке способствует новому взгляду на профессиональную подготовку будущего учителя и, соответственно, развитие его познавательной деятельности.

Целенаправленный теоретический анализ данного вопроса свидетельствует о том, что учебная деятельность располагает гораздо большими возможностями по развитию познавательной деятельности студентов, а значит и прогностической способности, развивающейся в данном виде деятельности, чем в наблюдаемой реальности. Однако успешность развития названной способности, как в целом и познавательной деятельности студентов, в учебном процессе зависит от понимания преподавателем сущности и способов осуществления взаимосвязи познавательной деятельности и развития прогностической способности. Рассматривать развитие прогностической способности студентов в рамках профессиональной подготовки имеет смысл ещё и потому, что данная способность оказывает значительное влияние на повышение интеллектуального развития будущих учителей. Со стороны познавательной деятельности личности этот аспект профессиональной подготовки студентов определяется качеством, новизной применяемых способов и действий, мыслительных операций. Со стороны прогнозирования конечного результата педагогической деятельности - его ценностью для общества, других людей, самой личности.

По нашему мнению, прогностическую способность у студентов педколледжей имеет смысл развивать в процессе его познавательной деятельности через повышение уровня развития качеств мыслительных процессов, т. к. данные процессы связаны с формированием у студентов умений решать профессиональные задачи, следовательно, ставить цель, прогнозировать результаты, составлять план решения, искать способы его реализации. Общеизвестно, что человеческая деятельность, в частности педагогическая, по существу есть деятельность по решению задач, имеющая цель и прогноз. Именно поэтому целесообразно определять уровень подготовки специалиста на основе решения профессиональных задач, присущих данному виду деятельности. Необходимость использования педагогических задач является важным методом формирования не только профессиональных умений и навыков, но и средством развития профессиональных способностей, в их числе и прогностической способности, определяющим уровень подготовки специалиста.

А.А. Деркач, В.А. Сластёнин, Л.Ф. Спирин, С.Ф. Щербак в своих работах указывают, что будущий учитель так же, как и исследователь, строит свою деятельность в соответствии с общими правилами эвристического поиска. Поиск способов решения - один из компонентов решения задачи, в данном случае - педагогической. Научить будущих учителей решать профессиональные задачи - значит научить их осознанному поиску решения, прогнозированию результата, целеполаганию, планированию, что необходимо для развития у них прогностической способности. Решение профессиональной задачи независимо от области науки и практики предполагает получение субъектом действия некоторых результатов, то есть принятия решения. Умения, позволяющие будущему учителю начальных классов проводить грамотный анализ профессиональных задач, прогнозировать их результат и на основе научно-педагогического мышления эффективно выстраивать стратегию и тактику их решения, формируются в процессе познавательной деятельности студентов.

Познавательную деятельность студентов в системе профессиональной подготовки мы рассматриваем как компонент профессиональной деятельности, проявляющийся в овладении знаниями и целенаправленном их применении в прогнозировании, планировании и реализации намеченного плана при решении профессиональных задач. П.И. Пидкасистый отмечает, что при решении профессиональных задач человек одновременно осуществляет и вероятностное прогнозирование по воспринимаемой ситуации, и программирование действия, и тем самым его деятельность приобретает динамичный характер. Мы согласны с этой точкой зрения и считаем, что прогностическая способность, развивающаяся в процессе познавательной деятельности, в данном случае выступает не только как средство, обеспечивающее сознательное решение профессиональных задач, но и как одно из условий становления личности учителя. Анализ психолого-педагогической литературы даёт нам основание предполагать, что целенаправленный характер развития прогностической способности повышает уровень профессиональной подготовки будущих учителей, в том числе и учителей начальных классов, в процессе их обучения в педколледже.

Таким образом, в ряду фундаментальных педагогических проблем, требующих своего дальнейшего развития, на одно из первых мест выдвигается подготовка специалиста в области образования, как в её общем выражении, так и применительно к отдельным типам педагогических учебных заведений, в частности к педагогическим колледжам.

Список литературы

Гершунский Б.С. Образовательно-педагогическая прогностика. Теория, методология, практика: Учебное пособие. - М.: Флинта: Наука, 2003. - 768 с.

Гоноболин Ф. Н. О педагогических способностях учителя. - М.: Знание, 1964. - 129 с.

Кузьмина Н.В. Профессионализм личности преподавателя и мастера производственного обучения. - М.: Высш. школа, 1990. - 119с.

Кевля Ф. И. Педагогическое прогнозирование личностного развития ребёнка: Учебное пособие. - М.: Русь, 1999. - 156 с.

Регуш ДА. Психология прогнозирования: способность, ее развитие и диагностика. - Киев: Вища школа, 1997. - 88 с.

Рубинштейн М.М. Проблема учителя: Учеб. пособие для студ. высш. пед. учеб. заведений/ под ред. В.А. Сластёнина. -М.:Академия, 2004-176с.

Сластёнин В. А., Мищенко А.И. Профессионально-педагогическая подготовка современного учителя // Советская педагогика. - 1991. - № 10. - С. 79 - 84.

Чумаченко В.Г. Подготовка современного учителя в условиях непрерывного образования: учебно-педагогический комплекс «лицей - училище - вуз» / В.Г. Чумаченко, Г.И. Панкова // Сб. работ мол. учёных МГПУ. - М., 1998. - Вып. 2. - С. 150-162

Щербаков А.И. Совершенствование систем психолого-педагогического образования будущего учителя // Вопросы психологии. - 1981. - № 5. - С. 13-21.

Якунин В.А. Педагогическая психология: Учеб. пособие. - СПб.: Изд-во Михайлова В.А.: изд-во "Полиус", 1998. - 639 с.

Е.А. Баева,

Вятский социально-экономический институт

г. Киров

ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ПОЛИТИКА РОССИИ В КОНТЕКСТЕ БОЛОНСКОГО ПРОЦЕССА

 

В XXI веке образование стало главной сферой человеческой деятельности в решающей степени определяющей иные стороны и аспекты жизни общества, цивилизацию. По определению ЮНЕСКО, «XXI станет Веком Образования». Образование стало самым массовым видом современной деятельности людей: в нем одновременно занято более миллиарда учащихся, в том числе боле 85 млн. студентов и почти 50 млн. педагогов.

Формирующееся сегодня информационное общество основано на знаниях. При этом отмечается, что то или иное государство может считать себя развитым по стандартам информационного общества только в том случае, если доля его граждан, имеющих высшее профессиональное образование, составляет не менее 35 %. Россия при нынешних весьма высоких темпах развития ВПО преодолеет этот барьер лишь к 2015 г. Отсюда следует, что в ближайшем будущем образование станет главным делом жизни подавляющего большинства людей не только молодого, но и среднего возраста.

Суммарное количество информации, доступной современному среднему человеку, удваивается через каждые пять лет. Переход развитых стран мира от экономики индустриальной эпохи к экономике эры информации подтверждается тем фактом, что «за последние двадцать лет было произведено больше информации, чем за предыдущие пять тысяч лет. Поэтому тем, кому сегодня менее 30-35 лет, предстоит учиться на протяжении всей своей активной деятельности, чтобы не отстать от темпов развития цивилизации, в частности, от научно-технического, экономического и культурного прогресса общества. Чтобы стимулировать этот прогресс, система образования должна не только соответствовать потребностям времени, но и обладать способностью к опережающему развитию.

На фоне лавинообразного увеличения количества информации с одной стороны, и возрастающей всесторонней роли знаний для общества и каждого человека в отдельности с другой, укрепляется мнение ученых и педагогической общественности о наступлении всемирного кризиса образования, о необходимости его скорейшего реформирования с целью перехода его на новую качественную ступень.

Кризис образования - это кризис его возможностей по отношению к осознанным и неосознанным потребностям и желаниям общества и отдельных людей. Главное во всемирном кризисе образования то, что оно не отвечает требованиям нового времени ориентацией и запасом прочности на будущее с учетом ускоряющихся изменений, а базируется в основном на прошлом, и в лучшем случае, на сегодняшнем опыте. Образование в массовом масштабе ни в одной стране мира пока еще не стало системно инновационным с проекцией на то будущее, в котором предстоит жить нынешним школьникам и студентам. Правительство многих стран, а также международные организации, в том числе такая авторитетная, как ЮНЕСКО, пришли к выводу о необходимости проведения широких реформ в образовательных системах своих стран. Практической реализацией этих выводов на уровне международного сотрудничества стала реализация так называемого Болонского соглашения в области образования, к которому с каждым годом присоединяется все больше стран. В сентябре 2003 г. Россия также подписала это соглашение, что на деле означает большие грядущие перемены в системе образования в нашей стране.

В российской образовательной системе целый ряд таких проблем, как дисбаланс организационной структуры, нарушение содержательной целостности и т.д., возникли еще в 80-е годы XX столетия. Но тогда возможность реформирования была упущена, в том числе и в связи с нестабильной политической ситуацией в стране. Но время не прошло даром. Это был длительный этап поиска новых парадигм, обоснования нового количества и качества образования.

Кризис российского образования, безусловно, является частью всемирного, глобального кризиса образования. В то же время он имеет свою специфику, обусловленную сложившимся к середине 80-х годов XX века системным кризисом общества и государства, всех составляющих их социальных институтов и противоречиями мгновенной по меркам исторического времени трансформации, произошедшей в России в конце минувшего столетия.

Сегодня ситуация с образованием в России уже несколько иная, чем раньше. Серьезные изменения произошли в идеологическом и воспитательном аспектах. Тем не менее, продолжающаяся фактическая изолированность от мирового сообщества, резкое снижение финансового и материального обеспечения образования, недооценка труда учителей и преподавателей, блокирующая приток молодых кадров и снижающая потенциал оставшихся, пренебрежение их интересами продолжают усиливать кризис образования в России и снижать позитивную роль немалых достоинств отечественной образовательной системы.

Центральное место в образовании занимает высшая профессиональная школа, которая с одной стороны, призвана быть носителем и проводником новейших научных достижений через подготовку высококвалифицированных специалистов, а с другой стороны, воспроизводит слой общества, добывающий новые знания и обучающий всех нуждающихся в знаниях - ученых, учителей, преподавателей и т.д. По мнению профессора, ректора Национального института бизнеса С.И. Плаксия, «достижение нового качества образования вообще и высшей школы в частности, невозможно сугубо эмпирическим путем, без новых идей, парадигм и отказа от старых». Однако научно-обоснованной и принятой практиками концепции коренного переворота, резкого перехода от одного качественного состояния образования к другому пока в современной России нет. Мало того, сегодня в основном идет поиск новых форм и организационных структур, тогда как принципы и содержание образования затрагиваются весьма поверхностно и пока не стоят в перечне основных задач реформ. Между тем, новое качество образования невозможно без его нового содержания и принципов.

Необходимо понять, что выход из системного политического и экономического кризиса возможен только на основе реформирования системы образования в целом. Это пусть не так быстро, но, безусловно, изменит ситуацию к лучшему. Ф. Шереги, в частности, отмечает, что «функционируя по принципу остаточного финансирования, система образования не имеет возможности меняться в соответствии с требованиями рыночно-ориентированной экономики». В итоге, существовавшие противоречия продолжают усугубляться, и если их не устранить, они будут продолжать оставаться серьезным тормозом общественного развития страны и препятствовать ее экономическому росту.

Кроме того, отечественная система образования является важным фактором сохранения места России в ряду ведущих стран мира, ее международного престижа как страны, обладающей высоким уровнем культуры, науки и образования. В соответствии с концепцией модернизации российского образования на период до 2010 г. это означает, что «главная задача российской образовательной политики - обеспечение современного качества образования на основе сохранения его фундаментальности и соответствия актуальным и перспективным потребностям личности, общества и государства».

Как отмечает С.И. Плаксий, «для осуществления эффективных реформ необходимы цельная концепция и целенаправленная политика и практика обеспечения новых количественных и качественных параметров высшего образования, адекватных вызовам XXI века». Они должны быть разработаны в контексте общей стратегии развития общества в гуманистическом измерении, экономического роста на базе укрепления и обогащения человеческого потенциала и, прежде всего, его интеллектуальной составляющей.

Первым шагом в этом направлении является «Концепция модернизации российского образования на период до 2010 года», утвержденная распоряжением Правительства Российской Федерации от 29 декабря 2001 года. Концепция развивает основные принципы образовательной политики в России, которые определены в Законе Российской Федерации «Об образовании», Федеральном законе «О высшем и послевузовском профессиональном образовании» и раскрыты в Национальной доктрине образования в РФ до 2025 года, а также Федеральной программе развития образования на 2000-2005 годы. Концепция взаимосвязана с Основными направлениями социально-экономической политики Правительства РФ на долгосрочную перспективу и определяет приоритеты и меры реализации генеральной, стратегической линии в предстоящее десятилетие - модернизации образования.

Цель модернизации образования состоит в создании механизма устойчивого развития системы образования. Для достижения указанной цели будут решаться в первую очередь следующие взаимосвязанные задачи:

обеспечение государственных гарантий доступности и равных возможностей получения полноценного образования;

достижение нового современного качества профессионального образования;

формирование в системе образования эффективных организационно экономических и нормативно-правовых отношений;

повышение социального статуса и профессионализма работников образования, усиление их государственной и общественной поддержки;

развитие образования как открытой государственно-общественной системы на основе распределения ответственности между субъектами образовательной политики и повышения роли всех участников образовательного процесса - обучающегося, педагога, родителя, образовательного учреждения.

В Концепции отмечается, что «стратегические цели модернизации образования могут быть достигнуты только в процессе постоянного взаимодействия образовательной системы с представителями национальной экономики, науки, культуры, здравоохранения, всех заинтересованных ведомств и общественных организаций, с родителями и работодателями».

Отсюда следует, что Россия разрешит свои назревшие социальные и экономические проблемы не за счет экономии на образовании, а на основе ее опережающего развития, рассматриваемого как вложение средств в будущее страны, в котором участвуют - государство и общество, предприятия и организации, граждане - все заинтересованные в качественном образовании. Другим важным шагом на пути становления России на качественно новую ступень образования является вступление России 19 сентября 2003 г. в Болонский процесс, цель которого - создание Зоны европейского высшего образования для

расширения привлекательности и конкурентоспособности высших учебных заведений Европы. Впервые в истории представители разных европейских стран, в которых действуют хорошо развитые, самобытные и сильные системы высшего образования, признали необходимость и значимость совместных, скоординированных действий по реформированию национальных систем высшего образования, определили цели и пути этого реформирования, выработали план действий. Для этого необходимо достичь в ближайшей перспективе следующие цели, которые имеют первостепенную важность для создания образовательного пространства в Европе и повышения международного престижа европейского высшего образования:

введение системы точно определенных и сопоставимых степеней;

введение системы двухэтапного высшего образования;

принятие системы кредитов;

стимулирование мобильности студентов и преподавателей;

развитие европейского сотрудничества в области контроля качества с целью выработки сопоставимых критериев и методологий;

развитие европейских аспектов высшего образования в таких областях, как разработка учебных программ, межвузовское сотрудничество, программы образования, обучения и исследований. Реформирование ВПО - это постоянный динамический процесс,

связанный с изменениями, происходящими в обществе. Встраивание реформ ВПО в России в общеевропейский (Болонский) процесс уместно ровно настолько, насколько Россия входит в общеевропейскую (Евросоюз) социально-экономическую зону. Реформирование ВПО необходимо, но не следует в этом процессе чрезмерно ориентироваться на Запад или подражать ему, поскольку он живет в совершенно ином социально-культурном и экономико-политическом контексте. К тому же, Россия обладает уникальными национально-историческими особенностями, что делает проблематичным и не эффективным прямой перенос европейских образовательных концепций в российские условия. Следует изучать опыт Европы и других стран, но применять его с осторожностью и только после экспериментальной проверки, подтверждающей его эффективность в российских условиях. Кроме того, чрезмерно активное вхождение России в Болонский процесс грозит экономико-политическими проблемами, а именно: 1) новой волной «утечки мозгов» из России в случае признания российских дипломов в Европе; 2) вторжению зарубежных вузов, финансируемых европейскими правительствами, на российское образовательное поле с целью идеологической обработки студенческой молодежи.

Таким образом, меры государственной поддержки образования в сочетании с усилением роли органов государственной власти и управления образованием совместно с Европейской общественностью помогут осуществить главную задачу российской образовательной политики - обеспечение современного качества образования на основе сохранения его фундаментальности и соответствия актуальным и перспективным потребностям современного мирового образовательного пространства, личности и государства.

Список литературы

Камерон К., Куинн Р.. Диагностика и изменение организационной культуры/Пер. с англ. под ред. И.В. Андреевой. - СПб: Питер, 2001. - 148 е..

Концепция модернизации российского образования на период до 2010 года. - М : АПКи ПРО.-34 с.

Плаксий С.И. Качество высшего образования. - М.: Национальный институт бизнеса. 2003.-590 с.

5. Шереги Ф.Э. Социология образования: прикладные исследования. - М.: Academia, 2001. - 376 с..

Н.В. Костылева,

Вятский социально-экономический институт клинический психолог КОКПБ им. В.М. Бехтерева

г. Киров

РОЛЬ СЕМЬИ В СОЦИАЛЬНОЙ ДЕЗАДАПТАЦИИ ПОДРОСТКОВ С ЗАДЕРЖКОЙ ПСИХИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ

В настоящее время изучение отклоняющегося поведения и социальной дезадаптации подростков является чрезвычайно актуальным. Неблагополучная обстановка в обществе в виде «социального размежевания», растущее число неполных семей, увеличивающееся количество подростков, находящихся в условиях социальной изоляции и т.д. - все эти факторы приводят к расстройствам поведения.

Для характеристики отклоняющегося поведения используют специальные термины «девиантность» и «делинквентность». Девиантное поведение относится «к стойким и тяжелым отклонениям в поведении, которые приходят в противоречие с действующими в обществе принципами и социальными нормами» [6, с. 385].

Смелзер выделяет три компонента девиации: 1) человек, которому свойственно определенное поведение; 2) норма (ожидание), которая является критерием оценки девиантного поведения; 3) некий другой человек, социальная группа, реагирующая на поведение.

В психолого-педагогической литературе понятия «отклоняющееся

поведение» и «девиантное поведение» зачастую отождествляют с понятием «дезадаптация».

Е.В. Змановская определяет дезадаптацию как «состояние сниженной способности (нежелания, неумения) принимать и выполнять требования среды как личностно значимые, а также реализовывать свою индивидуальность в конкретных социальных условиях» [4, с. 10].

В свете основных педагогических задач воспитания и обучения учащихся отклоняющееся поведение школьника может носить характер как школьной [2], так и социальной дезадаптации [4].

Несмотря на различия в подходах к изучению школьной дезадаптации, большинство исследователей сходится во мнении, что данное явление во многом является собирательным, включающим признаки психологического, социально-средового и медико - биологического явлений (Н.В. Вострокнутов, 1995; Н.М. Иовчук, А.А. Северный, 1995; И.А. Коробейников, 2002; Н.К. Сухотина, 1999 и др.). Такое понимание школьной дезадаптации исключает возможность односторонних оценок данного феномена с психологических, социально-психологических и биологических позиций.

Школьную дезадаптацию рассматривают как частное явление по отношению к общей социально-психической дезадаптации личности [2,

4].

С.А. Беличева рассматривает социальную дезадаптацию как нарушение процесса социализации, проявляющуюся в нарушениях норм морали и права, в асоциальных формах поведения и деформации системы внутренней регуляции референтных и ценностных ориентаций, социальных установок. В зависимости от степени и глубины деформации процесса социализации она выделят две стадии социальной дезадаптации подростков: педагогическая и социальная запущенность. При педагогической запущенности, несмотря на отставания в учёбе, прогулы, конфликты с учителями и одноклассниками, у подростков не наблюдается резкой деформации ценностно-нормативных представлений. При социальной запущенности наряду с асоциальным поведением резко деформируется система ценностных ориентаций, социальных установок. Референтные связи этих подростков характеризуются глубоким отчуждением от всех лиц и социальных институтов с позитивной социальной направленностью.

К числу наиболее распространенных поведенческих отклонений, сочетающихся со школьной дезадаптацией, относятся: дисциплинарные нарушения, прогулы, гиперактивное поведение, агрессивное поведение, оппозиционное поведение, курение, хулиганство, воровство, ложь.

Признаками более масштабной - социальной - дезадапции в школьном возрасте могут выступать: регулярное употребление психоактивных веществ (летучие растворители, алкоголь, наркотики), сексуальные девиации, проституция, бродяжничество, совершение преступлений.

Исследованием различных аспектов девиантного поведения за­нимаются многие отрасли науки: правоведение, медицина, психология, педагогика, демография, этнография и другие. Психология изучает психологические механизмы, предрасположенность к девиантному по­ведению, причины и пути профилактики и коррекции данного явления. Вопрос о причинах изучаемых явлений всегда является одним из самых сложных для любой науки. Существует множество классификаций при­чин отклоняющегося поведения, зависящих от профессиональной при­надлежности авторов, исследующих эту проблему. Большую роль среди причин, обуславливающих различные отклонения, играют социально - психологические, психолого-педагогические и психобиологические факторы, знание которых необходимо для эффективной профилактиче­ской и психокоррекционной деятельности.

Традиционно считается, что негативные тенденции в поведении детей начинают проявляться в подростковом возрасте. Подростковый возраст - это возраст повышенной впечатлительности ко всему тому, что делает ребенка взрослым. В силу этого различают «первичную» и «вторичную» девиацию (Ю.А. Клейберг, Р. Мейер, Д. Миллер, С. Смит). Первичная девиация - это собственно ненормативное поведение, име­ющее различные причины («бунт» подростка, стремление к самореа­лизации). Вторичная девиация - подтверждение того ярлыка, которым общество отметило ранее имевшее место поведения.

В числе разнообразных взаимосвязанных факторов, обуславлива­ющих проявление отклоняющегося поведения, Беличева С.А. выделяет следующие:

индивидуальный фактор, действующий на уровне психобиологических предпосылок асоциального поведения;

психолого-педагогический фактор, проявляющийся в дефектах школьного и семейного воспитания;

социально-психологический фактор, раскрывающий неблагоприятные особенности взаимодействия несовершеннолетнего с окружающими его людьми;

личностный фактор, который, прежде всего, проявляется в активно - избирательном отношении индивида к предпочитаемой среде общения, к нормам и ценностям своего окружения, к педагогическим воздействиям семьи, школы, общественности, а также в личных ценностных ориентациях и личной способности к саморегулированию своего поведения;

социальный фактор, определяющийся социальными и социально - экономическими условиями существования общества [1].

Сочетание неблагоприятных социально-психологических, биоло­гических, педагогических, семейных и других факторов искажает образ жизни и поведения несовершеннолетних детей. Человек как личность формируется в социуме, где важную роль играет малая группа, в которой он взаимодействует с другими людьми. Типичные качества членов группы оказывают влияние на регуляцию и саморегуляцию поведения индивида, способы и формы его общения с другими членами группы и служат основой формирования норм поведения и ценностных ориентаций. Для несовершеннолетних важными социальными группами являются семья, школа и неформальные объединения. Наиболее значимыми для ребенка в период формирования социальных и ценностных норм являются семья и школа.

В настоящее время сформировался новый взгляд на семью, как определяющую не только развитие ребенка, но и в конечном итоге развитие общества в целом. Семья играет в воспитании важнейшую роль. Опыт взаимодействия в семье формирует определенные модели поведения подростка с другими людьми. Это объясняет интерес исследователей к проблеме взаимодействия в семье. В последние годы появился целый ряд работ о влиянии стиля общения с ребенком на развитие его личности (Ю.Б. Гиппенрейтер (1997), Т. Гордон (1997), И.А. Коробейников (2002), Т.А. Марковская (2000), Э.Г. Эйдемиллер, В.В. Юстицкий (1990) и др.).

Современная семья представляет собой сложную по структуре и достаточно устойчивую систему, которая создает специфическую атмосферу жизнедеятельности людей, формирует нормы взаимоотношений и поведения растущего человека. Конструируя определенный социально-психологический климат жизни ребенка, в том числе с нарушениями в развитии, семья во многом определяет развитие его личности в настоящем и будущем. Как фактор социализации, семья занимает значительно более высокий ранг, чем школа и другие социальные институты формирования личности [3].

За последний десятилетний период произошёл существенный сдвиг в психическом здоровье детско-подростковой популяции, который характеризуется ростом показателей заболеваемости психическими расстройствами среди детей и подростков в 1,5 раза. Значительный рост показателей отмечен по группе специфических нарушений психологического развития, куда относятся дети с задержками психического развития.

В 90-е годы для детей с ЗПР были организованы классы коррекционно-развивающего обучения (КРО). Система работы в этих классах направлена на восполнение пробелов предшествующего обучения, нормализацию и совершенствование учебной деятельности учащихся. Повышение сроков обучения в классах КРО на начальной ступени, дифференцированный подход с учётом индивидуально - типологических особенностей детей, коррекционная логопедическая и психологическая помощь, профессиональная ориентация способствуют сглаживанию недостатков эмоционально-личностной и познавательной деятельности учащихся, а также возможности их нормальной социальной адаптации [7].

Несмотря на определённые успехи в целостном процессе психолого-медико-педагогической коррекции развития детей с ЗПР, коррекционно-развивающее обучение в общеобразовательных школах России имеет пока много проблем. Социально-адаптирующая направленность образовательного процесса позволяет преодолеть или значительно уменьшить «социальное выпадение», сформировать различные структуры социальной компетентности у учащихся, однако исследования подростков специальных школ для детей с ЗПР и классов КРО показывают, что часть из них имеют определённые трудности социальной адаптации (Дзугкоева Е.Г., 1999; Лебединская К.С., Райская М.М., Грибанова Г.В., 1988; Палладий В.Ф., ДееваГ.А., 1981).

Целью нашего исследования было изучение роли семьи в социальной дезадаптации старших подростков с ЗПР, учащихся коррекционно-развивающих классов (КРО).

Качество социальной адаптации 130 старших подростков с ЗПР изучалось нами методом экспертных оценок. Экспертами выступили классные руководители и учителя по основным предметам учащихся классов КРО. В качестве надёжного критерия социальной дезадаптации рассматривались нарушения социального поведения учащихся. Поведение - наиболее интегральный внешний показатель социальной адаптации-дезадаптации, так как именно в поведении отражается динамическая система взаимодействия субъекта с миром. Социальная дезадаптация как стойкое рассогласование личности со средой проявляется именно в нарушениях правосообразного культурного поведения.

Изучение качества социальной адаптации старших подростков с ЗПР позволило выделить 3 уровня социальной адаптации. Уровень устойчивой социальной адаптации представлен учащимися (46 человек), не имеющими нарушений социального поведения. Уровень неустойчивой социальной адаптации представлен подростками с ЗПР (51 человек), имеющими дисциплинарные нарушения поведения, не носящие стойкого характера. Уровень социальной дезадаптации представлен учащимися (33 человека) с систематическими нарушениями поведения антидисциплинарного и антиобщественного характера. Из 33 - х подростков с ЗПР этой группы 29 учащихся поставлены на внутришкольный учёт за систематические нарушения Устава и Правил школы, 11 учеников состоят на учёте в отделе по делам несовершеннолетних за противоправные и преступные действия.

Результаты проведенного исследования показали наличие определённых трудностей в достижении воспитания социально одобряемого поведения у старших подростков классов КРО. Из 130-ти учащихся 84 человека обнаруживают те или иные отклонения социального поведения (39% выборки - это учащиеся с нестойкими нарушениями поведения, в основном, антидисциплинарного характера; 25% выборки - это социально дезадаптированные подростки, систематически нарушающие Устав школы и Правила поведения для учащихся; 8,5% выборки - это подростки с делинквентным поведением).

Правосообразное и культурное поведение - одна из важнейших целей воспитательного процесса и одновременно условие для успешной деятельности и социализации подростка. Несмотря на усилия педагогов классов КРО по созданию оптимальных условий для развития, среди учащихся с ЗПР встречаются подростки с трудностями социальной адаптации (25% выборки), что свидетельствует о необходимости разработки оптимальных мер психокоррекционного воздействия и социально-реабилитационной помощи.

Предполагая, что низкий воспитательный потенциал семей подростков с ЗПР является значимым фактором риска социальной дезадаптации этих подростков, мы изучили специфику влияния следующих социально-психологических характеристик семей подростков с ЗПР: структура семьи по наличию родителей, материальная обеспеченность семьи, психологический климат семьи, типы родительского отношения к подросткам с ЗПР. Данные о структуре, материальной обеспеченности, психологическом климате семей старших подростков с ЗПР были получены при изучении личных дел учащихся и методом беседы с классными руководителями, педагогами-предметниками, социальными работниками школ. Типы родительского отношения к подросткам исследовались с помощью тест - опросника родительского отношения А.Я. Варги, В.В. Столина. Для определения влияния социально-психологических характеристик семьи на качество социальной адаптации старших подростков с ЗПР применялся межгрупповой однофакторный дисперсионный анализ (ANOVA), где независимыми переменными являлись по отдельности социально-психологические характеристики семьи, зависимой переменной явилось качество социальной адаптации, измеряемое экспертной оценкой. Изучение влияния социально-психологических характеристик семьи на качество социальной адаптации старших подростков с ЗПР выявило, что структура семьи по наличию родителей, материальная обеспеченность семьи, психологический климат семьи, такие типы родительского отношения, как эмоциональное отвержение, авторитарная гиперсоциализация и инфантилизация оказывают значимое влияние на качество социальной адаптации старших подростков с ЗПР.

По данным нашего исследования, неполные семьи составили 48% от общего числа обследованных семей. В неполных семьях чаще всего подростков с ЗПР воспитывают одни матери. Необходимость поиска заработка, перегрузки на работе, неустроенность личной жизни приводят к тому, что матери просто устраняются от участия в воспитании своих детей. Повседневные отношения с подростками строятся на фоне безразличия к их жизни, потребностям и интересам. Матери под предлогом чрезмерной занятости не посещают школу, избегают контактов с педагогами. Отсутствие контроля со стороны родителей, безнадзорность, предоставленность самому себе не создают условий для правильного развития подростков в семье и ухудшают качество их социальной адаптации. Дефицит внимания, возможно, побуждает к агрессивному и асоциальному поведению как способу компенсации недостатка признания и внимания со стороны взрослых. В неполных семьях чаще, чем в полных, отмечается скрытая гипопротекция в виде формального контроля родителей за подростком, когда подросток живёт своей жизнью, до которой никому нет дела.

Большинство подростков с ЗПР составляют мальчики (65% от выборки). По соотношению пола наибольший процент мальчиков в группе социально дезадаптированных подростков. По этой же группе отмечен и наибольший процент неполных семей. Вероятно, отсутствие в семье отца, воспитание подростка-мальчика одной матерью обуславливает неадекватные социализирующие практики семейного воспитания, что может выступать причиной различных социокультурных девиаций подростка. Исследователи отмечают, что мальчики, испытывающие недостаток в отцовской любви, хуже адаптируются в социальной среде, а так же, что у мальчиков, воспитанных одной матерью, может наблюдаться характерное сочетание преувеличенно «мужского» поведения с зависимым характером, часто наблюдаемое у молодых преступников [5, с. 45]. Данные нашего исследования о более низкой социальной адаптации мальчиков- подростков с ЗПР из неполных семей подтверждают имеющиеся в литературе сведения.

По данным социальных педагогов школ, 35 семей из 130 (27%) являются малообеспеченными, со средним душевым доходом до 1000 рублей на человека, и состоят на учёте в городском Центре социальной помощи семье.

В малообеспеченных семьях материальные проблемы часто обуславливают конфликты между родителями и подростками, когда подростки с ЗПР просят или требуют покупки необходимых им вещей, а родители не могут удовлетворить их просьбы. В настоящее время, когда магазины полны разных товаров, а реклама предлагает всё новые и новые образцы, подросткам трудно удержаться от просьб модной одежды, техники, развлечений. Родители из малообеспеченных семей жалуются, что не могут объяснить подросткам, «почему у других есть, а у нас нет», «почему мы не можем себе позволить», не могут объяснить причин вопиющего имущественного неравенства. Часто такие просьбы заканчиваются ссорами, родители, оправдывая свою материальную несостоятельность, перекладывают вину на подростка, который «не заслужил», «не заработал», «не достоин»... Подростки реагируют на это раздражением, озлобленностью, поиском других путей приобретения желаемого (не всегда законных). Среди социально дезадаптированных подростков с ЗПР из малообеспеченных семей состоят на учёте в ОПДН (отдел по делам несовершеннолетних) 4 человека за кражи. Желая заработать деньги, часть социально дезадаптированных подростков с ЗПР ищет себе любую работу: учащиеся 7-х классов моют машины, собирают и сдают пустую тару; ученики 8 - 9-х классов подрабатывают грузчиками на рынках или находят разовую, неквалифицированную работу. При этом подростки часто прогуливают занятия, не посещают школу.

Из 130 семей старших подростков с ЗПР 50 семей (38%) являются неблагополучными. Среди неблагополучных семей мы выделили 12 аморальных семей, которые характеризуются забвением всяких моральных и этических норм, в которых имеют место пьянство, драки, сквернословие, сексуальная распущенность. 10 семей являются конфликтными, с преобладанием конфронтационного стиля отношений между членами семьи. Это, как правило, семьи в предразводном состоянии, с неуважительными, грубыми отношениями между родителями, а также деформированные семьи, где подростки не находят общего языка и взаимопонимания с отчимами, часто ссорятся, конфликтуют, убегают из дома. 13 семей в характеристике педагогов были отмечены как проблемные, где материальные и другие проблемы жизнедеятельности семьи приводят к пренебрежению родительскими обязанностями, устранению от участия в воспитании детей, к безнадзорности, когда подросток предоставлен сам себе. Среди проблемных много неполных семей, где матери заняты устройством своей личной жизни, проявляя минимальное внимание к детям.

94% семей социально дезадаптированных подростков являются неблагополучными. Неблагоприятный психологический климат конфликтных, проблемных, аморальных семей сказывается на эмоциональной полноценности общения родителей с подростками с ЗПР. Неуважение друг к другу, грубость, равнодушие, цинизм воспринимаются и закрепляются подростками в их опыте и часто копируются во взаимоотношениях с другими людьми, в частности с одноклассниками. Поглощённость своими проблемами, приводящая к отчуждению между родителями и детьми, приводит к тому, что подростки с ЗПР, будучи безнадзорными, уходят на улицу, где основной средой обитания для них становится компания таких же обделённых вниманием сверстников. Неблагополучие психологического климата сказывается на поведении подростков, их взаимоотношениях со сверстниками и взрослыми, на формировании личности в целом. Неблагополучный психологический климат семьи приводит к нарушению социализации, к социальной дезадаптации подростков с ЗПР.

Особенности семейного воспитания оказывают значительное влияние на поведение подростков, общение их со сверстниками и взрослыми, на отношение к нравственным и культурным ценностям. Детско-родительские отношения закладывают основы норм и правил нравственности, формируют мировоззрение, ценностные ориентации, жизненные планы и идеалы.

В нашем исследовании значимое влияние на качество социальной адаптации старших подростков с ЗПР оказали следующие типы родительского отношения: эмоциональное отвержение, авторитарная гиперсоциализация, инфантилизация.

Полученные в исследовании данные демонстрируют наличие эмоционального отвержения как достаточно устойчивой характеристики материнского отношения к социально дезадаптированным подросткам с ЗПР. В ситуациях устойчивого отвержения подростка матерью реализация родительской роли сводится к удовлетворению потребностей витально-бытового уровня и формальному контролю за учёбой. Сопутствующими отвергающему стилю отношений являются часто применяемые к подросткам наказания, грубое и даже жестокое отношение. Такое поведение родителей выступает не столько инструментом в решении воспитательных задач, сколько выражением накопившейся досады и раздражения. Частым последствием отвергающего стиля отношений является формирование у подростков чувств враждебности и агрессивности, усиливающихся пропорционально степени их отвержения.

Инфантилизация подростков с ЗПР, приписывание им несостоятельности, неуспешности в сочетании с чрезмерным авторитаризмом, требованиями послушания и контролем их действий, возможно, формируют у подростков желание противостоять и противодействовать установкам родителей, что часто приводит к конфликтам, нарастанию непонимания и отчуждения между родителями и подростками с ЗПР. Эти типы отношений, приводящие к конфликтам внутри семьи или за её пределами (между подростками с ЗПР и другими взрослыми или сверстниками), на фоне особенностей подросткового возраста могут приводить к отклоняющемуся поведению и социальной дезадаптации подростков с ЗПР. Негативные последствия эмоционально-отвергающего стиля отношений, инфантилизации и чрезмерной авторитарности для социализации подростков с ЗПР представляются нам вполне очевидными, тем более, если учесть социально-психологическое неблагополучие семей подростков с ЗПР (большой процент семей неполных, с низким материальным достатком, неблагополучным психологическим климатом).

Анализ влияния социально-психологических характеристик семьи на качество социальной адаптации старших подростков с ЗПР выявил, что наибольшее влияние из всех рассмотренных социально - психологических характеристик семьи на качество социальной адаптации старших подростков с ЗПР оказывает психологический климат семьи (по величине F-критерия и уровню значимости). В качестве факторов социальной дезадаптации старших подростков с ЗПР выступают: неполные семьи, семьи с неблагоприятным психологическим климатом, с низким уровнем материальной обеспеченности, такие типы родительского отношения к подросткам с ЗПР, как эмоциональное отвержение, авторитарная гиперсоциализация и инфантилизация.

Снижение роли семьи, невыполнение ею своих функций, а в ряде случаев прямое десоциализирующее влияние семьи на старших подростков с ЗПР - это реальность сегодняшних дней. Материалы проведенного исследования показывают, что 94% семей социально дезадаптированных подростков с ЗПР являются неблагополучными, т. е. семья выступает фактором, осложняющим реализацию процессов социализации старших подростков с ЗПР.

В данных обстоятельствах одной из главных задач коррекционного образования является определение путей продуктивного взаимодействия с родителями, расширение круга их психолого-педагогических знаний, оказание помощи в понимании своеобразия развития личности подростка, в адекватном прогнозировании наиболее эффективных направлений коррекционно- реабилитационной работы.

Список литературы

Беличева С.А. Основы превентивной психологии. - М.: РИЦ Консорциума «Социальное здоровье России», 1993. - 199 с.

Диагностика школьной дезадаптации: Для школьных психологов и учителей начальных классов системы компенсирующего обучения. - М.: РИЦ Консорциума «Социальное здоровье России», 1995. - 126 с.

Зайцев Д.В. Социологический анализ современной семьи России // Дефектология. - 2001. - № 6. - С. 3-10.

Змановская Е.В. Девиантология: (Психология отклоняющегося поведения): Учеб. пособие для студ. высш. учеб. заведений. - М.: Академия, 2003. - 288 с.

Клюева Н.В. Психолог и семья: диагностика, консультации, тренинг. - Ярославль: Академия развития, 2001. - 160 с.

Ремшмидт X. Детская и подростковая психиатрия / Пер. с нем. Т.Н. Дмитриевой. - М.: Изд-во ЭКСМО-Пресс, 2001, - 624 с.

Шевченко С.Г. Коррекционно-развивающее обучение: Организационно - педагогические аспекты. - М.: ВЛАДОС, 2001. - 136 с.

И.Ю. Мунтян,

Оренбургский государственный университет

г. Оренбург

МОЛОДЁЖЬ: ПРОБЛЕМА СЕМЬИ И БРАКА У СТУДЕНТОВ

Проблема брака у молодёжи является, на наш взгляд, достаточно актуальной. Это связано с ухудшением демографической ситуации в нашей стране. Роль молодёжи в настоящее время, как и во все времена, весьма велика, т. к. она является заменой уходящего поколения в развитии структуры общества.

В последнее время наблюдается негативная тенденция в семейных отношениях среди молодёжи. Это связано с ухудшением социального, морального, экономического, нравственного и духовного состояния молодёжи в целом и семейной молодёжи в частности. Кроме того, в последние десятилетия прослеживается всё более положительное отношение молодых людей к добрачным связям. В настоящее время в ходе социальных исследований, проведённых в конце XX века, было установлено, что среди молодёжи с каждым днём всё более актуальным является гражданский брак, или сожительство без оформления своих отношений. Около 60% опрошенных студентов считают, что нет ничего плохого в добрачных сексуальных отношениях, если между ними установились «тесные духовные отношения». [1, 125]

Студенческая молодёжь, да и молодёжь вообще, эти отношения считают как бы предварительным этапом перед серьёзными семейными отношениями. Добрачное сожительство, по их мнению, позволяет узнать друг друга в быту, хозяйстве, приспособиться друг к другу. Некоторые учёные считают, что такая система не является лучшей, т. к. в добрачных отношениях не складывается та бытовая ситуация, как при вступлении в брачные отношения. Во многом причиной такого мнения у молодёжи является следующее: в большинстве семей прослеживается отсутствие сексуального контроля за подростками, нет социальных программ сексуального и семейного воспитания и обучения молодёжи.

Многие учёные проводили исследования, в ходе которых задавали молодым людям вопрос, что останавливает их перед тем, чтобы оформить свой союз. Многие студенты ссылаются на отсутствие средств для содержания семьи, а также опасаются ответственности, которая ложится на супругов. И всё же у молодых семья является важнейшей ценностью. [2. 80]

Однако существует и другая сторона добрачного союза. Скорее всего, отношения, которые складываются в гражданском браке, отличаются от отношений, которые создаются при юридически оформленном браке. Это связано с тем, что отсутствие обязательств в несемейном домохозяйстве может привести к их отсутствию в браке.

На наш взгляд, к такому мнению современная молодёжь пришла на основе опыта своих родителей. Ведь сейчас очень много неблагополучных семей, матерей и отцов-одиночек. Кроме того, действительно, в семьях отсутствует контроль за сексуальной жизнью молодёжи и обучением. Возможно, молодёжь таким образом пытается найти оптимальный вариант для создания крепкой и счастливой ячейки общества, ведь каждое новое поколение ищет оптимальных решений тех или иных проблем.

Список литературы

Полутин С. В. Молодежь в системе социального воспроизводства: социальный анализ. - Саранск: Изд-во Мордовского университета, 2000.

Долбик-Воробей Т. А. Студенческая молодежь о проблемах брака и рождаемости //Социс. - 2003. -№11.

Т.В. Глубоковских,

Вятский социально-экономический институт

г. Киров

ПСИХОЛОГО-ПЕДАГОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ДЕВПАНТНОГО ПОВЕДЕНИЯ ПОДРОСТКОВ (КИРОВ И КИРОВСКАЯ ОБЛАСТЬ)

Подростковый возраст обычно характеризуют как переломный, переходный, критический, но чаще как возраст полового созревания. JI.C. Выготский различал три точки созревания: органическое, половое и социальное. Согласно взглядам JI.C. Выготского, подростковый возраст - это самый неустойчивый и изменчивый период, который отсутствует у дикарей и при неблагоприятных условиях «имеет тенденцию несколько сокращаться, составляя часто едва приметную полоску между окончанием полового созревания и наступлением окончательной зрелости». В 20 - 30-е годы в России был собран и проанализирован большой фактический материал, характеризующий отрочество в разных социальных слоях и группах, у подростков разных национальностей и у беспризорных. Много интересного материала по данной теме содержится в исследованиях Н.А. Рыбникова, В.Е. Смирнова, И.А. Арямова и др. Обобщая результаты этих работ, JI.C. Выготский пришел к выводу о том, что в подростковом возрасте структура возрастных потребностей и интересов определяется в основном социально-классовой принадлежностью подростка. Он писал: «Никогда влияние среды на развитие мышления не приобретает такого большого значения, как именно в переходном возрасте. Теперь по уровню развития интеллекта все сильнее и сильнее отличаются город и деревня, мальчик и девочка, дети различных социальных и массовых слоев». Дж. Байярд на основании многочисленных бесед с родителями подростков составила обобщенный список поступков и действий последних, которые беспокоят родителей. Набралось 65 пунктов от безобидного «пачкает на кухне» до «сделала аборт и снова забеременела». Вот наиболее характерные черты подросткового поведения и психологические состояния, наиболее часто переживаемые подростками. Первое, что бросается в глаза, - это резкое ухудшение поведения. Это проявляется в негативизме (т.е. в желании поступать вопреки чужой воле), упрямстве, драчливости, в противопоставлении себя учителям и взрослым и т.п. Легко увидеть сходство в поведении подростка и трехлетнего малыша. Все то же упрямство, негативизм, строптивость, своеволие. Там он не хотел ходить за руку со взрослыми, желая утвердить право на свое «Я сам», а здесь для него важно признание своего достойного положения в социуме, признание своего «Я».

Другой чертой подросткового поведения является выраженная противоречивость стремлений и их неустойчивый характер. С этой чертой связана и противоречивость эмоциональных состояний, переживаемых подростком, выраженный психологический дискомфорт - тревога, страхи, ощущение одиночества и т.п. Подросткам присуща и реакция эмансипации (по А. Личко), т.е. выраженное стремление освободиться из-под опеки и контроля со стороны родителей и взрослых. А. Личко подчеркивает еще одну характерную черту поведения - реакцию группирования как стремление подростка войти в состав какой-либо подростковой группы. Наконец, важно иметь в виду и особенности характера подростков, в частности выраженность в этом возрасте так называемых акцентуаций характера. Не следует думать, что все эти черты поведения проявляются одновременно. Каждая из них обусловлена теми или иными сферами психического развития, которые проявляют себя с наибольшей интенсивностью в разные временные отрезки. Во второй половине XX века французский психолог Б. Заззо изучала подростков из различных социально-экономических слоев общества, чтобы выявить их личные представления о продолжительности подросткового возраста. Б. Заззо показала, что начало отрочества почти все они относят к 14 годам, связывая его с половым созреванием. Однако представления о сроках его окончания расходятся. Рабочие и низкоквалифицированные служащие считают, что их отрочество закончилось в 19 лет, инженерно-технические работники отодвигают этот срок до 20 лет, предприниматели и лица свободных профессий - до 21 года. Таким образом, субъективная средняя продолжительность отрочества колеблется в зависимости от социального положения и длительности образования в целом от 4 до 7 лет. В России за короткий исторический период произошли глубокие изменения в разных сферах жизни, которые оказали влияние на развивающуюся личность. В результате на глазах одного поколения проявлялись существенные изменения общей направленности личности подростка. Это было хорошо показано в работе Н.Н. Толстых, которая изучала отношение подростков к будущему. Сопоставляя свои данные, полученные в результате исследования школьников с третьего по восьмой класс, с результатами исследований Л.И. Божович и Н.И. Крылова, также посвященных изучению отношения к будущему у детей различных возрастов, Н.Н. Толстова обнаружила интересный факт, касающийся границ подросткового возраста. В исследованиях Л.И. Божович, которые проводились в середине 50-х годов, переломный момент в представлении о будущем наблюдался у учащихся восьмого и девятого классов, т.е. в 15 лет. Десятилетия спустя исследования Н.И. Крылова показали, что профессиональная направленность школьников, выбор будущей профессии становится актуальным для юношей и девушек только в 16-17 лет. В начале 80-х годов Н.Н. Толстых отмечает время яркого перелома в отношении к будущему на рубеже шестого и восьмого классов, что примерно соответствует возрасту 13 лет. Такое расхождение результатов можно объяснить изменением в социальной ситуации развития поколений. Это еще раз подтверждает историческую и социальную обусловленность развития личности и отсутствие стабильных границ подросткового возраста.

По отношению к подросткам, их психическому развитию и судьбе, помимо социальной ситуации, существенное значение имеют особенности исторического времени, в котором проходит их жизнь. В кризисный период развития российского общества известный московский учитель А. Тубельский пишет в «Общей газете»: «Старшие поколения - те, кому за 20, за 30 и больше, - росли с идеалами и жизненными ценностями. Их можно было принимать или не принимать, но они были. И на этой основе каждое поколение, так или иначе, определяло свое будущее. Жизнь сегодняшних подростков трагична в буквальном смысле. У них уже сложилось ощущение своей ненужности в обществе. Чем в основном озабочены родители и педагоги? Накормить, одеть, дать образование, помочь поступить в институт. Зачем, ради чего, как жить дальше - на эти вопросы нет ответов ни у старших, ни у самих 11-16-летних».

Под делинквентным поведением подразумевается цепь проступков, провинностей, мелких правонарушений (от лат. Delinquo - совершить проступок, провиниться), отличающихся от криминала, т.е. наказуемых согласно Уголовному кодексу серьезных правонарушений и преступлений.

Делинквентность обычно начинается со школьных прогулов и приобщения к асоциальной группе сверстников. За этим следует мелкое хулиганство, издевательство над младшими и слабыми, отнимание мелких карманных денег у малышей (на сленге делинквентных подростков обозначается выражением «трясти деньги»: малыша заставляют прыгать, чтобы услышать, не звенят ли монеты), угон (с целью покататься) велосипедов и мотоциклов, которые потом бросают где попало. Реже встречаются мошенничество, мелкие противозаконные спекулятивные сделки («фарцовка»), вызывающее поведение в общественных местах. К этому могут присоединяться «домашние кражи» небольших сумм денег. Все эти действия в несовершеннолетнем возрасте не являются поводом для наказания в соответствии с УК, да и у взрослых подобное поведение чаще служит предметом разбирательства товарищеских судов и причиной административных взысканий. Однако подростки могут проявлять большую делинквентную активность и тем самым причинять много беспокойства. Обычно именно делинквентность служит наиболее частой причиной разбирательств в комиссиях по делам несовершеннолетних. Иногда все эти нарушения поведения называют «девиантным поведением», что не совсем точно отражает суть дела. Девиантность - отклонение от принятых норм - понятие более широкое, оно включает не только делинквентность, но и другие нарушения поведения - от ранней алкоголизации до суицидных попыток.

Подростковая делинквентность в подавляющем большинстве имеет чисто социальные причины, прежде всего недостатки воспитания. От 30 до 85% делинквентных подростков, по данным разных авторов, вырастают в неполной семье, т.е. без отца, или в семье деформированной - с недавно появившимся отчимом или, реже, с мачехой. Немалое значение имеют безнадзорность, воспитание по типу «гипопротекции». Росту делинквентности среди подростков способствуют социальные потрясения, влекущие безотцовщину и лишающие семейной опеки; примером в нашей стране может послужить армия беспризорников после гражданской войны, достигавшая более четырех миллионов. Делинквентность далеко не всегда связана с аномалиями характера, с психопатиями. Однако при некоторых этих аномалиях, включая крайние варианты нормы в виде акцентуаций характера, имеется меньшая устойчивость в отношении неблагоприятного воздействия непосредственного окружения, большая податливость пагубным влияниям. По мнению L. Michaux (1964), до 70% делинквентных подростков обнаруживает изначальные нарушения характера. А. Вдовиченко (1976) среди делинквентных подростков в 66% установил различные типы акцентуаций характера. Н.И. Озерецкий (1932) среди беспризорников 20-х годов в 21 - 28 % диагностировал психопатию. Среди обследованных 300 подростков мужского пола 14-17 лет, госпитализированных в психиатрическую клинику в связи с непсихотическими нарушениями поведения, острыми эффективными реакциями и другими реактивными состояниями, делинквентное поведение отмечено в 40%. Наиболее частым его проявлением были прогулы, отклонение от учебы и труда, мелкое воровство, драки со сверстниками. Реже встречались другие формы делинвентности: хулиганство, отнимание денег, угон, приставание к иностранцам, выпрашивание у них подачек, вызывающее поведение в общественных местах.

Психолого-педагогические проблемы возникновения, развития и функционирования групп и общностей правонарушителей давно интересовали ученых. Так, известный русский юрист JI.E. Владимиров считал, что при выявлении причин групповой преступности с психологической точки зрения необходимо установить «общежительную сторону человека, отношение его к ближнему. Каждый человек принадлежит к известному народу, сословию, профессии, семье, кружку...».

По мнению А.Я. Герда, психологической основой объединения «малолетних преступников» в стихийные объединения и организованные группы - «семьи» - лежит «естественное тяготение детей друг к другу». Это единство достигается солидарностью подростков для достижения какой-либо цели, единством правил, определяющих жизнь «семьи». В таких «семьях» малолетние преступники оказывают друг другу помощь, поддержку, чувствуют себя в большей безопасности, им легче переносить нужду и невзгоды. Исследователи «беспризорного детства» Н.П. Белецкая, B.C. Красуский и Д.Б. Макаровский, С.О. Лозинский, А.В. Уласова и другие, изучая социально-психологические особенности различных коллективов беспризорных, указывают на причины их возникновения: « голод и разруха», «тяжелые условия жизни», «необходимость найти себе средства к существованию», «бездомность», «отсутствие заботы». Эти социальные причины выбросили тысячи детей из нормальной колеи на улицу, привели не только к росту детской беспризорности, но и к росту групповой преступности. Большое внимание изучению объединений «уличных мальчишек» уделял С.Т. Шацкий. По его мнению, эти стихийные объединения детей и подростков «хороши тем, что они свободны, подвижны, находятся в близком соприкосновении с жизнью и разнообразны». Он считал, что их положительная роль состоит в том, что они удовлетворяют проблемы подростков в избирательном общении, в активности и самоутверждении, благодаря чему «так называемые «уличные мальчишки» обладают большой практичностью и хорошо ориентируются в сложных условиях окружающей жизни».

Среди причин, способствующих возникновению неформальных групп, подростки и эксперты на первое место ставят неблагополучие в семье - 85%. Затем идут «плохая организация досуга» - 65%, «разочарование подростков в идеалах взрослых» - 64%, «социальная несправедливость» - 60,5% и имеющийся «бюрократизм и формализм в работе государственных» - 56,5, молодежных, общественных организаций - 55%.

К числу субъективных предпосылок, способствующих возникновению групп, относятся следующие:

Стремление отчужденных подростков удовлетворить свою потребность в интимно-личном общении и этим самым улучшить свое положение в системе межличностных отношений со сверстниками.

Потребность подростков в эмоциональном благополучии, признании, взаимопонимании, сочувствии.

Страх перед социальной изоляцией, одиночеством.

Потребность в престиже, самоутверждении.

Стремление обособиться от взрослых, показать свою «взрослость», самостоятельность.

Возможность свободного установления межличностных отношений и общения, свобода обмена мыслями, представлениями, мнениями, чувствами, интересами и т.п. в процессе совместной асоциальной деятельности в отсутствие контроля со стороны официальных органов.

Стремление к взаимному приспособлению подростков друг к другу.

Длительные наблюдения за несовершеннолетними правонарушителями показывают, что почти все подростки, как по месту жительства, так и в спецучреждениях, входят в какую-либо малую группу. Среди них почти не бывает одиночек, как среди взрослых правонарушителей.

Вот основные черты групп несовершеннолетних правонарушителей: 1. Члены групп находятся в тесном взаимодействии друг с другом. Асоциальные группы возникают стихийно, независимо от социально полезных групп и коллективов, тайно от окружающих их лиц.

Вначале между членами группы обязательно складываются отношения дружбы и товарищества. Если же симпатия переходит в антипатию или неприязнь между двумя членами, то один из них изгоняется из группы.

Группы несовершеннолетних правонарушителей очень подвижны, способны к быстрым перемещениям, быстрому выполнению заданий лидера, часто обновляются.

В группах, как правило, хорошо поставлена информация.

Членов группы характеризует замкнутость и трудность выявления их стремлений.

При внешней демократичности отношений между членами группы во внутренней их структуре господствует статусная иерархия.

В группе всегда «общий котел». Добытые вещи, продукты, ценности и т.д. собираются вместе, а потом делятся на всех поровну.

Во многих группах существует круговая порука, которая накладывает на поведение каждого члена группы определенные обязанности.

Для большинства неформальных групп несовершеннолетних правонарушителей характерно отрицательное отношение к нормам права и морали, требованиям взрослых.

В каждой неформальной группе имеется своя «философия», своя «субкультура» отношений и ценностей, обычаев и традиций.

Особенности становления групп несовершеннолетних правонарушителей можно объединить в три периода, каждый из которых характеризуется различным уровнем развития деятельности, отношений и общения.

период

Для этого периода характерно то, что асоциальной группы практически нет. Трудновоспитуемые подростки и несовершеннолетние правонарушители действуют разрозненно, у них нет совпадений целей и мотивов деятельности. Многие не знают друг друга, а если и знают, то не проявляют к другим интереса.

В этот период многие из них пытаются утвердиться среди своих новых знакомых. Также можно заметить, что некоторые подростки еще не определились в выборе друзей. У них, как правило, слабо выражены мотивы группообразования, интересы и склонности.

Для этого периода характерно становление социально нейтральных озорных групп подростков, предкриминальных групп правонарушителей.

период

Во втором периоде среди подростков происходит дальнейшее развитие и углубление отношений. Неопределившиеся подростки примыкают к какой - либо «паре» друзей или создают свою «пару». Заметно появление групп по два, три человека. Более развитые интеллектуально и физически, более

самостоятельные быстро находят себе друзей, часто сами становятся инициаторами создания микрогрупп.

Объединяющими факторами в этот период являются стойкое негативное отношение к учебе, труду, проявляющееся в пропусках занятий, нежелании учиться и работать, враждебное отношение к учителям, воспитателям, поддержка друг друга в совершении незначительных правонарушений.

Для этого периода характерно возникновение неустойчивых криминогенных групп, относительно организованных уличных или дворовых компаний.

3 период

Третьему периоду свойственно более широкое и углубленное развитие межличностных отношений в зарождающейся неформальной группе. В ее неофициальной структуре уже можно заметить более крупные группировки в 5 - 8 человек.

В этот период у всех членов группы появилось осознанное чувство «мы», которое сформировалось в процессе совместной асоциальной деятельности и узкогрупповой морали, обосновывающей и оправдывающей асоциальное поведение членов группы. Для подростков группа становится главным центром их общественной жизни, а групповая деятельность направлена главным образом на поиск и удовлетворение развлечений, элементарных потребностей, утилитарных интересов и склонностей, которые осуществляются противоправными способами.

Для этого периода характерно возникновение хорошо организованных устойчивых криминогенных групп подростков, образующих различные «шайки», «банды», «патологические группы» и т.д.

По статистике информационного центра УВД Кировской области, за 2004 год в России несовершеннолетними преступниками было совершено 126 621 преступление, в т.ч. в Кировской области - 2033. Это в 2,5 раза меньше, чем в Пермской области, однако в 4 раза больше, чем в Республике Марий Эл.

Уровень подростковой преступности в Кировской области сопоставим с уровнем преступлений в таких областях, как Самарская, Саратовская и Республика Башкортостан. Удельный же вес в Кировской области подростковой преступности - самый большой в Приволжском федеральном округе.

По сравнению с 2003 годом, в 2004 году по Кирову наблюдается рост по всем видам преступлений, совершенных несовершеннолетними. Например, общее число преступлений по городу увеличилось на 19% и составило 560. По области же наблюдался более существенный рост - 40%, данное число преступлений равняется 2133 .

Что касается групповых преступлений, то их число в городе составило 281, а по области 1193, в т.ч. в Кирово-Чепецке - 93 преступления, а в

Вятских Полянах - 30. Динамика роста там составила 35 и 150% соответственно. По общему же числу подростковых преступлений динамика роста составила 49 и 12% соответственно. На учете в милиции в

году состояло по городу 1045 человек, а по области - 3612. Существенный рост здесь не наблюдался. Среди таких видов преступлений, как разбои, кражи, угоны и грабежи, наибольшее число составляют кражи - 306 в 2004 году. В целом по области их количество равно 1292. И по городу, и по области наблюдается значительный рост. Самое незначительное число преступлений, совершенных несовершеннолетними, - разбои. По городу они равны в 2003 году 19, а в 2004 году - 26, их прирост составил 36%.

Что касается районов области, то в Кирово-Чепецке было совершено 4 разбоя, в Вятских Полянах - 5. В Вятских Полянах наблюдается снижение преступлений по разбоям и кражам, чего нельзя сказать про другие районы. Наиболее криминогенным районом города является Октябрьский. Число преступлений, совершенных несовершеннолетними, там составляет 228, а наиболее высокая динамика роста наблюдается в Нововятском районе (164 %), где было зафиксировано 161 преступление.

Самым благоприятным районом по подростковой преступности стал на

год Первомайский район. Там было зарегистрировано 135 преступлений.

Рост подростковой преступности принимает угрожающие масштабы и становится наиболее актуальной проблемой в настоящее время, т. к. подростки подвержены влиянию взрослых, а в целом по России криминогенная обстановка неуклонно обостряется. Оздоровление в среде подростковой преступности невозможно без принятия мер, связанных с изменением мировоззрения подрастающего поколения в детском возрасте.

Е.Ю Кононова,

Вятский социально-экономический институт

г. Киров

КОММУНИКАТИВНЫЙ КОМПОНЕНТ В СТРУКТУРЕ ОБЩЕНИЯ: ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ПОДХОДЫ

Наступивший век информации и научных открытий предполагает изменения в сфере образования. Системе образования сегодня предстоит решить принципиально глобальную проблему, связанную с подготовкой людей к жизни и деятельности в совершенно новых для них условиях информационного мира. Мы говорим не просто о повышении уровня образованности людей, а о формировании новых образцов и способов

общения, приспособленного к быстро меняющимся социальным и информационным реалиям окружающего мира.

В настоящее время актуальность этой проблемы приобретает особую остроту. Это связано с несколькими позициями: во-первых, социально - экономическими изменениями, происходящими в стране и повышающими значимость активности личности в конструировании социального мира и взаимодействии с людьми, а во-вторых, переходом к информационному обществу, которое требует развитие информационной культуры (информатизации всех видов деятельности).

В современной педагогической науке вопросами общения и коммуникации занимаются многие ведущие специалисты, такие как JI.A. Беляева, А.А. Бодалев, В.А. Кан-Калик, А.А. Леонтьев, В.Н. Мясищев, Б.Д. Парыгин, В.Д. Ширшов. Данной проблеме посвящено значительное количество исследований, в которых были разработаны научные программы, конкретизированы принципы, задачи и цели изучения механизмов, закономерностей процесса общения. Кроме того, категория общения представлена в философии, социологии, общей и социальной психологии и других областях знания. На основе межпредметного изучения данного процесса мы отмечаем, что единого определения понятия «общения» нет.

В психологической науке общение рассматривается как взаимодействие человека с человеком, в процессе которого решаются жизненно важные задачи. В этом определении общение выступает как особая специфическая деятельность человека (А.А. Бодалев, А.Б. Добрович, ЯЛ. Коломинский, А.А. Леонтьев) [3; 8].

В социальной психологии общение характеризуется как межличностный или групповой процесс, в основе которого лежит обмен между людьми определенными результатами их психической деятельности - усвоенной информацией, мыслями, суждениями, оценками, чувствами, установками (Б.Ф. Ломов, А.В. Мудрик, Б.Д. Парыгин) [5; 55].

В педагогической науке общение - это взаимодействие двух или более людей с целью установления и поддержания межличностных отношений, достижения общего результата совместной деятельности (Е.Г. Злобин, В.А. Кан-Калик, М.И. Лисина). Они характеризуют общение как один из важнейших факторов психического и социального развития ребенка [6; 69].

В связи с вышеизложенными точками зрения следует, что междисциплинарная категория общения рассматривается как взаимодействие, взаимообмен действиями, информацией и состояниями. Выступая как важнейшая социальная деятельность, общение является средством формирования и средством реализации личности человека. Общение включено в практическое взаимодействие людей (совместный

труд, игра, учение и т.д.), обеспечивает планирование и контролирование их деятельности. Вместе с тем общение удовлетворяет особую потребность человека в контакте с другими людьми. Удовлетворение этой потребности, появившейся в процессе общественно-исторического развития, связано со стремлением к общению. Потребность в общении служит для формирования мотивов, побуждающих людей к совместной деятельности. Процесс общения может обособляться от других видов деятельности и приобретать относительную самостоятельность.

Таким образом, общение - это многоплановый процесс развития контактов между людьми, включающий в себя:

взаимодействие - это интерактивная сторона общения;

восприятие и понимание - это перцептивная сторона общения;

обмен информацией - это коммуникативная сторона общения.

Интерактивная сторона общения рассматривается как

взаимодействие общающихся участников. Это взаимодействие возникает в процессе совместной деятельности, в результате которой осуществляется не только обмен информацией, но и обмен действиями. Облик партнера по общению формируется на основе его успеха или не успеха к деятельности. Компоненты социального взаимодействия представлены в теории К. Доджа [1; 224]:

проблемные задачи;

неосознанные цели и установки;

обработка социальной информации (ее кодирование, интерпретация, поиск социальных форм поведения в ответ на нее; сравнительное оценивание возможных ответных форм поведения и выбор оптимальной формы; применение выбранной формы поведения);

коммуникативное поведение;

оценки коммуникативного поведения со стороны других людей.

Перцептивная сторона общения выступает как восприятие и

понимание человека человеком. Социальная перцепция - это взаимопонимание между участниками процесса, установление особого рода отношений: близости, привязанности, симпатии, дружбы, любви.

Коммуникативная сторона общения или коммуникация, то есть обмен информацией между людьми, может быть вербальной и невербальной. Вербальное общение считается эффективным, если люди говорят на одном языке. Качество общения зависит от словарного запаса, от точной передачи мыслей, от умения ясно изложить идею, от умения услышать суть дела, от умения корректно ставить вопрос и давать точные ответы. В невербальном общении главное значение имеет мимика, жесты, вокализация голоса. С нашей точки зрения, коммуникативный компонент в структуре общения заслуживает детального рассмотрения.

Прежде всего, следует отметить, что в настоящее время во многих исследованиях коммуникация отождествляется с понятием общения. Тем не менее, они различны. Традиционный взгляд на коммуникацию, принятый в рамках информационных подходов, рассматривает ее как процесс приема - передачи информации, который осуществляется по разным коммуникативным каналам: через устную или письменную речь, невербальными средствами и т.д. Если же говорить о современных представлениях, развиваемых в педагогике, психологии, лингвистике, социологии, антропологии и этнографии, то понятие коммуникации выходит за пределы движения информации. При его анализе большое значение уделяется ситуации, при которой происходит коммуникация, невербальному поведению коммуникантов, их личностным особенностям, коммуникативным мотивам (познавательным, деловым и личностным), целям и задачам. Коммуникация выступает как сложная система взаимодействия, имеющая собственную динамику и развитие, не сводимая к простому обмену информацией. В этом смысле термин «коммуникация» аналогичен используемому в российской психологии термину «общение», обозначающему сложный когнитивно - коммуникативный процесс, при котором происходит обмен идеями, интересами, формируются установки, усваивается общественно - исторический опыт.

Коммуникативный процесс, с точки зрения диалоговых моделей общения, рассматривается как совместное решение участниками коммуникативных задач. А.А. Леонтьев определяет коммуникативную задачу как результат ориентировки в проблемной ситуации, целью которой является воздействие на партнеров по общению [4; 396]. Она может быть следствием осознанного или неосознанного намерения, то есть коммуникативной цели, которая является внутренней интенцией, регулятором вербального поведения. Принято различать общие коммуникативные задачи предстоящей деятельности, которые, как правило, планируются заранее, и текущие коммуникативные задачи, возникающие в ходе взаимодействия. Общая коммуникативная задача сводится к повествованию (сообщению) и побуждению. Повествование представлено следующими разновидностями: собственно повествование, сообщение, наименование, объявление, перечисление, реплика, ответ, донесение, рапорт и др. Побуждение имеет такие виды, как приказ, команда, требование, предупреждение, угроза, запрет, вызов, предостережение, предложение, призыв, совет, задание, приглашение, просьба, увещание, мольба. Следовательно, в процессе решения общих коммуникативных задач реализуются две основные цели: передать сообщение (информацию) и воздействовать на собеседника, то есть побудить его к действию (обратной связи). Если в процессе коммуникации реализована общая задача, то следует перейти к решению текущей коммуникативной задачи.

Коммуникативная задача состоит из этапов решения: анализ ситуации общения; привлечение внимания; осуществление вербального общения; коммуникативное взаимодействие и организация содержательной и эмоциональной обратной связи.

На первом этапе происходит сложный процесс «подгонки» общего стиля общения к конкретным условиям ситуации. Подобная адаптация опирается на следующие компоненты: осознание собственного стиля общения; мысленное восстановление предыдущих особенностей общения в данной ситуации - коммуникативная память; уточнение стиля общения в новых коммуникативных условиях деятельности, исходя из ситуации и текущих коммуникативных задач. На данном этапе происходит конкретизация объекта общения.

Этап привлечения к себе внимания может быть реализован разными приемами. Выделяют такие варианты, как речевой - вербальное общение; пауза с активным внутренним требованием внимания к себе; двигательно-знаковый - применение наглядных средств; смешанный вариант, включающий в себя элементы трех предыдущих.

Основной этап решения коммуникативной задачи - осуществление вербального общения. Успешность такого общения предполагает наличие хорошей вербальной памяти; умений правильно отбирать языковые средства, обеспечивающие яркую выразительную речь, логически строить изложение передаваемой информации, ориентировать речь на собеседника; высокого уровня антиципации (предвосхищения).

К средствам, повышающим эффективность коммуникативного взаимодействия, относятся: мускульную мобильность, инициативность в общении, способность управлять общением, владение жестами, мимикой, пантомимикой, повышение и понижение голоса или целесообразное интонирование. Следует отметить, что для собеседника часто значима не сама по себе информация, а тот смысл, который в нее вкладывают, и отношение к сообщаемым фактам.

Заключительный этап решения коммуникативной задачи - организация содержательной и эмоциональной обратной связи. Содержательная обратная связь дает информацию об уровне воспринимаемого материала и осуществляется с помощью вопросов. Эмоциональная обратная связь устанавливается через чувствование настроя собеседника (группы) с помощью анализа поведения, выражения лиц и глаз, отдельных реплик и эмоциональных реакций.

В итоге решение всех этапов коммуникативной задачи способствует эффективной и продуктивной реализации процесса коммуникации.

Как отмечалось выше, в настоящее время во многих исследованиях большое значение уделяется анализу ситуации, при которой происходит коммуникация. Д. Хаймс, анализируя процесс коммуникации в рамках социальной ситуации, в своей модели «Говорение» («Speaking») выделяет восемь элементов языкового взаимодействия [1; 217]:

Ситуация - составляющая, объединяющая одновременно реальную обстановку и явление или сцену - психологический план или тот способ, с помощью которого событие культурно определено.

Участники - все люди, которые участвуют в сцене и влияют на ее протекание.

Цели - составляющая, в которой выделяются «цели - намерения», то есть те цели, которые предполагается реализовать в процессе общения, и «цели-результаты», которые реально реализовались.

Коммуникативные акты - составляющая, выражающая одновременно содержание сообщения (затрагиваемые темы) и его форму (стиль выражения).

Тональность - составляющая, которая характеризует модальность сообщения - тон, в котором оно произносится (игривый, серьезный, доброжелательный и т.д.).

Инструменталии - это каналы, по которым передаются речевые высказывания (устный или письменный), и формы использования этих каналов (в процессе пения, говорения, чтения книг и т.д.).

Нормы - механизмы взаимодействия и интерпретации.

Жанр - поэма, миф, сказка, загадка, доклад, официальное письмо и т.д.

В каждом конкретном случае необходимо показать, как выделенные элементы языкового взаимодействия влияют друг на друга. На наш взгляд, с помощью этой модели возможно осуществить детальный компонентный анализ процесса коммуникации.

Говоря о специфике целостного коммуникативного процесса, следует отметить, что важной целью коммуникации выступает достижение интерсубъективности. Согласно Р. Ромметвейт, интерсубъективность - это структура, возникающая в результате взаимодействия, в которой взаимное понимание должно конструироваться заново [1; 225]. В рамках этого определения вводится понятие коммуникативного соглашения, которое означает, что собеседники, вступая во взаимодействие, договариваются относительно принципов и правил, которым оно должно подчинятся. В качестве принципов обмена информацией выделяются следующие:

•          принцип соответствия, который позволяет индивидам

отнестись друг к другу как к потенциальным собеседникам, принимая во внимание их языковую, коммуникативную, дискурсивную компетентность;

принцип взаимности, который означает признание другого как эффективного собеседника;

принцип контрактуализации (перехода), означающий переход от потенциально коммуникативной ситуации к реальной коммуникации;

принцип влияния, который обозначает тот факт, что любое коммуникативное взаимодействие является носителем смыслов, и что каждый коммуникант старается овладеть ими вместе со своим партнером.

Что касается правил, то они являются одновременно дискурсивными (правила, которые руководят построением дискурса), и ситуационными (те, которые вытекают из статуса, ролей и социокультурных ритуалов).

Согласно концепции X. Грайса, при отсутствии в разговоре соответствия между буквальным значением предложения и смыслом, вкладываемым в него говорящим, коммуниканты должны применять несколько основных правил, называемых им «Максимы коммуникации»:

правило количества передаваемой информации: сделать свое сообщение настолько информативным, насколько это необходимо для текущей ситуации общения;

правило качества передаваемой информации: не говорить того, что считаешь ложным; или того, для чего у тебя нет адекватных доказательств;

правило отношения: быть релевантным текущей дискуссии;

правило способа передачи сообщения: избегать неясности и двусмысленности выражений; быть кратким и последовательным.

Аналогичным образом Я. Яноушек считает, что основой коммуникации является общая система значений и правил ее употребления. Он выделяет три уровня коммуникации [7, 168]:

Передача и принятие информации (кодирование и декодирование), назначение которых заключается в выравнивании различий, имеющихся в исходной информированности вступивших в контакт людей. На этом уровне коммуникация не сводится только к передаче и принятию информации, а включает в себя и взаимное отношение участников. Со стороны говорящего имеет место антиципация того, как воспримет слушатель передаваемую ему информацию. Реципиент реконструирует контекст получаемой информации: исходный замысел говорящего, его опыт, знания и т.д. Непосредственной связи с совместной деятельностью на этом уровне нет.

Коммуникация непосредственно связана с совместной деятельностью по решению общей задачи. Коммуникация в этом случае может принимать характер информирования, спрашивания, обучения и т.д., обеспечивая конструктивность совместной работы. Обмен знаниями, соображениями, решениями подчинен совместному решению задачи и связан с получением нужных сведений, усвоением учебного материала, открытием новых знаний и т.д.

3. Коммуникация направлена на формирование общей оценки достигнутых результатов, вклада участников. На передний план выступает то, что для коммуникации наиболее существенно, а именно стремление понять установки и взгляды людей. Стремление к общей оценке может натолкнуться на препятствие, заключающееся в несовпадении основных ценностей, с которыми участники вступают в общение.

С точки зрения Я. Яноушека, указанные уровни коммуникации не исключают, а взаимопредполагают друг друга. Однако в его теории не рассматриваются личностные особенности участников процесса.

Акцент на личности коммуникантов сделан в концепции, предложенной Д. Анзье и Ж. Мартэн. В ней участники коммуникации рассматриваются как личности, обладающие индивидуальными полями сознания и интенциональными установками. Особое внимание уделяется трем составляющим коммуникативного процесса: личности участников общения, ситуации и значению.

Личностные особенности участников общения характеризуются личной историей, мотивационной системой, аффективным состоянием, интеллектуальным и культурным уровнем, референтной системой, социальным статусом и социально-психологическими ролями. Эти аспекты обусловливают идентичность коммуникантов, которая образована одновременно биопсихологическими элементами (возраст, пол) и социально-психологическими, относящимися к группам принадлежности (географическим, профессиональным, идеологическим и др.). Факторы идентичности позволяют расположить каждого человека внутри отношений, установленных культурой и обществом (родитель - ребенок, мужчина - женщина, начальник - служащий, производитель - потребитель и т. п.). Эти отношения предписывают одни типы коммуникации и запрещают другие.

Д. Анзье и Ж. Мартэн рассматривают коммуникацию только в определенной ситуации. Содержание коммуникации и стиль зависят от целей и задач, которые ставят перед собой партнеры (получить информацию, убедить, соревноваться, соблазнить, угрожать, утешить, развлечь). Характеристики коммуникации могут быть индуцированы и самой природой ситуации.

В заключение следует отметить, что в процессе коммуникации существует прямая зависимость между степенью сложности жестикуляции и вербальной продуктивностью общающихся людей. Как известно, в любой культуре существует система невербальной коммуникации, которая может предшествовать вербальной, сопровождать ее, а в ряде случаев даже заменять. Чаще всего

невербальные компоненты коммуникации сочетаются с вербальными, образуя целостный процесс. Доказано также, что коммуникативная жестикуляция богаче у людей с высоким уровнем вербальной компетенции. Если же говорить о невербальной коммуникации, то при исследовании ее динамических аспектов особое внимание уделяется телесным движениям и жестам. Одним из основоположников междисциплинарных исследований в этой области был Р. Бердвистл, который разработал «грамматику жестов». Так, с языковыми фонемами он соотносил кинемы - наименьшие единицы действия, жеста или мимики; в качестве аналогов морфем он рассматривал кинеморфемы и т. п. Работы Р. Бердвистла продолжены в нескольких направлениях. Например, А. Шефлен соотнес жесты, позы и разговорную речь. Им были выявлены три уровня телесной коммуникации: непосредственный момент ее проявления, насчитывающий несколько секунд, позиция или общая поза, а также презентация в целом [1].

В качестве функций телесных проявлений традиционно выделяют коммуникацию информации, структурирование отношений и регуляцию процесса обмена информацией, символическую функцию.

Первая имеет несколько вариантов:

квазилингвистическая функция: телесные проявления являются эквивалентами речи (например, махание рукой, чтобы сказать «до свидания»);

функция подкрепления речи (например, иллюстративные жесты);

экспрессивная функция (например, лицевая мимика, передающая аффективное состояние);

импрессивная функция, направленная на вызывание определенного состояния у слушающего (например, улыбка с целью обольщения).

Функция структурирования отношений и регуляции процесса обмена информацией реализуется в следующих формах:

невербальные компоненты участвуют в процессе определения характера межличностных отношений (например, межличностное расстояние, поза и т. д. имеют тенденцию символизировать и выражать психологическое и социальное отношение между взаимодействующими людьми);

невербальные компоненты содействуют установлению (фатическая функция) и поддержанию коммуникации (например, зрительный контакт);

телесные знаки играют роль в регуляции коммуникативных обменов между людьми, например, влияют на смену говорящих.

Символическая функция выражается в том, что некоторые движения, жесты и позы имеют смысл лишь в рамках определенного ритуала.

В процессе коммуникации мы используем также пространство, настоящая грамматика которого была разработана Е. Холлом. Исходя из идеи о наличии у людей представления об индивидуальном пространстве, он выделил четыре вида расстояний: интимное, личное, социальное и публичное.

Психолого-педагогический анализ показал, что коммуникативный компонент в структуре общения имеет свои особенности, позволяющие отождествлять такие понятия, как общение и коммуникация. Развитие концепций коммуникации шло по линии выделения в этом процессе все более разнообразного количества составляющих: цели, задачи, мотивы, уровни, интенции и установки коммуникантов, их личностные особенности, а также таких социально-психологических составляющих, как принципы и правила.

Список литературы

Барабанщиков В.А., Носуленко В.Н. Системность. Восприятие. Общение. - М.: Институт психологии РАН, 2004. - 480 с.

Бодалев А.А. Психология общения. - М.; Воронеж: АПСН, 1996. - 255 с.

Леонтьев А.Н. Психология общения. - М.: Смысл, 1997. - 365 с.

Педагогика: Учеб. пособие / В.А. Сластенин, И.Ф. Исаев, А.И. Мищенко, Е.Н. Шиянов. - М.: Школа-Пресс, 1997. - 512 с.

Лисина М.И. Общение, личность и психика ребенка. - М.: Смысл, 1997. - 384 с.

Российская педагогическая энциклопедия: в 2 тт. / Гл. ред. В.В. Давыдов. - М.: Большая российская энциклопедия, 1998. - Т.2. - 672 с.

Яноушек Я. Коммуникация трех участников совместной деятельности // Проблема общения в психологии. - М.: Наука, 1981.

Е.В. Волченкова,

Вятский государственный гуманитарный университет

г. Киров

К ПРОБЛЕМЕ ВОСПИТАНИЯ КУЛЬТУРЫ ПОВЕДЕНИЯ

УЧАЩИХСЯ

Наступивший XXI век предъявляет новые повышенные требования к личности. Развивающемуся российскому обществу нужны «современно образованные, нравственные, предприимчивые люди, которые ... способны к сотрудничеству, отличаются мобильностью, динамизмом, конструктивностью» (Концепция модернизации российского образования на период до 2001 года). Все эти качества характеризуют личность с высоким уровнем культуры.

Культура является показателем уровня развития общества в целом и человека в частности. Как отмечает М. С. Каган, культура выражает

меру власти человека над природой - и над внешней природой, и над его собственной, физической и психической. Культура общества есть показатель уровня его развития, степени его отдаления от исходного первобытного природно-животного состояния. Культура отдельного человека определяется богатством приобретенных им социально - человеческих качеств, поднимающих данную личность над полученными ею генотипическими природными задатками.

В процессе своего развития общество постоянно поднимается на более высокий поведенческий уровень, включая в него все новые и новые явления. Культура поведения, являясь частью общечеловеческой, отражает состояние социума и вместе с тем оказывает на него серьезное влияние.

Культура поведения - это совокупность сформированных, социально значимых качеств личности, повседневных поступков человека в обществе, основанных на нормах нравственности, этики, эстетической культуре. Культура поведения, с одной стороны, выражает нравственные требования общества, с другой - усвоение положений, направляющих, регулирующих и контролирующих поступки человека (Педагогический энциклопедический словарь. - М., 2003).

О. И. Даниленко дает сходное с названным определение. По его мнению, культура поведения - это совокупность форм повседневного поведения человека (в труде, в быту, в общении с другими людьми), в которых находят внешнее выражение моральные и эстетические нормы этого поведения.

С. В. Петерина под культурой поведения понимает совокупность полезных для общества устойчивых форм повседневного поведения в быту, в общении, в различных видах деятельности.

Во всех перечисленных определениях указывается на внешнюю выраженность культуры поведения и зависимость ее от общественных норм. Однако культура поведения не ограничивается лишь внешними проявлениями, более важным является ее внутреннее основание, поэтому культура поведения не сводится к формальному соблюдению этикета. Она тесно связана с нравственными чувствами и представлениями (С. В. Петерина), является необходимым условием нравственной культуры личности (JI. Б. Волченко). По культуре поведения часто можно судить о нравственных качествах человека и развитии личности в целом.

Культура поведения помогает общению человека с окружающими, способствует обретению эмоционального благополучия, комфортного самочувствия и успешной жизнедеятельности (И. Н. Курочкина).

Мнения исследователей (JI. Б. Волченко, О. И. Даниленко, С. В. Петерина и др.) относительно компонентов культуры поведения не совпадают. Обобщив данные исследований, можно выделить такие ее составляющие, как культуру деятельности, культуру общения, культуру внешности, бытовую культуру (удовлетворение потребностей), культуру речи и другие.

Эти компоненты взаимосвязаны и образуют единую систему, поэтому недостаточное развитие какого-то одного из них приведет к нарушению целостности культуры поведения и негативным ее проявлениям.

Уровень культуры поведения человека говорит о его воспитанности. В широком смысле воспитанность означает соблюдение правил поведения и общения, принятых в обществе. В узком смысле - внутреннюю культуру человека, отражающуюся в его мировоззрении; здесь воспитанность выступает в роли неотъемлемого качества интеллигентности.

Основой культуры поведения являются правила, которые усваивает человек на протяжении всей жизни. Данный процесс является составной частью социализации, что говорит о его непрерывности. Воспитание культуры поведения является важной задачей всех социальных институтов, прежде всего учебных заведений. (Н. С. Витковская, Н. Е. Колосов, И. С. Марьенко и др.).

В настоящее время достаточно остро стоит проблема формирования культуры поведения учащихся. Наблюдается неуклонное ее снижение, вызванное многими факторами, в частности негативным влиянием средств массовой информации, падением духовности и нравственности, деформацией системы ценностей российского общества. Кроме того, в школе на первый план выходит процесс обучения, оставляя в стороне не менее важный процесс воспитания. Культура поведения теряет для учащихся свою значимость, отходит на второй план, что влечет за собой несоблюдение ее норм и правил. То есть наблюдается процесс экстериоризации: осознание «ненужности» выполнения правил культуры поведения приводит к соответствующим внешним действиям.

Модернизация образования предполагает активное внедрение и применение в практике работы образовательных учреждений новых технологий. Значительный педагогический потенциал несут в себе игровые технологии.

В теории и практике обучения и воспитания накопилось большое количество игр, различных по характеру, направленности, решаемым задачам, длительности и т. д. В школе наиболее часто применяются деловые, организационно-обучающие, организационно-деятельностные, организационно-коммуникативные, ролевые, компьютерные и другие виды игр.

Игра, выполняя в педагогическом процессе ряд функций (обучающую, развлекательную, коммуникативную, релаксационную, психотехническую и др.), содержит в себе огромные воспитательные возможности. На наш взгляд, игровая деятельность учащихся является эффективным средством развития их культуры поведения. Правильно построенная игра повышает активность и интерес школьников, способствует созданию деятельной обстановки. Отражение в некоторых играх, в частности в деловых, реальной действительности позволяет увидеть особенности поведения человека, которые не замечались ранее, а также поставить участников в новые для них ситуации. Это дает возможность осуществить целенаправленное воздействие на все компоненты культуры поведения учащихся и, соответственно, откорректировать процесс ее развития.

Поэтому исследование возможностей игровых технологий в плане развития культуры поведения учащихся является актуальной задачей педагогической науки в современных условиях.

Список литературы

Концепция модернизации образования на период до 2010 года. - М., 2004.

Волченко Л. Б. Культура поведения, этикет, мораль. - М., 1982.

Даниленко О. И. Культура общения и ее воспитание. - Л., 1989.

Педагогический энциклопедический словарь / под ред. Б. М. Бим-Бада - М., 2003.

Шмаков С. А. Игры учащихся - феномен культуры. - М., 1994.

И.Г.Корепанова,

Вятский социально-экономический институт

г. Киров

ВОСПИТАНИЕ МОЛОДЁЖИ

Актуальной проблемой любого общества является создание системы образования и воспитания молодёжи. Молодёжь - социальная группа, отличающаяся динамизмом, изменчивостью, мобильностью, склонностью к новаторству, решительностью, бескомпромиссностью. Эти черты делают её сильной и надёжной группой населения, с которой связывают будущее.

Государственная политика в области образования ориентирована на подготовку специалистов, способных к разностороннему, целостному видению сложных проблем жизни общества, способных к поиску новых решений насущных проблем. В связи с этим важным становится поиск новых подходов к организации воспитательной деятельности вуза. На молодое поколение ложится ответственность, с которой связывают будущее нашей страны. На этой основе происходит смена парадигмы в теории молодёжи. Традиционно описывала молодое поколение в терминах социализации, как объект воспитания, обучения, воздействия. Современная парадигма исходит из понимания молодёжи не только в качестве возрастной, социально-демографической группы, а в качестве специфической социокультурной реальности, а следовательно как субъекта социального действия и социального обновления [5].

Гуманистическая парадигма образования ориентирована на человека как высшую ценность социального бытия и отношение к нему как субъекту познания, общения и творчества [7]. Целеполагание гуманистического воспитания - помочь человеку обрести смыслы жизни, наполнив их конкретным ценностным содержанием. В психологическом словаре «гуманность» определяется как обусловленная нравственными нормами и ценностями система установок личности на социальные объекты (человека, группу, живое существо), которая представлена в сознании переживаниями сострадания и реализуется в общении и деятельности в аспектах содействия, соучастия, помощи [6].

Гуманистическое образование личностно ориентировано. В его центре находится человек со своими жизненными проблемами. Философские идеи гуманизма позволяют определить их глобальные смыслы:

ценностное отношение к человеку как самоцели; признание нравственной природы человека;

опора в воспитании на человеческие добродетели и стремление к самосовершенствованию;

предоставление пространства свободы для саморазвития и нравственного выбора: образа «Я», поступков, поведения, мировоззрения, содержания и способов жизнедеятельности, включение в социально-культурное творчество, поддержка индивидуальных способностей личности, обучение способам индивидуально-личностного саморазвития и жизнетворчества [1].

Содержание понятия «гуманность» должно раскрываться, прежде всего, через признание ценности человека. Щуркова Н.Е считает, что ценность является одним из ключевых понятий современной общественной мысли и используется для обозначения объектов и явлений, их свойств, а также абстрактных идей, воплощающих в себе нравственные идеалы. Всё многообразие предметов человеческой деятельности, общественных отношений и включённых в их круг природных явлений может выступать в качестве ценностей как объекта ценностного отношения, может оцениваться в дихотомии добра и зла, истины и заблуждения, красоты и безразличия, допустимого или запретного, справедливого или несправедливого [8].

Содержание понятия «ценность» осмысливается такими качественными характеристиками, как значимость, нормативность, полезность, необходимость, целесообразность. Возникновение ценности связано с предметами, явлениями, их свойствами и способами удовлетворения потребностей человека, общества, однако ценность выступает и как суждение, оценка предметов и явлений человеком, обществом.

Ценность как свойство предмета или явления присуща ему не от природы, не в силу внутренней структуры объекта, а потому, что он является носителем определённых социальных отношений, будучи вовлечённым в сферу общественного бытия человека. Однако же, данная предмету или явлению конкретным индивидом, ценность индивидуальна, то есть оценок одного и того же объекта может быть столько, сколько существует оценивающих объектов. Реальной основой их разнообразия являются индивидуальные особенности оценивающего субъекта, специфика его потребностей и интересов. В то же время оценка есть отражение объективной реальности. На этой основе повторяющиеся оценки создают нормы и принципы какого-либо социокультурного образования (групп, общества в целом), которые представляют собой устойчивые оценки в их воздействии на поведение человека. Они имеют огромный «личностный смысл» для субъекта, поскольку «психологическое значение - это ставшее достоянием моего сознания: обобщённое отражение действительности, выработанное человеком и зафиксированное в форме понятия, знания или даже в форме умения как обобщённого «образа действия», нормы поведения и т. п. Человек находит уже готовую, исторически сложившуюся систему знаний и овладевает ею: собственно психологическим фактом моей жизни является то, что я овладею или не овладею данным значением, усваиваю или не усваиваю его, и то, насколько я им овладею, и чем оно становится для меня, для моей личности, последнее же зависит от того, какой субъективный личностный смысл оно для меня имеет».

Ценности обычно разделяют на конвенциональные и трансцендентные. Первые есть следствие общественной необходимости, способствующие внешнему объединению людей. Вторые, трансцендентные - предельные, исторически локализуемые, обусловленные особенностями культурно-исторического развития той или иной страны, типом цивилизации.

Одна из задач «Всемирной декларации о высшем образовании для XXI века...» призывает высшее образование защищать и укреплять общественные ценности, обеспечивая воспитание молодёжи в их духе, формируя гражданственность личности и расширяя тем самым перспективы гуманизма [2]. Молодёжь - социальная группа, отличающаяся динамизмом, изменчивостью, мобильностью, склонностью к новаторству, решительностью, бескомпромиссностью, максимализмом. Эти черты делают её сильной и надёжной группой населения, с которой связывают будущее. Выпускник университета, как конечный продукт высшего образования, должен сегодня адекватно содействовать потребностям нового общества. Современное студенчество представляет поколение, выросшее в условиях рыночных реформ, что отразилось в их ценностных ориентациях. В их сознании наряду с такими общечеловеческими ценностями, как образование, здоровье, семья, доминирует индивидуальность и материальное благополучие. Для значительной части молодёжи получение качественного образования остаётся ведущей социальной ценностью.

Задача воспитания - ввести молодого человека в мир ценностей, в мир культуры, который он как личность осмысливает, вырабатывает собственное к нему отношение, приобретая независимость, неповторимость, субъектность в его понимании. Воспитание как общественное явление имеет своим назначением исполнение объективной функции взаимодействия между поколениями, овладению общественным опытом: знаниями, практическими умениями и навыками, социальными и духовными отношениями. Оно обеспечивает вхождение молодых людей в жизнь общества, становление их как личностей, как активных субъектов конкретно-исторического процесса.

Воспитание - это объективное конкретно-историческое явление, которое имеет своим содержанием эмпирический опыт познания мира человечеством, постепенно осмысливаемый и теоретически обобщаемый. Воспитание личности происходит только в процессе включения её в деятельность. Чтобы человек овладевал знаниями, ему необходимо осуществлять познавательную деятельность, вовлекая воспитанника в трудовую деятельность, в межличностные отношения и решение коллективных проблем. Эффективное развитие и формирование личности происходит только при условии, если она проявляет высокую активность в организуемой деятельности. Первопричиной активности человека являются те внутренние противоречия между достигнутым и необходимым уровнем развития, которые он переживает в различных жизненных обстоятельствах и которые побуждают его в работе над собой.

Воспитание как саморазвитие и самостановление индивида представляет собой обязательное включение в процессы жизнедеятельности.

Одним из центральных мест в системе воспитания является воспитание культуры поведения. Проблема культуры поведения, успешности развития человека, жизненных ценностей, взаимоотношений между студентами находит отражение на заседаниях педагогических советах, в периодической печати, художественной литературе и др. Культура поведения включает в себя различные стороны нравственного поведения личности: культура общения, культура внешности, культура речи, бытовая культура. Именно культура, по мнению П.А. Флоренского, есть среда, растящая и питающая личность. Освоение любого явления происходит через содержание, формы сложившейся культуры, например через религию, науку, миф и т. д. [9].

В понятие ценности Н.Б. Крылова включает регулятивные компоненты любой культуры, воплощающие идеалы и представления об эталоне. Они находят выражение в нормах, значениях, наиболее типичных для данных культур. По мнению Н.Б. Крыловой, культурная норма - это общепризнанное требование и соответствующее правило, регулирующее поведение людей, всегда соотносящееся с определёнными ценностями [4].

Реалии современного общества требуют особых педагогических подходов к осмыслению содержания новых ценностей. Ценностный подход к изучению педагогических явлений и процессов позволяет охарактеризовать внутреннюю сторону взаимосвязи личности и общества, увидеть личностный аспект ориентации человека. Для этого необходимо обратиться к понятию «ценностные ориентации».

Ценностные ориентации индивида представляют собой основной канал духовной культуры общества, превращение культурных ценностей в стимулы и мотивы практического поведения людей. Формирование ценностных ориентаций во многом способствует процессу развития личности в целом. Педагогический смысл термина «ориентация» имеет два аспекта, означающих процесс и результат.

Ориентация как процесс представляет собой проективные действия от замысла до результата: точный, правильный выбор цели, средств её достижения, оценки действия в сопоставлении с общей направленностью, планами, жизненными ценностями.

Ориентация как результат определяется свободным владением широким кругом знаний и подразумевает одновременно то, что приобретённый человеком уровень - это необходимый фундамент для постоянного поиска развития, совершенствования и углубления имеющихся представлений.

В этом значении, по мнению А.В. Кирьяковой, ориентация характеризуется широтой, гибкостью, эрудицией, проблемностью и предполагает наличие эмоционального состояния уверенности избранного направления мысли, поступка. Педагогический смысл понятия «ориентация», как считает А.В. Кирьяковой, подразумевает рост человека, обретающего жизненные ориентиры, пытаясь найти своё место в мире. Таким образом, процесс ориентации личности в мире ценностей может быть представлен как процесс восхождения её к ценностям общества [3].

Создание ценностного образа мира обеспечивается присвоением ценностей общества личностью. На этой основе происходит становление и развитие ценностных оснований личности. Далее наблюдается преобразование личности на основе присвоения ценности, личность формирует образ «Я», осуществляя самопознание, самооценку. Происходит переоценка ценностей, их большая дифференциация и стабилизация. Далее - прогноз, целеполагание, проектирование, что обеспечивает формирование «образа будущего».

Ценностные ориентации формируются при соотнесении субъективного опыта с бытующими в данном социуме культурными (нравственными) нормами и образцами. Они выражают конкретное понимание целей человеческого существования, жизненные притязания и престижные предпочтения, представления о должном. Динамике ценностных ориентаций способствует:

создание оптимальных психолого-педагогических условий освоения культурных ценностей в образовательных процессах;

понимание механизмов самоопределения и самореализации субъектов образования;

объяснение механизма выбора новых смыслов их деятельности.

Существенный элемент динамики ценностных ориентаций - противоречие между различными противоположными смыслами и значениями, когда у личности возникает противопоставление ценностей друг другу или их рассогласование в структурах старого и нового опыта деятельности. Противоречие переживается и осознаётся личностью как трудность выбора и принятия решения, а иногда и как безвыходная, тупиковая жизненная ситуация. Оно разрешается в процессах рефлексии, переживания неудовлетворённости собой, переосмысления оснований деятельности, нахождения средств реализации новых ценностей. Так, ценностные ориентации становятся выражением изменчивости, динамизма и открытости самой личности [4].

У каждого складывается определённая система представлений о мире, культуре, нравственной сфере, своей профессиональной деятельности. При этом человек постоянно сталкивается с проблемой выбора в различных жизненных, профессиональных ситуациях, основываясь на обретённых им как личностью ценностях. Именно ценностные ориентации определяют содержание направленности личности.

Таким образом, воспитание в вузе должно быть ориентировано на становление профессионала, личностная ориентация которого нравственна, динамична и адаптивна к современному миру.

Список литературы

Бондаревская Е.В. Гуманистическая парадигма личностно-ориентированного образования // Педагогика. - 1997. - №4.

Высшее образование в XXI веке: подходы и практические меры. ЮНЕСКО. - Париж, 1998.

Кирьякова А.И. Теория ориентации личности в мире ценностей: Монография. - Оренбург, 1996.

Крылова Н.Б. Культурология образования - М.: Народное образование, 2000. - 272с.

Панин М.С., Магауова А.С.. Концепция воспитания студенческой молодёжи в вузе // Педагогическое образование и наука - 2002. - №3. - С.22 - 33.

Психология: Словарь / под ред. А.В. Петровского, М.Г. Ярошевского. - М., 1990.

Сластёнин В.А, Артамонова Е.И. Аксиологический аспект содержания современного педагогического образования // Педагогическое образование и наука - 2002. - №.3 - С. 4 - 9.

Щуркова Н.Е. Воспитание: новый взгляд с позиций культуры. - М., 1997.

Флоренский П.А. Оправдание космоса. - СПб. 1994.

О.М. Шеренцова,

филиал Вятского социально-экономического института

г. Слободской

ПОИСК СПОСОБА РЕШЕНИЯ ГЕОМЕТРИЧЕСКОЙ

ЗАДАЧИ

Поиск есть характерное явление человеческой деятельности. Он представляет собой процесс переработки информации. Отсутствие связующей информации между условием и требованием задачи выступает условием возникновения поиска ее решения. Содержание деятельности поиска способа решения задачи можно определить тремя сложными совокупными действиями: обнаружение явно заданной информации, выведение неявно заданной информации и привлечение эвристической информации. Рассматривая поиск в контексте оперирования информацией, можно говорить об информативном поиске. Информативный поиск - это целенаправленная аналитико - синтетическая деятельность. Умение анализировать информацию соотносится с умением извлекать информацию из условия и требования задачи. Под анализом условия понимают выявление такой информации, которая непосредственно не задана условием задачи, но может быть получена в ходе выводных операций.

Под анализом требования задачи понимается выяснение возможных путей ответа на вопрос задачи. Важнейшим компонентом этого умения является умение преобразовывать требование задачи в равносильное. Любое преобразование соотносится с оперированием информацией и приведением её к другому виду. Значит, анализ условия есть получение информации, анализ требования в большей мере характеризует оперирование информацией.

Умение получать новую информацию (выводную или «невыводную») соизмеримо с умением синтезировать. С одной стороны, для получения идеи решения приходится соотносить условие задачи с известным математическим фактом, синтез в таком случае связан с его применением. С другой стороны, возможно привлечение в ходе поиска эвристической информации (базовые, частные, специальные эвристики, эвристические приемы, методы, стратегии), которая порождает выдвижение гипотез, приводит к выдвижению новых оригинальных математических идей. При этом задействован очень важный прием мышления, называемый синтезом через анализ.

Таким образом, информативный поиск согласуется с представлениями о поиске, существующими в методической литературе (В.А. Гусев, Ю.М. Колягин, Г.И. Саранцев).

Поиск способа решения нестандартной задачи находится во взаимосвязи с двумя этапами творческой деятельности: получение информации о задаче, содержащейся непосредственно в формулировке; выполнение действий, порождающих новую информацию выводным или поисковым способом.

Информация, необходимая для отыскания решения, подразделяется на три вида: непосредственно заданная информация; информация выведенная; информация эвристическая.

Информацию первого вида, непосредственно заданную в условии, можно получить, если выделить данные, связи и требование; определить тематическую принадлежность задачи на основе выделения данных; построить чертеж, соответствующий задаче; ввести подходящие обозначения на чертеже; распознать фигуры на чертеже (Е.С. Канин).

В ходе поиска происходит обнаружение или выведение неявно заданной информации - вторичной. Эта информация может быть получена путем: выведения следствий; переосмысления некоторых объектов с точки зрения других понятий; заменой термина его определением; использованием характеристических свойств понятия; интерпретацией символических записей; переводом содержания задачи на язык другой теории. Приведенные действия, с одной стороны, характеризуют умение извлекать информацию, с другой - умение оперировать ранее полученной информацией (Г.И. Саранцев). Существенную роль при поиске способа решения задачи играет эвристическая информация, на основе привлечения которой осуществляется операция преобразования данных. Разнообразие
информации этого вида привело к определенному порядку её использования. Сначала востребованы эвристики логического выведения дополнительных характеристик элементов задачи (базовые и частные), затем менее определенные по составу действий эвристики (специальные), наконец, общие эвристики, не определенные по составу действий для конкретной задачной ситуации.

Привлечение эвристической информации выступает важнейшим средством подключения интуиции к процессу поиска. Основу для «работы» интуиции составляет оперирование полученной и привлеченной информацией, в ходе которого происходит актуализация знаний, обобщенного опыта решения с целью увеличения объема информации, сопоставления имеющихся знаний с целью игнорирования избыточной информации.

Рассмотрим на примере, как осуществляется информативный поиск.

о

м

к

рис. 2

Задача 1. На клетчатой бумаге нарисованы два угла (рис.1). Докажите, что углы равны.

Поиск способа решения начинаем с извлечения явно заданной информации.

Даны два угла, которые находятся в сетке известных отношений - на клетчатой бумаге. Клетка является квадратом.

Поскольку рисунок к задаче дан, введем обозначения и осуществим символьную запись.

Дано: ZAOB и ZMKP (рис.2), ААВО - тупоугольный, АМКР - прямоугольный. Доказать: ZAOB = ZMKP.

Продолжим поиск способа решения с извлечения неявно заданной информации.

Стороны углов заданы отрезками, переосмыслим их в плане других фигур, имеющих место на клетчатой бумаге.

Так, на отрезок OA можно посмотреть как на диагональ квадрата, составленного из четырех клеток, тогда отрезок ВО - диагональ прямоугольника, составленного из двух клеток, отрезок КМ - диагональ прямоугольника, составленного из трех клеток, КР равен одной из сторон этого же прямоугольника.

Пусть сторона клетки-квадрата равна а, тогда каждый из отрезков АО, ВО, КМ и КР можно выразить через а.

Направленность поиску способа решения задачи придаст обращение к требованию задачи и привлечение эвристической информации. Стоит заметить, что сама постановка задачи предполагает использование такой общей эристики как включение объекта в известную структуру с последующим переносом её свойств на исследуемый объект.

Также следует воспользоваться такой эвристикой: «равенство углов можно доказать, если рассмотреть их как соответственные в равных или подобных треугольниках».

Привлечение эвристической информации вновь заставляет нас переосмыслить полученные результаты. Треугольники АВО и МКР не равны и не подобны. ААВО - тупоугольный, АМКР - прямоугольный. Однако из тупоугольного треугольника можно выделить прямоугольный треугольник, если опустить высоту из тупого угла. Соотнесем свои мыслительные действия с рисунком и дополним его (рис.З).

Возможно, что прямоугольные треугольники ВОН и МКР подобны. Для обоснования гипотезы нам необходимо либо установить равенство соответствующих углов (для доказательства этого факта мы и выдвинули гипотезу о подобии, поэтому если следовать этому пути, то произойдет зацикливание в рассуждениях), либо доказать, что стороны треугольников пропорциональны.

в

ч

ч

о

о

м

м

к

рис.З

к

рас..'

Поскольку в треугольнике МКР известно, что МК=аVlO, МР=а, КР=За, то обратимся к треугольнику АОВ. Поставим вопрос, в каком соотношении точка Н делит сторону АО? Для этого посмотрим на отрезок ВН как высоту равнобедренного прямоугольного треугольника.

Тогда из треугольника ВОН BO=aV5, BH=1/2aV2, HO=^aV2 (рис.4)

и

НО _ Ъ/2а^2 _ 1

—" "S9

МК aVlO л/2 ' MP a Jl' КР 3а значит, треугольники ВОН и МРК подобны.

4i

л/5

а

ВО

1 ВН

1

_ /2

а

Следовательно, соответственные углы треугольников равны, в частности ZHOB = ZMKP, поэтому ZAOB = ZMKP. Таким образом, идея решения задачи найдена, она заключается в том, что равенство углов следует из подобия треугольников.

Действия

Иллюстрация

Состав действия

Извлечение явно заданной информации

Дано: ZAOB и ZMKP, ААВО - тупоугольный,

Чтение рисунка Введение обозначения Осуществление символьной записи

АМКР - прямоугольный.

Доказать: ZAOB = ZMKP

Выделение условия и требования Выделение элементов фигур Выделение связей между фигурами и их элементами

Оперирование информацией

ДВОН и ДМРК подобны, следовательно,

соответственные углы треугольников равны

Выведение следствий

Диагонали квадрата

Распознавание ситуаций (образов) применения теорем

Стороны угла как диагонали квадрата и прямоугольника

Переосмысление элементов одной фигуры в плане другой

Угол

Замена термина его определением

Квадрат, равнобедренный прямоугольный треугольник, прямоугольник

Использование свойств понятий

Подобные треугольники

Подведение под понятие

Выполнение рисунков №№2,3,4, осуществление символьной записи

Организация хранения данных

Переход от А АОВ к А ВОН

Фильтрация данных (устранение лишних данных)

Избирательная направленность поиска

Сортировка данных

Привлечение

эвристической

информации

Включение в известную структуру

Общая эвристика

Дополнительное построение

Специальная эвристика

Чтобы доказать равенство углов, можно попытаться доказать, что они являются соответственными в подобных треугольниках

Частная эвристика

Как видим, поиск способа решения геометрической задачи есть целенаправленная деятельность, определяемая тремя сложными действиями по извлечению явно заданной информации, оперированию её и привлечению эвристической информации.

Дадим краткую характеристику каждого действия, адекватного поиску способа решения геометрической задачи, и конкретизируем их действиями, выделенными нами в таблице.

Извлечение явно заданной информации из требования и условия задачи. Это действие связано с умением школьника получать информацию, непосредственно содержащуюся в задаче, делать явным представление всех фактов. Состав действия по извлечению явно заданной информации определяют более простые действия:

Выделение условий задачи, выделение требований.

Выделение понятий, выделение суждений, связывающих эти понятия.

Выделение существенных признаков понятий.

Выделение элементов задачи, выделение связей между элементами.

Контроль над необоснованным расширением состава условий задачи.

Выполнение рисунка, адекватного условию задачи.

Осуществление символьной записи условия и требования.

Рассмотренные действия по извлечению явно заданной информации

приводят к формальному преобразованию задачной информации. Результат, полученный на основе этого действия, характеризует первый уровень владения переборным поиском, который осуществляется на основе распознавания образцов и операции сравнения. Извлечение явно заданной информации позволяет сориентироваться в задачной ситуации, обеспечивает информацией для перебора готовых алгоритмов и способов решения.

Для большинства геометрических задач поиск способа решения задачи не ограничивается обнаружением явно заданной информации. Умение вести результативный поиск зависит от умения оперировать информацией. Существенную роль при этом играют операции логического преобразования. Поэтому оперирование информацией есть её преобразование на логической основе. Результатом такого преобразования следует считать получение выводной информации.

Оперирование информацией связано с умением школьника преобразовывать полученную            информацию. Оперирование

информацией - это прежде всего извлечение неявно заданной информации или умение получать информацию, непосредственно не заданную условием. Действие характеризуется последовательным выведением следствий из непосредственных данных, выведением вторичных следствий, которые являются достаточными условиями для выполнения заключения. Состав действия оперирование информацией определяют более простые действия:

Переходить от понятия к его свойствам.

Заменять термин его определением.

Переосмысливать объекты в плане других понятий.

Распознавать ситуации, удовлетворяющие условию применения теоремы.

Выводить следствия.

Интерпретировать символические записи.

Рассмотренные действия по извлечению неявно заданной информации приводят к преобразованию задачной информации на основе логики. Результат, полученный на основе этого действия, характеризует второй уровень владения поиском. Выводной поиск осуществляется на основе приема преобразования суждений условия (синтетический); приема преобразования суждений заключения, отыскания достаточных оснований справедливости заключения (восходящий анализ), отыскания необходимых признаков справедливости суждения с последующей проверкой обратимости рас­суждений (нисходящий анализ); приема последовательного преобразо­вания то условия, то заключения; приемов косвенного доказательства: 1) метод от противного (истинность доказываемого утверждения устанавливается посредством опровержения противоречащего ему суждения); 2) разделительный метод (доказываемое утверждение рассматривается как один из возможных вариантов предложений, когда все предположения отвергаются, кроме одного).

Получение и оперирование неявно заданной информацией позволяет распознавать в задачной ситуации случаи применения известных математических фактов, обеспечивает информацией для сравнения условий задачи с условиями готовых алгоритмов и аналогичных способов решения.

Привлечение эвристической информации. Цель: активизировать «невыводные» мыслительные процессы. Состав приема определяется общими, специальными и частными эвристиками. Содержание специальных и частных эвристик варьируется в зависимости от конкретной темы. Например, в рамках темы «Площади фигур» можно предложить учащимся следующий примерный перечень частных, специальных, общих эвристик. Назовем некоторые из них.

Общие эвристики:

Эвристика моделирования.

Эвристика включения в известную структуру.

Эвристика изменения общности задачи.

Специальные эвристики:

Триангуляция.

Достраивание до известной конфигурации (фигуры).

Поиск равновеликой фигуры.

«Свободная палетка».

Частные эвристики:

Чтобы вычислить площадь треугольника ABC, можно использовать площадь подобного треугольника MNK и коэффициент

S

подобия - к (или величины сходственных элементов), равный лпс = к[2].

и пополняют общий перечень. Самостоятельность в получении и оперировании эвристиками защищает от формального их перебора в ходе поиска.

Привлечение эвристик дает толчок мысли, вызывает в ней проблески, которые спонтанно не возникали в голове, толкает мысль на новые оригинальные доказательства и решения. Результат, полученный на основе этого действия, характеризует третий уровень владения поиском. Эвристический поиск осуществляется на основе операции сравнения. Для этого рассматривается информация, полученная в ходе поиска решения задачи, и информация, содержащаяся в перечне эвристик. В частности, сравниваются геометрические образы задачной ситуации с опорными конструкциями. Поэтому любые эвристики важно сопровождать рисунком, отражающим условия их применения.

Набор эвристик служит памяткой для применения известных сведений и способов действий в новой задачной ситуации. Полнота системы эвристик активизирует «невыводные» мыслительные процессы, которые позволяют осуществить «перенос» способов действий из задачных ситуаций, описываемых эвристиками, в условия нового поиска. Наличие такого перечня эвристик значительно облегчает поиск способа решения более сложных задач. Соотнесение ранее полученной выведенной информации со списком эвристик позволяет отбросить ряд неперспективных направлений «выводного» поиска.

Наблюдения за деятельностью учеников при поиске способа решения геометрических задач показывают, что работа школьников изменяется после того, как процесс поиска осознается, связывается с конкретными действиями, появляются мотивы для нахождения нескольких способов решения, получения оригинального, эстетически привлекательного решения.

Приведем примеры рассуждений, характеризующих выделенных 3 видов поиска способа решения: переборный, выводной, эвристический. Задача 2. Треугольники BCD и АКЕ равны. В треугольнике АЕСЕ известны АЕС=20см, ZK=54°, ZE=60°. Найти соответствующие стороны и углы треугольника BCD.

Поиск способа решения начинаем с извлечения явно заданной информации. Из условия имеем:

ABCD=AAKE,

АЕС=20см,

ZK=54°,

ZE=60°.

Главная часть поиска решения - увидеть соответствующие искомые элементы. Для этого ученику следует правильно выполнить рисунок, обратиться к определению равенства двух треугольников.

Поиск способа решения некоторые ученики ведут так: будут выписывать все возможные следствия из пункта 1 и получат нужный ответ. Такой поиск и характеризуется как переборный.

Задача 3. Найти площадь закрашенной фигуры (рис.5), если Sabc=S,

МА:МВ=2:1, МО=ОС.

В         с

/ч рис. 5

I способ поиска основан на привлечении вспомогательной фигуры. В роли такой фигуры могут выступить: средняя линия трапеции, высота,

м/

AM.MB-2:1 МО-ОС

Поиск способа решения начинаем с извлечения явно заданной информации. Из условия имеем:

1 - Sabc=S,

МА:МВ=2:1,

МО=ОС.

Найти Saom.

К числу неявно заданной информации относятся условия применения теоремы о соотношении площадей треугольников, имеющих общую высоту. Последовательное распознавание пар таких треугольников (СВМ и САМ, АМО и АСО) приводит ученика к вычислению искомой площади.

Выводную информацию задачи можно получить двумя путями: выписывать следствия из условия задачи и применить метод несовершенного анализа, а также путем отыскания достаточных признаков для нахождения площади искомого треугольника (для того чтобы найти Saom, можно сначала найти Sacm; найти Sacm позволяет соотношение МА:МВ=2:1 и условие Sacb=S).

Такой поиск соответствует выводному поиску способа решения задачи. Следующая задача позволит продемонстрировать эвристический поиск .

Задача А. В трапеции ABCD М - середина DC (рис. 6). Доказать, что площадь ДАМВ равна половине площади трапеции ABCD.

A         D A     D А     с D

рнс.б  Р"с 7  8

прямая, параллельная одной боковой стороне и проходящая через вершину другой боковой стороны, прямая, параллельная основаниям (рис. 7, 8). Набор таких фигур определяется частными эвристиками, формулируемыми в ходе решения задач и доказательства теорем.

II способ поиска решения начнем с приведения сравниваемых фигур к одинаковой форме. В качестве единства может выступить общее основание двух треугольников или общая высота. Ученик оперирует информацией задачи, осуществляя формализацию данных путем преобразования фигуры на рисунке (рис. 9). Цель дополнительного построения определяется либо формализацией данных, либо распознаванием знакомой конструкции.

в

с

Продолжим прямую ВМ до пересечения с нижним основанием трапеции, получим XMDN, равный ДВСМ. Площадь XAMN равна сумме площадей треугольников дАМО и ДВСМ. Переформулируем требование: сравнить площади треугольников АВМ и AMN. Для сравнения можно использовать частные эвристики:

площади треугольников АВМ и AMN, имеющих общую высоту, относятся, как стороны ВМ и MN, к которым проведена эта высота;

треугольники АВМ и AMN можно рассмотреть в составе треугольника ABN, где AM - медиана;

площадь AAMN равна половине площади трапеции ('Л MH2AN), поэтому оставшаяся часть трапеции в виде треугольника АВМ также равна половине площади трапеции ABCD.

Привлечение специальных эвристик, а также взаимосвязанных с ними частных позволяет ученику результативно вести поиск способа решения задачи.

Задача 5. В криволинейный треугольник, ограниченный дугами равных касающихся окружностей и их общей касательной, помещены черный и серый квадраты, как показано на рисунке 10. Докажите, что сторона черного квадрата вдвое больше стороны серого.

рис. 10

Поиск способа решения. Замечаем, что криволинейный треугольник имеет вертикальную ось симметрии, которая разрезает черный квадрат на 2 равных прямоугольника. Правая половина криволинейного

рис.11

Поиск способа решения задачи можно провести как последовательное выведение следствий, как проведение специальных вычислений, однако направленность ученика и учителя на поиск эстетически привлекательного и красивого решения позволяет опираться на наблюдения симметрии, которыми обладают фигуры рисунка. Таким образом, можно утверждать, что существует эстетический поиск, при котором ученик ориентирован на использование эвристик эстетического происхождения.

Таким образом, поиск способа решения геометрической задачи есть деятельность по оперированию информацией, включающая логический, эвристический, информационный, операционно-действенный и эстетический компоненты.

О.А. Коряковцева,

Вятский социально-экономический институт

г. Киров

ВЛИЯНИЕ СЕМЕЙНЫХ ВЗАИМООТНОШЕНИЙ НА АГРЕССИВНОСТЬ ДЕТЕЙ

треугольника имеет наклонную ось симметрии (наклон 45°), из чего можно усмотреть справедливость утверждения задачи (рис.11).

Проблема агрессивности в педагогике, психологии, социологии и других науках в последнее время все чаще выходит на первый план. И связано это с множеством различных факторов: возросшей агрессивностью всего общества, негативными социально - экономическими условиями жизни и особенно с недостатком педагогической и психологической работы, направленной на осознание этой проблемы и нахождение путей снижения уровней агрессивности. В частности, бесспорна актуальность такой работы в рамках семьи, так как в семье закладываются основные социальные нормы, правила и стратегии взаимоотношений. Сочетание личностно-агрессивных тенденций и социальных норм, подпитывающих их, приводят к катастрофическому уровню агрессивности. При этом формы проявления могут быть разными: отказ от процесса социализации, проявляющийся, в частности, в наркомании, алкоголизме, незаинтересованности в получении знаний; суицидные тенденции; нанесение вреда другим.

В связи с этим мы решили обратиться к проблеме влияния семьи на агрессивное поведение детей.

Вопросы семейного воспитания и влияния взаимоотношений в семье на ребенка стали разрабатываться в рамках психолого- педагогического подхода (К.Д. Ушинский, А.С. Макаренко, В.А. Сухомлинский, Е.А. Аркин, А.Н. Леонтьев, А.В. Запорожец, Н.И. Лисина и др.). Авторы, занимающиеся этой проблемой, отводят важную роль раннему опыту воспитания ребенка в конкретной культурной среде, семейным традициям и эмоциональному фону отношений родителей к ребенку.

М. Мид, изучая примитивные сообщества, сделал интересные наблюдения: в тех сообществах, где ребенок имеет негативный опыт, как правило, формируются отрицательные черты личности. В частности, стиль взаимодействия с взрослыми сводится к следующему: мать рано отлучает ребенка от груди, надолго уходит работать, общение с матерью проходит редко. Дальнейшее воспитание остается достаточно суровым, используются частые наказания, враждебность детей по отношению друг к другу не вызывает у взрослого осуждения. В результате формируются такие качества, как тревожность, подозрительность, сильная агрессивность, эгоизм и жестокость.

А.А. Бодалев и другие, проведя обширное обследование, выявили черты детей, пользовавшихся репутацией жестоких и озлобленных. Было отмечено, что такие дети, как правило, имеют склонность к агрессивности по отношению к своим детям. Оценка ребенком другого человека и его действий является простым повторением оценки авторитетным для ребенка взрослым. То есть родители являются этанолом, по которому дети сверяют и строят свое поведение. Передавая социально полезный опыт, родители порой передают и негативные его стороны, являющиеся очень эмоционально заряженным «руководством к действию». Не имея своего личного опыта, ребенок не в состоянии соотнести правильность навязываемых моделей поведения с объективной реальностью. Сами же родители, как заметил Э. Берн, всегда довольны, хотя могут и не показывать вида, когда дети им подражают, пусть даже в самом дурном отношении. Опираясь на полученные данные, можно заключить, что на социализацию агрессии оказывают влияние два основных фактора:

образец отношений и поведения родителей;

характер подкрепления агрессивного поведения со стороны окружающих.

Р. Бэрон, Д. Ричардсон указывают на зависимость между практикой семейного руководства и агрессивным поведением у детей, которая сосредоточилась на характере и строгости наказаний, а также на контроле родителями поведения детей. Было выявлено, что жестокие наказания связаны с относительно высоким уровнем агрессивности у детей, а недостаточный контроль и присмотр за детьми коррелирует с высоким уровнем асоциальное™, зачастую сопровождающимся агрессивным поведением.

К. Левин, Р.С. Сире, Е.Е. Маккоби в своем исследовании также выявили два главных фактора, определяющих возможное развитие агрессивности в поведении ребенка:

Снисходительность, т.е. степень готовности родителей прощать

поступки, понимать и принимать ребенка;

Строгость наказания родителями агрессивных проявлений

ребенка.

Наименее агрессивны те дети, родители которых не были склонны ни к снисходительности, ни к наказанию. Их позиция - в осуждении агрессии и доведении этого до сведения ребенка, но без строгих наказаний в случае проступка. Родители более агрессивных детей вели себя так, как будто любое поведение ребенка прилично, не делая свое отношение более ясным. Однако когда ребенок совершал проступок, он был строго наказан. Строгость родителей, если она последовательна и достаточно чувствительна для ребенка, может привести к подавлению агрессивных импульсов в присутствии родителей, но вне дома ребенок будет вести себя еще более агрессивно. Кроме того, склонный к телесному наказанию родитель, хотя и ненамеренно, подает ребенку пример агрессивного поведения. Ребенок в этом случае делает вывод, что агрессия по отношению к окружающим допустима, но жертву всегда нужно выбирать меньше и слабее себя. Он узнает, что физическая агрессия - средство воздействия на людей и контроля над ними, и будет прибегать к нему при общении с другими детьми.

К тому же, если наказание слишком возбуждает и расстраивает детей, они могут забыть причину, породившую подобные действия родителей. Фактически стратегия социализации в этом случае мешает усвоению правил приемлемого поведения, т.е. после сурового наказания ребенок рассержен или расстроен. Он из-за боли может забыть, за что его наказали.

Наконец, дети, изменившие поведение в результате столь сильного воздействия, скорее всего не сделают нормы, которые им пытаются привить, своими внутренними ценностями, т.е. они повинуются только до тех пор, пока за их поведением наблюдают.

Итак, формирование агрессивных тенденций у детей происходит несколькими путями:

Родители поощряют агрессивность в своих детях непосредственно либо показывают пример (модель) соответствующего поведения по отношению к другим и окружающей среде.

Родители наказывают детей за проявление агрессивности.

Выявлено, что:

Родители, которые очень редко подавляют агрессивность у своих детей, воспитывают в ребенке чрезмерную агрессивность.

Родители, которые не наказывают своих детей за проявление агрессивности, вероятнее всего, воспитывают в них чрезмерную агрессивность.

Родителям, разумно подавляющим агрессивность у своих детей, как правило, удается воспитать умение владеть собой в ситуациях, провоцирующих агрессивное поведение.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что неправильное отношение к ребенку в семье ведет к формированию агрессивных тенденций в его поведении, а эта проблема сегодня представляет собой большой научно-исследовательский интерес.

Е.В. Болтачева,

Вятский социально-экономический институт

г. Киров

К ПРОБЛЕМЕ АДАПТАЦИИ ЮНОШЕЙ И ДЕВУШЕК

В УСЛОВИЯХ СТУДЕНЧЕСКОГО ОБЩЕЖИТИЯ

Происходящие в российском обществе изменения затрагивают все стороны образовательного процесса, значительно усложняя содержание воспитательной работы воспитателя, педагога и учителя. Особую тревогу вызывают прогрессирующая повышенная тревожность молодежи и их духовная опустошенность. Наиболее заметно это становится среди юношей и девушек, проживающих в студенческом общежитии.

Сегодня с особой остротой встает проблема взаимодействия воспитательных институтов как основных институтов, оказывающих сильное влияние на формирование нравственных ценностей, устоев и идеалов. Период постсоветской истории, вызвавший разрушение идеалов и ценностей, значительно усугубил «воспитательное пространство» социума. С одной стороны, образовательные учреждения утратили свои воспитательные позиции, с другой - претерпели значительные изменения сами ценности. Устойчивая тенденция роста наркомании, употребления алкоголя, случайных сексуальных связей, суицида и т. д. свидетельствуют о том, что проблема адаптации студентов, приехавших в город из сельской местности, вызывает закономерный интерес исследователей, педагогов-практиков, широких кругов общественности.

Многолетний эмпирический опыт работы с данной категорией студентов показывает, что только систематическая воспитательная работа поможет молодежи правильно адаптироваться в условиях самостоятельной жизни в городском социуме, вдали от опеки родителей. Наиболее эффективными формами работы с юношами и девушками в условиях студенческого общежития мы считаем следующие:

индивидуальные беседы;

беседы специалистов (врач-нарколог, гинеколог, терапевт, инспектор по делам несовершеннолетних, юрист, участковый инспектор и т.д.) с использованием наглядно-демонстрационного материала и видеомагнитофона;

групповые и индивидуальные беседы с психологом;

совместная работа с классными руководителями студенческих групп;

вовлечение студентов в органы студенческого самоуправления (Совет общежития);

вовлечение студентов через выборы в работу культмассового сектора (организация культурных мероприятий), редколлегию (оформление стендов, выпуск стенгазет), санитарную комиссию (отслеживание чистоты и порядка в комнатах) и т. д.;

выборы старост этажей.

Таким образом, исследований, посвященных адаптации студентов в условиях общежития, крайне недостаточно. Остаются малоизученными вопросы анализа обстоятельств среды проживания студентов, выявления взаимосвязи между условиями самореализации студентов, приехавших из сельской местности, и снижением явлений негативного антисоциального поведения молодежи.

СОДЕРЖАНИЕ

TOC o "1-3" h z Предисловие          3

ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ НА СОВРЕМЕННОМ ЭТАПЕ РАЗВИТИЯ ОБЩЕСТВА

Островский Н.В. Критерии устойчивого развития: Национальные аспекты    4

Горягина Н.А., Алъкина Е.С., Толумбаева С.Н. Этапы развития бухгалтерского учета в России            8

Куръянов AM. Особенности взаимодействия денежного и реального секторов трансформационной экономики    10

Зайцева Е.Н. Проблемы отражения изменения валютных курсов        14

Молчанова О.В. Роль государства в развитии предпринимательства 16

Молчанова О.В. Правовое регулирование предпринимательской деятельности.... 18

Ужщкий А.В. Маркетинговые стратегии предприятий оборонно - промышленного комплекса России»        21

Лаврова М.И., Лавров Г.И. Проблемы взаимодействия государственной власти и местного самоуправления в стратегии развития регионов РФ         22

Резуник А.В. Инфраструктура информационного обеспечения предпринимательской деятельности            34

Сунцов В. Регулирование отношений недропользования в РФ (на примере нефти)          35

Клименкова Ю.В. Изменения в мотивации работников сельского хозяйства на современном этапе            41

ДУХОВНАЯ КУЛЬТУРА СОВРЕМЕННОГО РОССИЙСКОГО ОБЩЕСТВА

Кодолов В А. О некоторых проблемах соблюдения принципа законности в России            44

Сюткин А.Н. Влияние русской православной церкви на духовное развитие российского общества            56

Ордина ОН. К. Леонтьев: поиск духовного совершенства            58

Камионко Н.Е. Гимн как фактор социокультурной коммуникации          67

Добрякова Л., Штрамелъ Е.В., Толумбаева С.Н. Проблемы духовного возрождения России      68

Плаксина О. Великорецкий крестный ход - путь к духовному возрождению России            70

Кондакова К А. Идеалы любви в российском обществе    73

Галкина ЕЛ., Седракян ЖМ. Восстановить в человеке образ Божий - задача истинного образования            74

Челяпина О.В. Социально-экономическая проблема в России  76

АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ПСИХОЛОГИИ И ПЕДАГОГИКИ

Булдакова Н.В. Подготовка будущих учителей начальных классов как педагогическая проблема            78

БаеваЕА. Образовательная политика России в контексте Болконского процесса. 86

Костылева Н.В. Роль семьи в социальной адаптации подростков с задержкой психического развития       91

Мунтян И.Ю. Молодежь: проблема семьи и брака у студентов   101

Глубоковских Т.В. Психолого-педагогические особенности девиантного поведения подростков            102

Кононова ЕЮ. Коммуникативный компонент в структуре обучения: теоретические подходы      110

Волченкова Е.В. Проблемы формирования культуры поведения учащихся             119

Корепанова И.Г. Воспитание молодежи                    122

Шеренцова ОМ. Поиск способа решения геометрической задачи                    128

Коряковцева, О.А. Влияние семейных взаимоотношений на агрессивность детей 138

Болтачева Е.В. К проблеме адаптации юношей и девушек в условиях студенческого общежития            141

Научное издание

Социально-экономическая ситуация в России: состояние и перспективы

Сборник статей и материалов региональной научной конференции студентов и аспирантов

(г. Киров, 25 января 2005 г.)

Под общей редакцией

доктора педагогических наук, профессора

Натальи Сергеевны Александровой-, кандидата философских наук, доцента Владимира Сергеевича Сизова; кандидата исторических наук Сергея Александровича Трушкова (отв. редактор)

Подписано в печать 17.01.2005 Объем 9 п.л. Заказ Формат 60x 84 1/16 Тираж 200 экз.

[1] Анализ данных (как для больших, так и для малых открытых экономик) позволяет предположить, что вследствие систематических отклонений от закона единой цены эффекты от изменений валютного курса неполным образом передаются на экспортно-импортные цены [3]. Некоторые авторы утверждают, что причинами указанного эффекта являются вязкие цены и издержки "меню" [6].

[2]      Чтобы вычислить площадь трапеции, можно использовать формулу площади произвольного четырехугольника.

Эвристики не даются учащимся в готовом виде, а составляются школьниками в процессе изучения темы и дополняются в ходе изучения других тем. Условием получения и систематизации эвристик выступает целенаправленная периодическая работа с задачами и теоремами. Полученные соотношения и закономерности самостоятельно формулируются в виде эвристик, соотносятся с тематическим разделом